Марк Блау Грандмастер

Чем прославился Владимир Шухов? 4. Роман с революцией

Стальная башня, водруженная в Париже, раскрыла возможности и красоту стальных конструкций и на весь мир прославила французского инженера Гюстава Эйфеля. И как тут не вспомнить все ту же бестолковую борьбу за утверждение российского приоритета во всех возможных областях науки и техники.

Шуховская башня Фото: Источник

Перейти к третьей части статьи

В ходе этой борьбы никто не вспомнил, что на территории Советского Союза высились несколько удивительно красивых стальных башен, которые, без всякого сомнения, были образцами лучших в мире достижений инженерной мысли. Да, в общем-то, такими образцами они и остались.

Уж и Советского Союза давно нет, а башни, которые называют Шуховскими — по имени их проектировщика инженера Г. В. Шухова, до сих пор стоят.

Самая известная среди них — телевизионная башня в Москве. Это сооружение высотой в 148,3 метра находится в районе улицы Шаболовка, из-за чего ее часто называют Шаболовской.

Долгие годы изображение Шуховской башни являлось эмблемой советского телевидения. А заставкой знаменитого «Голубого огонька» была фотография решетчатой башни, уходящей в небо, снятая изнутри самой этой башни.

Шуховская башня была символом «Голубого огонька»
Шуховская башня была символом «Голубого огонька»
Фото: ru.wikipedia.org

Революцию В. Г. Шухов встретил в том возрасте, когда любые перевороты не в радость, а любые изменения — к худшему. Будь у него другая, гуманитарная, профессия, Владимира Григорьевича быстро бы расстреляли, как «контрика», своего скепсиса по отношению к большевистской власти не скрывающего. Или как отца двух белых офицеров. Или по какому-нибудь другому обвинению. Скажем, в дружбе с Колчаком.

Но дружба В. Г. Шухова со сталью оказалась более веским аргументом. В конце июля 1919 года В. И. Ленин подписал постановление о создании в Москве радиостанции имени Коминтерна. Предполагалось, что могучие передатчики и высокая радиобашня обеспечат надежную и постоянную связь с западными государствами и с окраинами Республики. Шухов предложил построить башню из девяти гиперболоидных секций. Высота такой башни достигала бы 350 метров, а ее вес был бы 2200 тонн.

Информация к размышлению: высота Эйфелевой башни была 300 метров, а весила она втрое больше. Инженер Шухов мог бы перекрыть достижения инженера Эйфеля! И, судя по сохранившимся чертежам, Шуховская башня могла бы стать красивее Эйфелевой.

Однако советской власти такой прыжок оказался не по силам. Где же в разгар Гражданской войны найти 2200 тонн стали? Поэтому грандиозную задумку урезали до шестисекционной башни высотой 150 метров. Вес такой «девочки» должен был быть всего 240 тонн.

Но и 240 тонн высококачественной стали достать в стране победившего пролетариата было проблематично. Работы по строительству начались с большим опозданием — 14 марта 1920 года. Да и шли эти работы совсем не восемь месяцев, как планировалось. Уже тогда оказалось, что бич любого строительства при социализме — дефицит. Как говорил один профессор черной магии, «что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!» Не было инструментов, не было подъемников, не было дров для отопления конторы. Рабочие-верхолазы и инженеры получали так мало, что их впору было называть энтузиастами.

Как уже сказано, подъемных кранов на стройке не предполагалось. Как же поднимать вверх огромные секции? Шухов нашел выход из положения. Каждая секция длиной 25 метров собиралась внутри башни, после чего с помощью лебедок поднималась к месту установки. Таким образом, сама башня (ее нижние секции) служила краном. Решение было остроумное и необычное, как и все другие решения великого русского инженера.

Так строили Шаболовскую башню
Так строили Шаболовскую башню
Фото: Источник

В таком бардаке не могло не произойти неприятности. Она и произошла. 29 июня 1921 года при подъеме четвертой секции сломалась третья секция. Падая, четвертая секция повредила еще две нижние секции. Рабочие не пострадали, но строительство следовало начинать заново.

Комиссия по расследованию установила, что причиной аварии стало плохое качество металла. Но у пролетарской юстиции на этот счет имелось свое мнение. Шухова признали виновным и приговорили к расстрелу. Но — внимание! — условно. Что сие значит, инженеру не объяснили. То ли расстрел по окончании работ, то ли помилование тогда же.

Памятник В. Шухову в Москве на Сретенском бульваре
Памятник В. Шухову в Москве на Сретенском бульваре
Фото: ru.wikipedia.org

В любом случае 19 марта 1922 года были завершены работы по возведению Шаболовской (она же Шуховская) радиобашни. Инженера В. Г. Шухова не расстреляли, но и официальной отмены приговора он не дождался. В общем, получилось, как у героя одной из песен В. Высоцкого:

А что не дострелили —
Так я, брат, даже рад.

А уж мы, потомки, как рады, что еще семнадцать лет инженер Шухов занимался любимым делом своей жизни — инженерным творчеством!

В 1927—1929 годах по его проекту и под его руководством на Оке неподалеку от Нижнего Новгорода были построены три пары опор для линии электропередач в виде гиперболоидных башен высотой 128, 68 и 20 метров. В настоящее время из всех этих шуховских башен осталась только одна, самая высокая. И, наверное, самая красивая. Потому что у шуховских башен высота и красота взаимосвязаны.

Шуховские башни на Оке возле города Дзержинска. Было три…
Шуховские башни на Оке возле города Дзержинска. Было три…
Фото: Источник
Осталась одна
Осталась одна
Фото: Источник

После строительства башни на Шаболовке советская власть малость ослабила хватку. «Недорастреленный» Шухов к концу жизни был осыпан немалыми милостями. Он стал Героем труда, лауреатом Ленинской премии, академиком. Но главное — карательные органы не трогали ни его, ни членов его семьи.

За следующие десять лет работы под руководством Владимира Шухова были построены мосты и нефтепроводы, опоры линий электропередач и туннели московского метро. Последний проект великого инженера — выпрямление башни минарета медресе Улугбека в Самарканде.

В 1939 году жизнь великого русского изобретателя трагически оборвалась. От случайно опрокинутой свечи вспыхнула рубашка, и Владимир Григорьевич получил сильнейшие ожоги. Через пять дней 85-летний инженер скончался.

Статья опубликована в выпуске 6.01.2019

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Можно было бы так уж не ликовать над тотальным дефицитом в 20-е годы. Горе-реформаторы-рыночники (Гайдаро-Чубайсы) наломали дров в достатке и в мирное время с сорганизовали ущерб народному хозяйству, сопоставимый с потерями в ВОВ.
    Статья по моде, с излишним политакцентом. Оценка:4

    • Сергей Дмитриев, причем здесь политакцент? Представьте себя на месте успешного и немолодого человека, завоевавшего все свои успехи собственными руками и головой, когда вдруг весь социальный уклад вокруг ломается к чертям. Какие-то мальчишки с маузерами тащат тебя в ЧК и приговаривают к расстрелу, пусть даже условно. Честь и хвала Шухову, что он не поехал разумом, а также не уехал за границу. Он бы прекрасно устроился в США. Откуда, кстати, в 1930-х годах ему пришли значительные средства за внедрение разработанного им крекинг-процесса. Ясно, что в присутствии чекистов он сказал, что ни в чем не нуждается и отдал деньги советской власти.
      А то, что Шуховская башня не стала выше Эйфелевой мне, как инженеру, очень жалко.

      • Сергей Дмитриев Сергей Дмитриев Мастер 6 января 2019 в 21:06 отредактирован 6 января 2019 в 21:09

        Марк Блау, зеркально "социальный уклад поломался к чертям" ...в 91-м году". = Пришли какие-то мальчишки, не нюхавшие пороха производства", (Гайдар и Ко) = и начали "качать права", как решать накопившиеся проблемы экономики. И ввергли Союз с отработанными связями в очередные "великие потрясения" с печальными результатами по всем азимутам.
        Местные авиалинии с аэродромами крякнули, свои самолёты на международных линиях стали "белыми воронами". ... И это только верхушка айсбега потерь.