Сергей Курий Грандмастер

Стихосложение-30. Подведение итогов. Что нужно, чтобы писать хорошие стихи?

Вот и подошёл к концу мой объёмный цикл, посвящённый приёмам и особенностям стихосложения. Сразу скажу, что адресовался он не специалистам, а дилетантам, которые не только хотят писать свои стихи, но и лучше понимать стихи чужие.

Джон Сингер Сарджент, «Аполлон и музы», 1921 г. Фото: artchive.ru

Перейти к предыдущей части статьи

Я старался, чтобы язык моих статей был, по возможности, простым, доступным и интересным. Надеюсь, что после них читателям будет легче перейти к более серьёзным и авторитетным учебникам. Ну, а мне осталось подвести некий итог и выделить главные тезисы данного цикла.

Итак…

1. Самое главное качество настоящего поэта — жгучая потребность в написании стихотворений. Стимул может быть самый разный, но без этой внутренней потребности — никуда! Как метко пошутил Г. К. Лихтенберг:

Родители, которые замечают, что их сын хочет стать профессиональным поэтом, должны пороть его до тех пор, пока он либо не бросит стихоплётства, либо не станет великим поэтом.

Георг Кристоф Лихтенберг
Георг Кристоф Лихтенберг
Фото: Johann Ludwig Strecker, ru.wikipedia.org

2. Неважно, с чего начнется ваш интерес к поэзии — со сказок Чуковского, стихов Пушкина, поэзии футуристов или текстов песен группы «Кино». Но если вы захотите стать полноценным поэтом, вам просто необходимо читать, знать, понимать и любить именно классику.

Столь элементарное правило, как ни странно, понятно далеко не каждому начинающему поэту. Многие творят по принципу «Чукча — не читатель, чукча — писатель», а на вопрос, кто их любимые поэты, от силы могут вспомнить разве что Пушкина, Лермонтова и Есенина. При этом можно с уверенностью сказать, что и этих поэтов они знают в пределах школьного курса. А ведь для полноценного творчества надо знать разнообразную поэзию, опыт которой бесценен. Не обязательно всю её любить, но знать нужно.

3. Старайтесь не писать в стол. Ищите своего читателя. Ищите или создавайте свою поэтическую среду. Поэту крайне тяжело творить без адекватных читателей, критики и коллег (соратников или соперников, неважно). Мало кто способен объективно оценивать свое творчество, а многие ошибки и недочеты вообще заметны только постороннему глазу.

Вильям Адольф Бугро, «Вдохновение», 1898 г.
Вильям Адольф Бугро, «Вдохновение», 1898 г.
Фото: artchive.ru

4. Главный источник стихотворчества — вдохновение. Стяжайте его, как стяжали христианские подвижники Святой Дух. Не превращайте стихи в зарифмованную прозу. Запомните хорошую формулу С. Аксёненко:

Настоящая поэзия не есть мысли, настоящая поэзия не есть чувства; настоящая поэзия есть чистый дух, чистое вдохновение, ритм которого рождает и мысли, и чувства.

5. Маяковский в своей работе «Как делать стихи» написал:

…я не даю никаких правил для того, чтобы человек стал поэтом, чтобы он писал стихи. Таких правил вообще нет. Поэтом называется человек, который именно и создает эти самые поэтические правила.

И действительно, особо жестких правил в поэзии нет. Само развитие поэзии часто и заключается в опровержении и изменении старых правил и создании новых. Однако экспериментаторство возможно лишь при условии, что вам знаком прошлый опыт поэзии, если вы владеете ее элементарным арсеналом.

В. Маяковский:
Человек, впервые формулировавший, что «два и два четыре», — великий математик, если даже он получил эту истину из складывания двух окурков с двумя окурками. Все дальнейшие люди, хотя бы они складывали неизмеримо большие вещи, например, паровоз с паровозом, — все эти люди — не математики.

Представьте музыканта, который свои беспорядочные удары по клавишам называет авангардной симфонией, но при этом не может написать элементарной мелодичной трехаккордной мелодии. Разве это музыкант? И разве можно назвать художником того, кто рисует черные квадраты или разноцветные пятна, но сам не в состоянии изобразить всем знакомую собачку? Так точно и поэт, не умеющий писать стихотворения с рифмами и ясным размером, вряд ли экспериментатор. Скорее всего он — лентяй и неумеха.

Эжен Делакруа, «Автопортрет», 1837 г.
Эжен Делакруа, «Автопортрет», 1837 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Конечно, настоящему поэту просто необходимо чувство беспредельной внутренней свободы. Но именно знание предыдущего опыта и дает эту внутреннюю свободу. Об этом гениально написал Эжен Делакруа:

Необходимо постоянно изучать технику своего искусства, чтобы не думать о ней в минуты творчества.

Очень важно, чтобы это знание освобождало поэта, а не сковывало его по рукам и по ногам, не превращало живой огонь вдохновения в мертвую математику.

С. Маршак:
…никакие нововведения в поэзии, никакие ее завоевания в области формы, никакое совершенствование общепоэтической техники не облегчают работу поэта, не уменьшают его душевных затрат, не делают поэтический труд общедоступным. Как я уже говорил однажды, формально упражняться в искусстве версификации (поэтической технике — С.К.) — все равно, что учиться плавать на суше.

6. Никакая теория не будет иметь смысла без постоянной практики. Практика, то есть собственно писание стихов — для поэта ВСЁ.

Не бойтесь прослыть графоманом. На первых порах обильное стихотворчество пойдет только на пользу, ведь именно так вы оттачиваете своё мастерство, стараетесь достигнуть совершенства. Не падайте духом от первых неудач. Ни один поэт не рождался сразу великим. Как говаривал, по-моему, Б. Шоу, прежде чем написать хорошую книгу, вы непременно напишете несколько плохих — это же правило относится и к хорошим стихам.

Бернард Шоу
Бернард Шоу
Фото: ru.wikipedia.org

Вдохновения вам, упорства и успехов!

Статья опубликована в выпуске 3.03.2020

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Спасибо за такой интересный цикл статей. Многие технические тонкости узнала впервые. Многие рассуждения и наблюдения были очень близки и понятны. Например о том, что в поэзии смыслы рождаются из ритмов и созвучий. Что худо-бедно зарифмованная мысль — это ещё не стихи. Что доморощенные сочинители часто совершенно не чувствуют размера и почти не знакомы с "большой поэзией". А ещё меня как педантичного библиотекаря чрезвычайно восхитили советы по организации хранения своих творений). Ну и сам масштаб цикла, конечно.

    • Наталья Осокина,
      Учитывая, что я не профессиональный лингвист или литературовед, очень приятно слышать столь высокую оценку моего труда. Спасибо!