• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Александр Смирнов Грандмастер

Каким был архитектурный авангард в СССР 1920-х? Часть 2

Еще большее внимание форме уделяют рационалисты. Неспроста в группу АСНОВА какое-то время входил и Константин Мельников. Но он «слишком» самобытен и далее ни в каких творческих объединениях не участвовал.

Тверская улица, 6 строения 3 и 5. Архитектор Николай Ладовский Фото: Евгений Чесноков, rblogger.ru

Перейти к первой части статьи

А вот работы лидера рационалистов Николая Ладовского. К сожалению, очень мало построившего на практике…

Два жилых дома на Тверской:

Тверская улица, 6 строение 3. Архитектор Николай Ладовский
Тверская улица, 6 строение 3. Архитектор Николай Ладовский
Фото: Евгений Чесноков, rblogger.ru

Южный павильон станции метро «Красные ворота».

Станция метро «Красные ворота»
Станция метро «Красные ворота»
Фото: rivershkiper.livejournal.com

Станция метро «Площадь Дзержинского», ныне «Лубянка».

Станция метро «Площадь Дзержинского»
Станция метро «Площадь Дзержинского»
Фото: typical-moscow.ru

Обратим внимание, при всей лаконичности — это никак не конструктивизм. И вестибюль «Красных ворот», и зал «Лубянки» — выраженно динамические структуры. И это совсем иная эстетика, нежели у того же Мельникова!

Наконец, Иван Леонидов, которого обычно называют мастером «бумажной архитектуры». Действительно, из множества его замечательных и уникальных проектов на практике реализован один — лестница в Кисловодске…

Между прочим, это о Леонидове Корбюзье говорил как об обладателе абсолютного «архитектурного слуха». Увы, кажется, его проекты опередили время!

И конечно, сам Ле Корбюзье, построивший в Москве свое первое большое здание. Занятно, что авторитетнейший уже тогда модернист Корбюзье, на идеи которого ориентировались и архитекторы молодой Страны Советов, в то время строил меньше, чем его здешние ученики.

Здание Центросоюза. Проект французского архитектора Ле Корбюзье при участии Пьера Жаннере и Николая Колли
Здание Центросоюза. Проект французского архитектора Ле Корбюзье при участии Пьера Жаннере и Николая Колли
Фото: Ludvig14, ru.wikipedia.org

Представленный им на конкурс проект не выиграл и был принят по коллегиальному требованию советских коллег. Швейцарец здесь реализует все пять своих принципов: каркасное здание, на опорах, свободный фасад с ленточным остеклением, свободная планировка, эксплуатируемая кровля. Вместо лестниц — пандусы, по которым удобно передвигаться быстро и не глядя под ноги, да ещё и везти тележку с бумагами. Вроде бы сугубо функциональное здание, но его интерьеры удивительно красивы.

Но архитектура раннего СССР — это не только авангард.

Это Центральный дом культуры железнодорожников Щусева, между прочим — постройки 1927−28 годов, эпохи расцвета конструктивизма.

Центральный дом культуры железнодорожников
Центральный дом культуры железнодорожников
Фото: progulkipomoskve.ru

А вот совершенно неоклассический Дом на Моховой Ивана Жолтовского:

Дом на Моховой
Дом на Моховой
Фото: NVO, ru.wikipedia.org

Да, это начало 1930-х, переход к сталинской архитектуре уже наметился, но… об этом еще не знают. Авангардисты критикуют Жолтовского, в столице строятся клубы и гаражи Мельникова.

При том, что и Щусев, и Жолтовский умели строить и в современном стиле архитектуры:

Москва. МОГЭС. 1924 г.
Москва. МОГЭС. 1924 г.
Фото: arx.novosibdom.ru

Между прочим, конструктивно Дом на Моховой — вполне модернистский, на железобетонном каркасе.

Да и авангард в это время очень разный. Вот Центральный Телеграф, проект Ивана Рерберга. Обратите внимание, Википедия относит его одновременно и к конструктивизму, и к рациональному модерну. А еще это здание можно отнести и к ар-деко, тоже формирующемуся в это время и поэтому также как бы авангардному.

А это авангардная разновидность неоклассицизма (т. н. «пролетарская классика») Ивана Фомина, с упрощённым ордером, редуцированным декором, но вполне классическими формами.

Дом общества «Динамо»
Дом общества «Динамо»
Фото: Ludvig14, ru.wikipedia.org
Здание Народного комиссариата путей сообщения
Здание Народного комиссариата путей сообщения
Фото: NVO, ru.wikipedia.org

«Облегчить» классику, сделать ее понятнее широким массам. Например, упростить и укрупнить ордерные элементы. Убрать у колонн базу и капитель, энтазис, каннелюры. Сами колонны объединить по две. И «вытянуть» их на всю высоту здания.

Дешевле, проще, не требует высокой квалификации от строителей — вспомним, это 1920-е годы, страна только восстанавливается из разрухи. Да и никуда не деться от веяния времени — отказа от намеренного декорирования, а советские архитекторы пристально следят за новейшими мировыми тенденциями.

Идея Фомина: классика вечна, но у каждого времени — своя.

По сути, в 1920-х и собственно конструктивизма, как единого стиля архитектуры, еще нет. Есть, скорее, метод разработки зданий и градостроительства, основанный на анализе их функциональных особенностей, не пренебрегая и художественной, эстетической стороной.

Особого единства нет. Все строят хотя бы немного, но по-разному; разные творческие группы выводят на передний план собственные принципы для одной и той же функциональной архитектуры.

В том же ВХУТЕМАСе в начале-середине 20-х идет серьезная борьба-конкуренция между «классиками» и «модернистами». Это сейчас ВХУТЕМАС воспринимается как, прежде всего, центр архитектурного авангарда. На самом деле, модернисты, или точнее, авангардисты, не составляли там большинства. И преподают там не только бывшие авангардисты, но и такие классики, как Шехтель, Жолтовский, Щусев, Фаворский, Флоренский…

И ведь во ВХУТЕМАС архитектура — лишь одно из направлений, да и ВХУТЕМАС — не единственное художественное и архитектурное учебное заведение. Хотя всем понятно, что для качественного обучения требуется определенная упорядоченность.

Она появится. И в обучении будущих архитекторов, и в самой советской архитектуре, постепенно приведенной к единообразию.

Первое — безусловно, пойдет на пользу. Второе… здесь каждый пускай оценивает сам.

Но пока на дворе середина 1920-х — начало 1930-х, и в архитектуре СССР процветает стилевое многообразие. Страна строится! Архитекторы востребованы. Строят много и строят по-разному.

В кратком и поверхностном обзоре не охватить даже основного!

И в качестве финальной иллюстрации еще одно, ныне разрушенное и замененное новоделом здание, построенное в период перехода от авангардной к «сталинской» архитектуре.

Гостиница «Москва».

Проект Л.И. Савельева и О.А. Стапрана
Проект Л. И. Савельева и О.А. Стапрана
Фото: teachron.livejournal.com

Ой… Прошу прощения, это — победивший в конкурсе проект Л. И. Савельева и О. А. Стапрана, сотрудников Щусева.

Примерно так «Москва» должна была выглядеть. Строители даже успели поставить каркас, основу здания, но… Серьезное строительство — дело не самое быстрое, а конъюнктура стремительно менялась, конструктивистское здание сочли не вполне соответствующим месту и времени.

И на помощь молодым коллегам позвали Щусева.

Гостиница «Москва». 1977 г.
Гостиница «Москва». 1977 г.
Фото: retromap.ru

Академик (в тот момент Императорской академии художеств, через 10 лет — Академии наук СССР) не подвел: перелицевал конструктивистское здание в духе неоклассицизма.

Столица советского государства получила одну из крупнейших своих гостиниц, а история архитектуры — своеобразный символ того, как политика влияет на искусство…

Статья опубликована в выпуске 18.09.2020

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: