Ольга Бобрышева Мастер

Зачем целоваться под омелой?

Впервые этот вопрос занял меня лет в пятнадцать, когда я смотрела фильм про отважного Бэтмена. Соответственный антураж присутствовал: в рождественском зале с потолка свисал зелёный кустик, на который героиня и обратила внимание. И даже, помнится, сказала тогда что-то из серии: «О, боже, мы целуемся под омелой!» Размышлять об этом было некогда, сюжет лихо раскручивался и без того…
Когда же в последнем фильме о Гарри Поттере с потолка мистически сползла какая-то зелень и герои, отметив, что это омела — немедленно бросились целоваться — мне стало по-настоящему любопытно.

Поиск корней этого обычая привёл к кельтам. Точнее, к кельтским жрецам — таинственным друидам, которые проживали на территории нынешней Англии и самым активным образом использовали силу трав, справедливо считая волшебным всё — от лопуха до сосны.
Омела среди друидов имела скромное звание «всецелителя», и любой кудесник того времени, скорее всего, сказал бы вам, что нет ничего священнее омелы, особенно, если она произрастает на дубе.

Так как растение это полупаразит, ее кустики сидят на ветвях деревьев, напоминая грачиные гнёзда, и в народе именуются «ведьмиными мётлами». Мы, изучающие ботанику в пятом классе и живущие с каналом «Дискавери», — ничего удивительного в этом не видим.
Друидские же чародеи растение, выросшее без корней, не на земле, а прямо на дереве, расценивали, очевидно, как нечто сверхъестественное, свалившееся прямо с неба. Срывали омелу с соблюдением сложных обрядов: в шестой день луны жрец в белом одеянии взбирался на дерево и, срезав растение золотым серпом, клал его на кусок белой ткани. Омела должна была быть сорвана без применения железа, а сорванная — не коснуться земли. Коснувшись земли, это небесное растение подверглось бы осквернению и лишилось своей силы.

Правильно добытая омела считалась хорошим лекарством от эпилепсии, помогала забеременеть женщинам — если те носили ее при себе, отличнейшим образом исцеляла язвы, посредством наружного и внутреннего применения, а так же являлась одинаково прекрасной отравой и верным средством против любого яда — в зависимости от цели, которую ставил перед собой колдун.

Древнеримский ученый Плиний Старший, еще в I веке нашей эры описывая нравы друидов, отметил, что омела в их верованиях занимала одно из ведущих мест в борьбе с нечистой силой. Возможно поэтому изящное вечнозеленое растение стали использовать и в качестве рождественского украшения — как домашний оберег. А вместе с первыми переселенцами староанглийский обычай перекочевал за океан — в Америку. Но поскольку в Америке омела не растет, ее место занял в домах похожий на нее форадендрон.

Но вернёмся-таки к поцелуям… Истоки этого обычая можно найти в Скандинавии. Там омела была символом мира, и враги, встретившиеся под деревом, на котором она росла, обязаны были сложить оружие.

Серьёзность обычая немного пошатнули рождественские настроения. Те самые, которые вынимают из глубоких тайников наших душ веру в чудеса и заставляют нас смотреть на мир снисходительнее и добрее. Они-то и придали обряду мистически-чувственную, совершенно волшебную окраску. Поцелуй под висящей на потолке омелой стал считаться приносящим вечную любовь. Более того, некоторые знатоки уверяют и по сей день, что он должен привести к неизбежному браку.

Но думается мне, что если за поцелуем под омелой и не последует немедленный визит в ЗАГС, расстраиваться не стоит. Хотя бы потому, что какой-нибудь друидский знахарь, видя такое дело под «всецелителем», наверняка бы пробубнил что-то типа: целуйтесь на здоровье…

Обновлено 2.04.2014
Статья размещена на сайте 2.11.2007

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: