• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Наталья Наумова Грандмастер

Кто заставил петь Эсмеральду?

О ранней опере Александра Даргомыжского

Текст романтического произведения — пылкий и горестный — открывает дорогу прочтениям в других видах искусства. И узоры, навеянные литературой, вышиваются по разной канве — музыкальной, хореографической, живописной… Многое бывает переосмыслено. Но первоисточник видим и узнаваем, как очертания подводного дворца под волнами…

Предполагаемый автор Томас Сидни Купер, «Эсмеральда и ее козел Джали» Фото: bonhams.com

Александр Сергеевич Даргомыжский мечтал о создании большой романтической оперы. К роману Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери» композитор обратился по совету поэта Василия Жуковского. Водоворот возвышенных романтических страстей захватил воображение молодого Даргомыжского.

Композитор работал над оперой «Эсмеральда» четыре года. Первоначально музыка была написана на французское либретто самого Гюго, а затем Даргомыжский создал свой вариант текста на русском языке. Окончательно опера была завершена в 1842 году. Не сразу удалось добиться постановки. Премьера состоялась лишь 5 декабря 1847 года в Москве. Успех был велик, Даргомыжского вызывали восемь раз.

Поэма для оперного театра

…Взоры прикованы к прекрасной девушке Эсмеральде. Она кружится в танце: «Отец мой был ветер, мать птичкой была». Поёт о счастье, но в душе её таится печаль. Улыбка на лице скрывает грусть. Её считают цыганкой, но подлинная судьба её неясна.

Мрачным думам предаётся архидьякон Клод Фролло. Бездна отчаяния толкает его на занятия чародейством. В роковую минуту он увидел юную Эсмеральду — и грешная страсть охватила его. Он готов взывать к тёмным силам, лишь бы девушка принадлежала ему. Он осознает глубину своего падения, но бессилен совладать с собой.

Гюстав Брион, «Клод Фролло», иллюстрация к «Собор Парижской Богоматери» Гюго, 1877 г.
Гюстав Брион, «Клод Фролло», иллюстрация к «Собор Парижской Богоматери» Гюго, 1877 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Клод вновь посмотрел на площадь — и лицо его исказилось страшным гневом. Посреди веселящейся толпы он увидел горбатого звонаря Квазимодо. Народ чествует его как короля шутов — первого по уродству. В ярости Клод Фролло подзывает ослушника и даёт ему пощёчину.

Впрочем, архидьякон соглашается забыть всё, но при одном условии. Пусть провинившийся звонарь поможет похитить прекрасную девушку-цыганку. Забитый, затравленный Квазимодо готов на любую низость и жестокость ради мимолётного расположения своего господина.

Эсмеральда зовёт на помощь. Оправившись от ужаса, встречается взглядом со своим спасителем — капитаном Фебом де Шатопером. Она зачарована красавцем-незнакомцем. Он же не прочь затеять новое приключение — он привык «порхать с цветка на цветок»! И даже дарит наивной девушке роскошный шарф — не беда, что это подарок его невесты Флер де Лис.

На площади Квазимодо избивают плетьми. Никому не жаль его. И только Эсмеральда даёт страдальцу воды и облегчает его мучения. Квазимодо поражён милосердием девушки — она первая отнеслась к нему с состраданием, хотя он был готов причинить ей зло. В озлобленной душе обездоленного горбуна просыпается благородство. Квазимодо даёт клятву: всегда быть защитой Эсмеральде. Он теперь не оставит её ни в какой беде!

Кадр из к/ф «Собор Парижской Богоматери», 1956 г.
Кадр из к/ф «Собор Парижской Богоматери», 1956 г.
Фото: kinopoisk.ru

Феб в таверне веселится с друзьями. Произошла неприятная сцена, когда Флер увидела свой шарф на цыганке. Но дело можно уладить потом! А пока не стоит беспокоиться о таких пустяках! Однако чувствует, что к Эсмеральде испытывает нечто большее, чем просто увлечение.

Друзья шутят: если смерть придёт, то что? «Мы и ей нальём», — с легкомысленным смехом отвечает Феб. Но тут его настигает незнакомец в монашеском одеянии. Он пытается предотвратить встречу Феба и Эсмеральды. Нетрудно догадаться, что это Клод Фролло. Что ж — если свидание неизбежно, пусть его прервёт кинжал!

Эсмеральда с восторгом смотрит на Феба. Он сам не узнаёт себя — ведь прежде знал лишь мимолётную страсть. Но девушка-простолюдинка пробудила совсем иные чувства. Однако ей страшно — неясные предчувствия не отпускают её. Как будто в ответ на её тревогу Клод ударяет кинжалом Феба.

В убийстве обвинена Эсмеральда. Она ждёт казни. Теперь только смерть подарит ей успокоение. Но появляется Клод Фролло. Пусть несчастная решает — жить ей или умереть! Стоит лишь ответить на его любовь — и она спасена! А нет — её ждут муки казни. Эсмеральда с ненавистью отталкивает его.

Толпа ждёт кровавого зрелища — казни цыганки. Но на площадь выбегает Квазимодо — он полон решимости укрыть Эсмеральду в соборе. Клод решительно заявляет, что нет ей убежища в храме — она неверная! Но Квазимодо не отступает! Впервые толпа с восхищением смотрит на него.

Эме де Лемуд, «Квазимодо спасает Эсмеральду», иллюстрация к «Собор Парижской Богоматери» Гюго, 1844 г.
Эме де Лемуд, «Квазимодо спасает Эсмеральду», иллюстрация к «Собор Парижской Богоматери» Гюго, 1844 г.
Фото: oldbookillustrations.com

Внезапно появляется Феб. Он, пережив сильные потрясения, осознал, что Эсмеральда — его истинная любовь, и он спасёт её. Он указывает на Клода Фролло как на своего убийцу. Но слишком поздно произошло перерождение. Феб умирает — рана внезапно открылась. Он смыл кровью всё недостойное, что было в его душе.

Эсмеральда чувствует, что жизненные силы оставляют её, и угасает рядом с возлюбленным. Клод ни слова не говорит в своё оправдание, признаётся в преступлениях и отдаёт себя в руки правосудия — пусть это будет искуплением! Безутешный Квазимодо оплакивает умершую Эсмеральду.

Обретение признания

После долгого забвения возрождение оперы наступило в 1958 году — на сцене Ленинградского Малого оперного театра (МАЛЕГОТа, ныне Михайловского). Была проделана огромная работа по воссозданию партитуры. Некоторые фрагменты пришлось по крупицам реконструировать. Ария Квазимодо была восстановлена по оркестровым голосам. Но результатом стало возрождение замечательного произведения. В партии Эсмеральды блистала выдающаяся певица Татьяна Лаврова.

Партии очень сложны — и музыкально, и драматургически. Роль самой Эсмеральды требует уникального голоса. Лёгкая колоратура пронизывает первую половину оперы. Но в трагической сцене в темнице её голос звучит уже как драматическое сопрано.

Исключительно удался композитору образ Клода Фролло. Разрывающая душу страсть, осознание собственной преступности — всё это передано с редким трагизмом. Можно провести нить к баритоновым партиям более поздней эпохи — например, к образам Римского-Корсакова, особенно Григорию Грязному в «Царской невесте».

Квазимодо показан в развитии. Из забитого существа превращается в решительного борца с несправедливостью.

Образ Феба переосмыслен. Легкомысленный в начале, он приходит к раскаянию в финале. В какой-то мере Феб — предшественник князя из оперы «Русалка», которую Даргомыжский напишет позднее.

К. Е. Маковский, «Портрет композитора Даргомыжского»
К. Е. Маковский, «Портрет композитора Даргомыжского»
Фото: artchive.ru

Музыка оперы исключительно сильная по драматизму, не говоря уже об изумительной по красоте мелодичности. В наши дни произведение обретает всё большее признание. И это закономерно Вечные образы, возвышенные переживания неизменно волнуют. Особенно когда они оживают в пленительных мелодиях.

Статья опубликована в выпуске 30.03.2021

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: