Александр Иссад Дебютант

Кто из учеников Генриха Нейгауза пианист № 1 в мире?

Вы знаете, как называл Генрих Нейгауз своего ученика Владимира Крайнева? «Очень холодный мальчик с быстрыми пальцами»!

Что бы ни говорили — все же в патриархальном нашем Киеве есть, что посмотреть и где побывать! На одной неделе только, смотрите, что творилось: Trade Mark Defile UKRAINIAN FASHION WEEK, Всемирный съезд еврейских общин, III Международная сессия по ногтевому дизайну, 5-й фестиваль пива. Я не говорю уже про открытие нового театрального сезона и т. п. Красота, одним словом!

А меня занесло в Колонный зал имени М. В. Лысенко. И хотя никакой особой пропаганды IX Международного музыкального фестиваля в городе не было — только бегущая строка на древнем здании Национальной филармонии скупо сообщала, что «Володимир Крайнєв запрошує», — я, во чтобы то ни стало, решил этим приглашением воспользоваться.

Почему? Пошел на имя! Кто хоть раз в жизни слушал Крайнева, тот меня поймет. Вне сомнения, это мировой лидер среди музыкантов уходящего поколения. Номер 1, понимаете? То есть, лучший на всей нашей планете Земля пианист. Удивительно также то, что в течение жизни он окружил себя не еврейскими мамами, крепко держащими за руку своих талантливых до гениальности детей, а самостоятельно существующим и просто потрясающим по численности сонмом учеников, среди которых напрочь отсутствуют посредственности.

Один из них, 27-летний Игорь Четуев (Украина) доказал это в лучшем по акустике зале Киева. Я, кажется, впервые понял, что значит — виртуозное исполнение. Это был не просто Бетховен, сохраненный в потрясающей памяти молодого человека и перенесенный из романтического 19 века на кончиках пальцев — каждая музыкальная фраза четырех сонат была отчетливо произнесена пианистом с собственной неповторимой и эмоциональной интонацией. Мне кажется, что это визитная карточка самого В. Крайнева — всякое академическое исполнение должно быть «полито каплей свежей крови».

К началу второго отделения Владимир Крайнев, занявший место в четвертом ряду рядом с приехавшей на фестиваль из Великобритании виолончелисткой Карине Георгиан (она исполняла Гайдна), уже не был таким скованным, как в начале вечера. Наверное, волновался за Четуева. Или за завтрашний день, все ли приготовлено… А теперь он беспрестанно кого-то расцеловывал — давно не виделись, в Киеве и родном Харькове Крайнев бывает редко, все больше в холодном Ганновере. И все делал очень искренне.

Уже подходило к концу второе отделение, когда в зале появился французский пианист Мишель Дальберто с длинным нежно-сиреневым романтическим шарфом на шее и шлепнулся позади маэстро. Они о чем-то, улыбаясь, поговорили по-английски. При этом Крайнев беззастенчиво указывал пальцем на сцену, делал круглые глаза и чмокал губами. Дальберто не возражал.

Когда Четуев вернулся к роялю после шквала аплодисментов, он уважительно слушал следующее милое исполнение и вежливо аплодировал с улыбкой на лице. Поскольку мы сидели рядом, я попросил лучшего в мире исполнителя Дебюсси что-нибудь написать на программке. Лучше бы я этого не делал! Дальберто прочел программку в части, касающейся его лично, и произнес по-французски что-то типа «…твою мать!». В этот момент он выглядел как студент, пришедший со шпаргалками по философии сдавать сопромат.

К счастью, в зале дали полный свет, все задвигали стульями и мы разошлись, поулыбавшись напоследок друг другу. Да, и что еще примечательно — ни одного телефонного звонка во время концерта. Даже традиционно простуженных кашляющих не было в зале.

Вот так! Все же Киев — замечательный город. И с каждым годом становится культурнее. Особенно это заметно ближе к центру.

Обновлено 15.02.2008
Статья размещена на сайте 23.11.2007

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Как имени Лысенко концертный зал, так и чем ближе к центру Киева, тем лысенковей. Или такой композитор был? Тамкака-то русалка потавка? Где эта музыка? Верю, что был хорший исполнитель, верю, что Вам понравилось. И верю, что Вы сподобились. На музыкальные темы вообще трудно писать, когда нельзя дать звукоряд послушать, тут в неньку можно только верить. Что ж Ющенко не переименует концертный зал-то? Как бы в России была бы филармония имени Мичурина или Дарвина. Или Капицы? Кто Лысенка помнит и знает? Бездарь ведь охломоный. Типа: концертный зал имени Ленина.