Подкаст
Ольга Ситникова Мастер

На что намекает леди Годива?

— У меня для тебя подарок, дорогая! Лучший в мире шоколад.

Джон Кольер, «Леди Годива», 1898 г. Фото: ru.wikipedia.org

Надо сказать, что Мужчину Моей Мечты (спасибо Кэрри Брэдшоу за исключительно емкий термин!) отличает страсть к «quality excellence». Если он говорит, что шоколад лучший, значит — так оно и есть. Значит, факт качественного превосходства был тщательно протестирован на соответствие заявленному утверждению.

Заинтригованная, беру в руки изящную коробку. Шероховатый темно-коричневый картон дорогого сорта (я знаю толк в полиграфических нюансах!), простенькая тесьма из натурального материала (настоящий высокий стиль), маленький логотип конгревного тиснения. Godiva.

Godiva? И о чем он думал, когда выбирал конфеты?

— О чем ты думал?!

Видно, моя реакция не вписалась в ожидаемые стандарты («Спасибо, дорогой! О, как мило, дорогой! Это роскошно, дорогой!»).

— Ну… о тебе думал. О том, что ты не любишь швейцарский молочный шоколад. Вот, выбрал лучший из темного. Производитель — официальный поставщик бельгийского королевского двора. Шоколад Godiva подают на официальных церемониях Каннского кинофестиваля…

— Стоп, стоп, стоп! Ты, что, никогда не слышал старинной притчи о благородной леди (высоких моральных правил, между прочим!), спасшей жителей маленького английского графства от непомерных налогов?

Мужчина Моей Мечты выглядит озадаченным. В глазах — немой вопрос.

— Неужели никогда-никогда не слышал об обнаженной женщине на коне? Вот же она — на логотипе Godiva!

— Хммммм… Жанна Д’Арк?..

Ответ звучит неуверенно. Видно, Мужчина Моей Мечты пытается вспомнить, когда это Орлеанская дева успела прокатиться обнаженной ради англичан, против которых так фанатично сражалась. Нестыковочка…

На что намекает леди Годива?
Фото: Источник

Тут уж я не выдерживаю и хохочу. Мужчи-и-ины! Железная логика, устойчивые ассоциации. Понятия «женщина» и «конь» накрепко связаны в брутальном подсознании лишь с одним историческим персонажем.

— Ну, слушай, дорогой. Я расскажу тебе историю про еще одну даму на боевом коне.


На что намекает леди Годива?
Фото: Depositphotos

В одиннадцатом веке в английском городке Ковентри (Coventry) жила чета богатых феодалов — лорд Леофрик (Leofric) и леди Годива (Godgifu — «Подарок Господа», позже имя трансформировалось в Godiva), граф и графиня Мерсиа (Mercia). Были они знамениты тем, что покровительствовали искусству и заботились об образовании. Выражалось это в строительстве церквей, в основном. Так уж было принято в те времена.

Занятие благотворительностью требовало значительных финансовых ресурсов. Деньги же, как это водилось у феодалов, поставлял, как правило, народ. В виде налоговых податей. Чем щедрее взносы, тем выше налоговые ставки. Вот такая вот палка о двух концах эта благотворительность аристократов.

Надо сказать, что графская щедрость (по отношению к церкви) не знала границ. Совершенно неограниченной была и система сбора налогов. Тарифы росли год от года, жители Мерсиа (а, в частности, Ковентри) — беднели, беднели, беднели… И вот последние, совершенно отчаявшись, набрались мужества (или наглости — это как посмотреть) и отправились к графине просить о заступничестве.

Так, мол, и так, многоуважаемая леди Годива. Супруг Ваш совсем озверел. Душит, давит и грабит. Так мы все скоро по миру пойдем. Помогите. Справедливости ради.

Леди Годива женщиной была доброй. Простых людей пожалела, и мужа, конечно, снизить налоги попросила. Вот только лорд Леофрик посчитал, что такие вещи — не женского ума дело. Однако напрямую супруге отказать постеснялся. Поступил хитро — поставил условие. Проедешь, мол, на коне обнаженной по городской площади да в базарный день — так и быть, отменю налоги для Ковентри.

Расчет был точным — ни одна леди в одиннадцатом веке (если она была леди, конечно) не согласилась бы принять это условие. Но графиня Годива оказалась из гордых. И хитрых. И задала мужу страховочный вопрос: «И что же, если я пожелаю сделать это, Вы позволите мне?» («And should I be willing to do this, wilt thou give me leave?» Roger of Wendover, Flowers of History). Не подозревая подвоха, лорд брякнул: «Несомненно». И проиграл.

Ох, уж эти англичане с их «posh English» (шикарным английским), таким странным, и таким удобным — вежливо выражающим намерение, которое вовсе не обязательно планируется к совершению.

Получив индульгенцию супруга (хитрым аристократическим способом), леди Годива разделась, оседлала боевого коня супруга и прокатилась по городским улицам. Говорят, у графини были красивые длинные волосы, которые слегка прикрывали ее благородную наготу. А еще говорят, что жители Ковентри, толпившиеся на улицах, зажмурили глаза, дабы не смущать свою заступницу.

Художник Эдмунд Лейтон изобразил момент принятия решения, 1892 г.
Художник Эдмунд Лейтон изобразил момент принятия решения, 1892 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Те же, кто находились в домах — захлопнули двери и ставни. Все, кроме одного — любопытного Тома (видимо страдавшего вуайеризмом — манией подглядывания). Он решил чуть-чуть подсмотреть в щелку оконной ставни, и в тот же миг, говорят, был ослеплен Господом (а в английском языке появилась идиома «The Peeping Tom» — «подглядывающий Том»). Так что высокая честь леди Годивы ни в коей мере не пострадала.

Лорду Леофрику ничего больше не оставалось, как сдержать обещание. Вплоть до пятнадцатого века жители Ковентри платили только один налог — на содержание лошадей. Видно граф, наряду с прочими достоинствами, обладал еще и доброй долей хорошего (английского) чувства юмора.


— Вот, дорогой, такая история стоит за логотипом коробки с роскошными шоколадными конфетами… О чем ты думаешь сейчас?

— Думаю, что мне крупно повезло.

-???

— Повезло, что шоколад носит название Godiva, а не Mata Hari

Обновлено 16.02.2017
Статья размещена на сайте 14.01.2008

Комментарии (25):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: