Юрий Москаленко Грандмастер

Под чьим псевдонимом спряталась Аврора Дюдеван?

24 апреля 1883 года, 125 лет назад, остановилось сердце 72-летнего француза Жюля Сандо. Почтенная публика не превратила скромные похороны старичка в торжественные проводы. Собрались всего лишь несколько литераторов, которые вспомнили о том, что когда-то, на заре туманной юности, им приходилось где-то слышать это имя!

Жюль Сандо, 1873… Родился Жюль Сандо 19 февраля 1811 года в аристократической семье, а известность к нему пришла в юношеском возрасте, когда он поступил на юридический факультет столичного университета и мучительно раздумывал над тем, как ему выделиться из толпы. В эти минуты он чем-то напоминал херувима с картин итальянских мастеров: хрупкий блондин с завитыми волосами, томный взгляд, устремленный в небо. А если к этому еще добавить, что в шумных компаниях и плотских развлечениях он не находил смысла жизни, можно понять, почему он так стремился к уединению.

Пока остальные студенты весело проводили время, Жюль Сандо скрывался в тенистых аллеях ноанского парка и предавался там единственному любимому занятию: чтению книг. Вернее, он их не просто читал, он поглощал их одну за одной, отдавая предпочтение не беллетристике, а трудам ученых. И к 20 годам мог не столько ямб от хорея отличать, сколько разбирался в философских взглядах мыслителей разных эпох. Но больше всего он любил живого классика — Франсуа Рене де Шатобриана, ставшего к началу 30-х годов очень популярным среди молодежи.

Именно в тенистых аллеях 19-летний Жюль познакомился с 26-летней Авророй Дюдеван, дамой не очень симпатичной внешне, но зато очень понимающей, любительницей внимательно заглядывать в глаза и шептать на ушко всякий вздор. В ее лице юный философ нашел благодарную слушательницу, и уже после нескольких встреч юный Сандо уверил себя в том, что Аврора соответствует тому идеалу женщины, который он искал всю свою недолгую жизнь.

Замужняя дама не стала ломать комедию, ей, безусловно, льстило внимание «маленького Жюля», как она его почти сразу же стала называть. Единственный недостаток — Сандо не мог привести свою подружку к себе домой, а ей тоже не всегда улыбалась удача сбагрить с рук мужа хотя бы на несколько часов. Но мимолетные интимные встречи еще больше привязали юношу к своей богине.

Наконец, им надоело любить украдкой, встречаться урывками. Они задумались над тем, как сделать встречи вполне легальными. И не нашли ничего лучшего, как объявить о том, что они совместно пишут книгу, благо к тому времени Сандо уже был известным фельетонистом, печатал свои произведения в нескольких парижских газетах и набирал популярность. Так что Аврора, глазом не моргнув, упросила мужа разрешить, чтобы молодой человек посещал ее непосредственно дома и давал уроки литературы.

Конечно, вначале у месье Дюдевана в голове не укладывалось, что между его супругой и этим херувимом может быть нечто больше, чем репетиторство. И он согласился на эти уроки. Более того, спустя некоторое время обманутому мужу было представлено произведение — рукопись романа «Роза и Бланш», или «Актриса и монахиня».

Рогоносец весьма отдаленно понимал в художественном творчестве, однако читатели вполне оценили это произведение, подписанное именем «Жюль Санд», — издатель не успевал подсчитывать барыши. А потому практически сразу, в том же 1831 году, предложил «сладкой парочке» скоренько написать еще два-три романа.

Слава несколько вскружила голову начинающей писательнице. А может быть, просто херувим начал ее чем-то раздражать. Они встречались все реже, и бремя написания второй книги целиком и полностью легло на плечи Авроры. Жюль не успел оглянуться, как рукопись нового романа, названного «Индиана», лежала у него на столе. Он бегло пробежал взглядом по страницам и одобрительно кивнул: «Добавить нечего, можешь отдавать издателю».

О, писательская жизнь. Назвавшись один раз фамилией Санд, Аврора Дюдеван так и не смогла больше ничего подписать своим именем. Издатель требовал только романы Санда, и баста!

А дальше случилось событие, которое и вовсе перевернуло жизнь двух наших героев. Аврора в очередной раз «смертельно» влюбилась, на этот раз ее избранником стал Альфред де Мюссе, с которым она отправилась в Италию и пережила счастливейшие минуты своей жизни. А дальше она стала просто неинтересна «маленькому Жюлю»: одно дело иметь отношение с женщиной, которая тебя боготворит, а совсем другое с той, которая бросается на шею одному мужчине за другим.

Сандо так и не смог примириться с изменой Авроры. Они разошлись, как в море корабли. У нее и после этого было много связей с мужчинами моложе себя. А он просто отошел в сторону и продолжал писать.

Но вот парадокс. Назвать хотя бы один роман писателя Жюля Сандо может, наверное, только специалист по французской литературе середины XIX века. Я себя к таковым не отношу. Зато романы Авроры Дюдеван (литературный псевдоним — Жорж Санд) знают все.

Вот и верь после этого в то, что литературный талант половым путем не передается…

Статья размещена на сайте 21.04.2008

Комментарии (12):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • А я рОман написал, там речь идёт об ученицах лицея имени Авроры Дюдефан. Вот так.

    Оценка статьи: 5

  • Ох, уж эти французы! И, в особенности, француженки! Иван Тургенев с придыханием произносил имя мужеподобной Авроры, а вот Толстой при упоминании ее имени плевался. Дама, конечно, необыкновенная. Талант, по-моему, ниже среднего. Зато авантюристка - высшего класса. Жюлю Сандо - мое сочувствие, Жорж Санд - мое удивление, Юрию Москаленко - мои аплодисменты.

    Оценка статьи: 5

    • спасибо. Жалко, что не осталось места написать о том, что Жорж Санд получила наибольшую известность благодаря жизни с Фредериком Щопеном, это потрясающая и щемящая история любви двух неординарных людей (впрочем, Шопен входит в категорию гениев, как бы к ней не относиться)...

      Оценка статьи: 2

  • Какая интересная судьба. 5.

    Оценка статьи: 5

  • В заголовке ошибка - "под чьим". Псевдоним это был - Авроры Дюдеван. Лучше бы написать: Под каким псевдонимом...

    • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 21 апреля 2008 в 22:27

      Для Жюля Сандо фамилия "Санд" тоже была псевдонимом.

      • Как я поняла, об этом в тексте ничего нет. Кроме того, псевдоним Авроры Дюдеван - именно Жорж Санд, без разрыва на имя и фамилию.

        • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 22 апреля 2008 в 07:41

          Они написали совместный роман, подписанный, как следует из текста, двумя именами - Жюль и Жорж Санд. А если написать "Под каким псевдонимом..." к Жюлю вообще не будет привязки. Тогда надо "Чья фамилия стала частью псевдонима Авроры Дюдеван", но это не совсем верно, ведь фамилия изменена...

          • Всюду пишется, что роман вышел подписанным - Жюль Санд. Жюль Санд - это можно считать псевдонимом Жюля Сандо. Жорж Санд - это псевдоним Авроры. Мы же не говорим, что Г. Чхартишвили пишет под фамилией Бакунина?

            Из Литературной энциклопедии:

            "Дюдеван оказался совершенно неподходящим товарищем для умной, пытливой, мечтательной и своеобразной женщины. Это был типичный буржуа-стяжатель. В 1830 она разошлась с ним, уехала в Париж и стала вести там, с одной стороны, совершенно студенческую, свободную, а с другой — чисто профессиональную, трудовую жизнь писателя.

            Лит-ое дарование сказалось у Авроры Дюпен очень рано. Лит-ая деятельность ее началась с совместной работы с Жюлем Сандо. Плод этого «коллективного творчества» — роман «Роза и Бланш», или «Актриса и монахиня» вышел в 1831 под псевдонимом Жюля Санд (половиной имени Сандо — Sandeau) и имел успех. Издатели пожелали сейчас же издать новое произведение этого автора. Аврора в Ногане написала свою часть, а Сандо — лишь одно заглавие. Издатели требовали, чтобы роман вышел с фамилией того же, имевшего успех Санда, а Жюль Сандо не хотел ставить свою фамилию под чужим произведением. Чтобы разрешить спор, Сандо посоветовали отныне писать под своим полным именем и фамилией, а Авроре — взять половину этой фамилии и поставить перед ней общераспространенное в Берри имя Жорж. Так явился на свет псевдоним Жорж Санд".

            Цитата - из электронной публикации академического издания - Литературная энциклопедия: В 11 т. — [М.], 1929—1939.

            "Назвавшись один раз «Жорж Санд» (так был подписан «Роза и Бланш…»)" - это неправильно.

            • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 22 апреля 2008 в 09:38

              Хорошо, ошибку с романом исправим, но ситуации с псевдонимом это не меняет... Это теперь мы даже не склоняем "Жорж Санд", зная, что это псевдоним женщины, но в момент, когда Аврора Дюдеван брала его, она подписалась мужским именем и мужской фамилией - псевдонимом другого человека, разве не так?

              • Мы ведь не знаем, какой псевдоним был у Жюля при его фельетонах, и был ли, в статье об этом тоже ничего. Первый роман был подписан - Жюль Санд. Это псевдоним коллектива авторов романа "Роза и Бланш".

                Как он образован - дело другое, половина реальной фамилии+реальное имя - может, это было сочинено именно для конкретного романа.

                Псевдоним именно Орор - это Жорж Санд. Как Антоша Чехонте, как Кукрыниксы, как Козьма Прутков, как Б. Акунин, псевдоним не разнимается, он целен, из скольких бы и каких бы частей ни состоял, кого бы ни обозначал - одного автора или коллектив. По крайней мере, в тот момент, когда начинает свое существование.

                • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 22 апреля 2008 в 11:40

                  Псевдоним именно Орор - это Жорж Санд.

                  Заголовок этому не противоречит.

                  он целен... По крайней мере, в тот момент, когда начинает свое существование.

                  Остаюсь при мнении, что как раз в момент, когда начинает свое существование, его считают настоящим именем и фамилией и обращаются соответственно. Меняю "пряталась" на "спряталась" ("наполовину" добавлять не буду ).