Владимир Мао Грандмастер

Хотите постоять на Калиновом мосту, да над рекой Смородиной? Приглашаю!

Веками народные сказки передавались из уст в уста. Они многократно пересказывались, позже — переписывались и снова пересказывались. Так и дошли они до наших дней. Очень мало их сохранилось в первозданном виде. Ведь любой собиратель фольклора многократно слышал и записывал одну и ту же сказку, только в разных населенных пунктах ее пересказывали по-разному.

Алексей Толстой, например, записал множество сказок, которые дошли до наших дней в его обработке. Он рассказывал, что чтобы «собрать» воедино и обработать всего лишь одну сказку, зачастую приходилось опираться на пару десятков записей со слов совершенно разных народных рассказчиков.

Несомненно одно: писателей (рассказчиков)-фантастов в стародавние времена было не так уж и много. А это может означать то, что описываемые в сказках и былинах события, а также места могли существовать в реальной жизни. Я попытался провести свое небольшое расследование и выяснить, существовал ли когда-либо тот зловещий Калинов мост на не менее зловещей реке Смородине? Что означали эти названия, где могли находиться? И вот, что у меня из этого получилось.

«Переночевали братья у старухи, поутру рано встали и отправились снова в путь-дорогу.
Подъезжают к самой реке Смородине, к Калиновому мосту. По всему берегу лежат мечи да луки поломанные, лежат кости человеческие…
» (Русская народная сказка «Иван-крестьянский сын и чудо-юдо»)

Само название «Калинов» произошло от слова «калина». Но никакого отношения к одноименному кустарнику или его цвету мост не имеет. Калина — от слова «калить», «раскалить», то есть можно предположить, что мост либо был огненным (горящим), либо раскаленным докрасна. В таком случае, трудно понять, из чего он был построен. В народных заговорах часто встречается фраза «течет огненная река, и есть через огненную реку медяной мост». (Медяной — снова красный?)

Иллюстрация к сказке "Иван Быкович" В русских былинах Калинов мост зачастую становился местом битвы Добра и Зла. В мифологии же он трактуется как переход, граница между добром и злом, жизнью (явью) и смертью (навью). Считалось еще, что мост служил для перехода душ с «этого» на «тот» свет. И некогда раздумывать, стоя на середине моста, нужно делать выбор, обычно предопределенный всей предыдущей жизнью персонажа.

«Конь бежит, только земля дрожит, из-под ног ископыть по сенной копне летит, из ушей и ноздрей дым валит. Чудо-юдо сел на него и поехал на Калиновый мост; конь под ним спотыкается.» (Русская народная сказка «Буря-богатырь Иван-коровий сын»)

Одна из версий о происхождении Калинова моста предполагала, что он наводился в нужное время и нужной ширины. Делал это Кощей Бессмертный своим волшебным полотенцем. Кощей вполне мог иметь отношение к Калинову мосту, особенно, если учесть, что в женах у него на тот период числилась некая Морана. Она встречается не только под этим именем, но и как Мара или Морена. Морана — Богиня Зимы и Смерти, довольно грозное и могущественное божество. И не ее ли рук дело — та самая огненная река Смородина?

Смородина так же не имеет отношения к растительному миру, как и мост. По древнеславянскому наречию это слово произошло от таких слов, как «мор», «смород», «смерть», «морок», «марево», «мрак». Сюда же можно причислить и Морану.

Владения Мораны, согласно древним сказаниям, лежат за черной рекой-Смородиной, разделяющей явь и навь, через которую перекинут Калинов мост, охраняемый Трехглавым Змеем. Её символами называют Черную Луну, груды разбитых черепов и серп, которым она подрезает Нити Жизни. По древним легендам, одним из ее любимых занятий было подкарауливание Солнца и попытки его извести. Но всякое утро Морана отступала, не в силах противостоять силе и неописуемой красоте Светила.

Считается, что река Смородина была огненной. В некоторых сказках, сказаниях и заговорах ее так и называли — «огненная» или «смоляная». «Не вода в реке бежит, а огонь горит, выше лесу пламя полыхает». В былинах Смородина упоминалась еще и как Пучай-река. В данном случае от слова «пучить», «вспучиваться», что вполне могло происходить в огненной, горящей реке. В таком случае, от чего она могла гореть?

По этому поводу существует несколько предположений. По одному из них, Смородина могла служить реальной границей между двумя неприятелями и специально поджигаться стражниками. Как известно, горящая смола остается на плаву, дает хорошее плямя и при горении вспучивается, кипит.

По другой версии горящая река могла воспламеняться из-за скопления горючих газов в ее верховьях. При дегазации ниже по течению она могла самовоспламеняться под воздействием теплой температуры, например.

Аналогичные случаи доподлинно известны истории. Плиний Старший писал, что Терек в верховьях был вонючей рекой (сероводород). Некоторые сказки уводят нас к Калинову мосту и упоминают Черное море.

«Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; шёл, шёл и догнал братьев близ Чёрного моря у Калинового моста; у того моста столб стоит, на столбе написано, что тут выезжают три змея.» (Русская народная сказка «Буря-богатырь Иван-коровий сын»)

Современные ученые также не исключают, что Черное море вполне может гореть при условии, что на его поверхность выйдет водная толща, насыщенная сероводородом. Сейчас она расположена на глубине всего около двухсот метров.

Трудно сказать теперь, что правда, а что вымысел. Конечно же, этот материал не претендует на некую оригинальность и стопроцентную точность. Но все же… Все же я сумел удовлетворить и свое любопытство, и немного поделиться с вами, дорогие читатели тем, что удалось узнать. А теперь, вооружившись путеводителем по Приэльбрусью, найденным на просторах Сети, хочу пригласить вас на настоящий Калинов мост над настоящей рекой Смородиной.

***
У подножия Эльбруса, по преданиям, располагался рай — Ирий, который в традициях ведизма отделялся от Яви, светлого мира, огненной рекой Смородиной (от смага — огонь, пламя). Исток Малки (левого притока Терека) — река Кызылсу (красная река) — это и есть река Смородина.

Как известно из былин и сказок, на реке Смородине должен быть Калинов мост, по которому из Нави (с того света) в Явь проникала всяческая огнедышащая многоголовая нечисть, а обратно — из Яви в Навь — отправлялись души умерших, а также богатыри и полубоги для выяснения отношений с жителями подземного царства.

Калинов мост действительно существует!

Вид с Калинова моста В том месте, где Кызылсу прорывает застывший поток лавы и обрушивается в долину водопадом Султан, в узком ущелье есть каменная пробка, по которой можно перейти с берега на берег.

Рядом с изумрудными пастбищами Ирахитюза и Ирахитсырта раскинулись мрачные поля черной и красноватой лавы, где нет растительности и даже самый обычный песок не желтый, а черный! Аналогия с Навью, где расположен рай Ирий и ад — Пекальное царство, очень близкая. Рядом с мостом находится водопад Султан, а за ним крутопадающая долина, дна которой не видно. В каньоне стоит отрубленная голова стража Калинова моста — Чурилы Дыевича, с которым сражались герои и полубоги.

При входе на Калинов мост с левого берега стоит причудливый останец, напоминающий то ли дракона, то ли змея. Такой же и у входа в каньон с другой стороны.

Постоим же немного на Калиновом мосту. Посмотрим вдоль границы. Ведь с одной стороны наше прошлое. С другой — будущее. И лишь настоящее простирается между. И нам решать: сделать шаг влево или вправо.

Хотя, все и так уже предрешено…

Обновлено 23.06.2008
Статья размещена на сайте 20.06.2008

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: