Ростислав Глинка Дебютант

Джордано Бруно: ученый или оккультист?

Одним из самых живучих мифов, касающихся как истории науки, так и истории церкви, является миф о мученической смерти Джордано Бруно. Еще по школьным учебникам всем известна хрестоматийная версия жизни, а вернее смерти этого «борца за научную истину». Что же в этой легенде правда, а что ложь?

На поверку оказывается, что единственным правдивым эпизодом в этой драме является вердикт о виновности, вынесенный инквизицией «великому ученому», и, собственно, сама казнь. Все остальные обстоятельства дела, в изложении классической версии, при ближайшем рассмотрении лопаются, как мыльные пузыри — все, начиная от вклада, который Дж. Бруно якобы внес в науку, и заканчивая тем, что именно ставилось ему в вину инквизиторами.

Прежде всего, следует отметить, что называть Дж. Бруно ученым, по меньшей мере, некорректно. Во всяком случае, научная истина никогда не была предметом живого интереса этого человека. Ни при жизни, ни после кончины Джордано Бруно не пользовался авторитетом в научных кругах по одной простой причине: он не был ни математиком, ни астрономом и к естественным наукам имел только косвенное отношение.

Тот, кто решит ознакомиться с его трудами, сразу заметит, что в них отсутствует какой бы то ни было научный аппарат. В своих работах Дж. Бруно не использует ни одной формулы, ни одной схемы, ему совершенно чужд научно-рациональный подход к проблеме и диалектический метод, которым пользовались ученые XVI—XVII вв. «Научная» методология этого «исследователя законов природы» во многом уступает даже построениям античных ученых. Метод Дж. Бруно — это вдохновение, поэтические образы и философская риторика, сдобренная изрядной долей мистики и пантеизма.

Дж. Бруно говорил о том, что Творец Вселенной есть первый Бог, весь мир — это второй Бог, а человек — это третий Бог. Существует множество миров, по которым человеческая душа может путешествовать. Эти и другие псевдорелигиозные теории Бруно развивал в своих трудах, используя превратно истолкованное учение Коперника в качестве обоснования собственных далеко не научных теорий.

Строго говоря, Дж. Бруно попросту дискредитировал идеи Коперника, сделав их инструментом философских изысканий. Во многом по вине Дж. Бруно коперниканская теория, которую католическая церковь принимала совершенно спокойно на протяжении целого столетия (начиная с 1512 года), была осуждена в 1616 году, поскольку Дж. Бруно показал, как можно из строго научной концепции делать ненаучные выводы философского и антихристианского содержания.

Нужно помнить, что сам Дж. Бруно являлся католическим монахом, но это не мешало ему высмеивать основы христианской веры и проповедовать переселение душ. В целом его философские воззрения опирались на магическое учение герметизма, основоположником которого, по преданию, являлся египетский жрец Гермес Трисмегист. Это же учение стало одним из истоков оккультных теорий и практик всего Нового времени. На этом же учении, «облагороженном кровью мучеников», спекулируют многочисленные оккультисты в наше время.

Таким образом, упрямый отступник бросал вызов христианской церкви. Однако вызов этот являлся типичной ересью, а не научными изысканиями. В конфликте Бруно и инквизиции нет и следа противостояния науки и религии. Это следует из внимательного изучения трудов самого Бруно и из текста приговора, в котором нет ни слова о гелиоцентризме, не упоминается имени Коперника (на момент казни Дж. Бруно коперниканство еще не было осуждено церковью)…

Зато упоминается о воинствующем атеизме бывшего монаха и проповедника ереси и магии. Именно этого, а вовсе не научных трудов, католическая церковь не смогла простить Дж. Бруно, отправив его на костер в 1600 году.

Обновлено 5.08.2008
Статья размещена на сайте 24.07.2008

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: