Татьяна Морозова Мастер

Как пройти через нищету, не уронив достоинства?

Вползает нищета в человеческую жизнь, не спрашиваясь, разрушая надежды и иллюзии благополучия. Одни люди смиренно несут на себе клеймо нужды, другие наследуют богатство, а потом нищают, страдая от бедности. Некоторым удаётся разбогатеть и приумножить свой капитал, переборов страх перед возможным обратным падением. Пройти через нищету, не уронив достоинства, не преступив закон, не предав друзей, не каждому под силу, особенно, если этому испытанию подвергаютс к тому же твои дети. Никогда не сдавайтесь перед лицом обнищания! Трудитесь с верой в будущее, и Вам воздастся, как в приведенной ниже жизненной истории…

Самой красивой девушке Трира, маленького городка Рейнской провинции Пруссии, прекрасно образованной, с древней дворянской родословной выпадет судьба на протяжении долгих лет бороться с бедностью, близкой к той, какая выпадала миллионам простолюдинок в эпоху бурного развития капитализма, забирая здоровье и жизни. Она родилась в 1814 году, раньше на четыре года своего любимого мужчины. Её мать, Каролина Гейбель, происходила из скромной дворянской семьи, но считалась в маленьком городке Трире дамой надменной, не общительной, кичившейся знатным происхождением своего мужа. Она досконально изучила генеалогию Людвига фон Вестфалена и гордилась ею. Мать её мужа — шотландская аристократка Женни Питтароо — подробно описала историю своей семьи, начиная от мятежного, неподкупного шотландского лендлорда Арчибальда Аргайля.

Каролина Гейбель была второй женой советника Вестфалена. От первой у вдовца остались четверо детей. Красота младшей дочери Вестфаленов, Женни, будет всю жизнь вызывать восхищение окружающих. Она была любимицей семьи, её баловали родители, боготворили друзья. С самого детства дети советника прусского правительства Людвига фон Вестфалена и Каролины Гейбель дружили с детьми советника юстиции Генриха Маркса и Генриетты Пресборк — Эдгар и Карл были одноклассниками, Женни и Софи — закадычными подругами.

Самая красивая девушка Трира долгое время не обращала внимания на Карла, ведь он был на четыре года моложе, но всегда знала, что смуглый черноволосый и очень остроумный мальчик давно покорён её удивительной красотой. Когда Женни исполнится девятнадцать лет, а ему пятнадцать, она с удивлением обнаружит у него необыкновенную эрудицию, обширные познания в философии и поэзии. Очень скоро она станет с нетерпением ждать писем Карла и его приездов сначала из Бонна, где он учился в университете, а затем из Берлина, где продолжал обучение.

Женни будет отказывать многочисленным женихам, и баронесса смирится, что её высокородная дочь выбрала в будущие мужья сына еврея, перешедшего в евангелическое вероисповедание. Они оба были из небогатых семей, но никогда не могли себе представить, что им придётся долгие годы влачить нищенское существование. Так сложится жизнь: он не станет ни советником юстиции, как его отец, ни уважаемым профессором, как мечтала его мать и женится на очень любимой девушке почти без приданного.

Женни исполнилось двадцать девять лет, ему двадцать пять, когда они решили, что семи лет ожидания достаточно для испытания прочности их любви и заключения брачного союза. Они уезжали в Париж с большими надеждами на будущее, не зная, что очень скоро будет бросать их судьба из страны в страну, пока не осядут надолго с испытаниями нищетой в туманной Англии.

Но тогда, в Париже, очень короткое время будут безмерно счастливы молодожёны в обществе собратьев по перу — журналистов, поэтов и философов. Их семейная жизнь проходила творчески насыщено и радостно на улице Ванно, 38. Здесь 1 мая 1844 г. родится их первая дочь, и они назовут её тоже Женни по настоянию Карла, боготворившего свою любимую женщину. Ничто не предвещало им тогда нищенства и страшных испытаний детскими смертями. Им не дано было знать, что их первая дочь, пройдя вместе с ними через адские муки нужды, не доживёт до тридцати девяти лет и скончается от приступа астмы, оставив сиротами своих маленьких детей.

Французский социалист Пьер Жозеф Прудон (1809 — 1865 гг.) отрицательно относился к коммунизму, считая, что тот порабощает личность, но допускал добровольное объединение отдельных коммун в федерации. Испытание нищетой коснулось сына крестьянина самым непосредственным образом. В молодости Прудон был наборщиком в типографии, судейским чиновником, служащим в транспортной конторе. В 1840 г. он опубликовал своё сочинение «Что такое собственность?», утверждая, что собственность это — кража, и тогда двадцатидвухлетний Карл Маркс высоко оценил его аналитический труд.

Прудон выступал против крупного капитала, считая необходимым «конституировать» «равную для всех» собственность. В 1846 г. он издал свою работу «Экономические противоречия или философия нищеты», в которой отрекался от насильственной революции и мифической коммунистической идеи. Французский социалист был талантливым самоучкой, и в некоторых вопросах значительно опередил своё время. 31 июня 1848 г. он выступит в Учредительном собрании в Париже и потребует установить право на труд, осуществляемое через «даровой кредит» специально созданного «народного банка». Прудон приложит много сил, чтобы собрать деньги для организации такого банка, надеясь даже на сознательную помощь Наполеона III. Философ верил в справедливость буржуазного общества, но арест и трёхлетнее тюремное заключение разрушат его иллюзии. После освобождения он выпустит книгу «О справедливости», и его опять арестуют. Прудон сбежит в Брюссель и вернётся в Париж только через десять лет. В последние годы своей жизни он будет работать над книгой «О политической способности рабочего класса» — она выйдет уже после его смерти.

Получив книгу Прудона в ноябре 1846 г., Карл Маркс увидит в ней серьёзную угрозу коммунистической идее и немедленно начнёт писать в ответ на французском языке свою критическую работу «Нищета философии». Он бросит упрёк французскому социалисту, что тот не видит в нищете разрушительной, революционной силы, ниспровергающей старое общество, а только простую обездоленность, что он «славословит мелкую буржуазию и жалкие любовные и патриархальные иллюзии домашнего очага».

По иронии судьбы, после разгрома революций 1848 г. судьба протащит семью Карла Маркса через опустошающую, забирающую здоровье и жизни нищету, оставив только «жалкие любовные и патриархальные иллюзии». Каждый из них слушал только себя, обвиняя противную сторону, не пытаясь провести критический анализ своих суждений, выделить общие, разумные ценности и объединить их.

Позабыв, что истина рождается в споре, они пытались принизить или отбросить всё то, что не согласовывалось с собственной теорией. Прудон выступал за открытие народных банков для бедняков и выдачу «даровых» кредитов, и это была разумная идея, значительно опережавшая то время, но Карл Маркс её не одобрял, считая, что только насильственным, революционным путём можно добиться улучшения жизни пролетариата.

Будет Женни переписывать работу Карла и гордиться разгромом «Философии нищеты». Ей не дано было предвидеть, что очень скоро «Нищета философии» её прекрасно образованного мужа не спасёт умирающие от безденежья жизни их общих детей — ирония горя заглянет в их семейный очаг в ответ на самоуверенное честолюбие автора. Пройдёт чуть больше года, и в странах Европы из-за неурожая, безудержного роста цен и увеличения безработицы начнутся стихийные революции, подтверждая мысли Карла о разрушительной силе нищеты. Побредёт призрак коммунизма по Европе, свергая королей, забирая бунтарские человеческие жизни и опуская оставшихся в живых в пропасть ещё большей нищеты после поражения.

Они уедут во Францию, разрешившую им приезд, но очень скоро очутятся в Германии, где экономический кризис привёл к восстанию. Женни, две её дочери, недавно родившийся сын и Елена Демут будут жить в постоянной тревоге в Кёльне, опасаясь преследования властей. Маркса арестуют, обвинят в подстрекательстве к восстанию, к свержению короля, но 9 февраля 1849 г. оправдают. Молодые женщины отнесут серебро с гербом в ломбард, выручат немного денег и уедут в Трир. Начинался очень трудный этап нищей жизни…

Глава семейства отправится в Париж, надеясь опять обосноваться в самом счастливом некогда городе их совместной жизни, но после участия в демонстрации 13 июня 1849 г. ему дадут предписание поселиться в Бретани (Понтийские болота). Женни наотрез откажется ехать в Бретань и определит свою судьбу, выбрав для проживания туманный Лондон.
24 августа 1849 г. отплывёт её муж от берега Франции навстречу неопределённости с небольшой суммой в кармане благодаря помощи друзей. Конкретная нищета, о которой писал Прудон, победит в его семейной жизни абстрактную, революционную.

Пасмурным осенним днём приплывут в Лондон остальные члены его семьи: Женни, Елена Демут и трое маленьких детей. Они поселятся на улице Дин Стрит, 28, и там же будет вместе с ними долгое время обитать безденежье. 5 ноября 1849 г. Женни родит четвёртого ребёнка — сына — Генриха, он проживёт чуть больше года и скончается. За ним последует Франциска — она родится очень слабенькой и, несмотря на тщательный уход, будет постоянно болеть. В солнечный день 14 апреля, через два года после первой детской смерти, нищета заберёт жизнь годовалой девочки, и выяснится, что в доме совершенно нет денег. Один французский эмигрант даст Женни два фунта стерлингов, и на эти деньги малышку похоронят на кладбище для бедных.

В это же время в далёкой Франции получит Прудон за свою книгу про Луи Бонапарта несколько сот тысяч франков, и появится надежда открыть «народный банк». А в Лондоне нищета так придавит Карла и Женни, что глава семейства не выдержит и выплеснет отчаяние в письме Энгельсу: «Статью для Дана я не написал, так как не имел ни одного пенни на чтение газет». «Наконец, в последние 8 — 10 дней я занял несколько шиллингов и пенсов, чтобы не подохнуть с голоду».

Не каждый день был у них на столе хлеб, и присмотрела нищета ещё одну жертву — любимца семьи, восьмилетнего Эдгара Муша, талантливого и красивого мальчика. В самом начале 1855 г. родила Женни дочь, и такая она была слабенькая, что все думали — не выживет. Однако малышка окрепла, и перешла смерть к другой детской кроватке — их единственному мальчику, над здоровьем которого уже поработала нищета. Его жизнь закончится на руках у отца, и напишет изнурённый бедностью глава семейства своему другу печальное письмо: «Я перенёс уже много несчастий, но только теперь я знаю, что такое настоящее горе».

Очень тяжёлым окажется для семьи 1862 г. Они заложат в ломбарде все носильные вещи — даже детские. У них не было денег рассчитаться с мясником и булочником, прислало предупреждение газовое общество, появилась угроза долговой тюрьмы. Семья голодала, и вот тогда не выдержала многолетнего испытания нищетой красавица Женни и сказала страшные слова своему философу: «Лучше умереть, чем жить так дальше, видеть вас голодными». Станут успокаивать добитую нищенской жизнью женщину её дети и муж, не дадут поселиться ещё раз горю — согласится продать свою библиотеку глава семейства, и выразят готовность пойти работать подросшие дочери.

Обидится на мужа Женни друг Фридрих, когда тот, задавленный нищетой, не напишет ему слов соболезнования после смерти первой жены. Сытому трудно было понять голодного, но рок заставит это сделать Энгельса, и будет он, очень богатый, умирать голодной смертью из-за рака гортани. В 1864 г. скончается от кровоизлияния в мозг их верный друг Вильгельм Вольф (Люпус), и окажется, что он завещал всё своё небольшое состояние Карлу Марксу. Судьба как будто говорила Карлу и Женни: — Забудьте про все невзгоды и страшную нищету. Живите и работайте на благо своей семьи, на благо всего человечества.

И они очень старались вдвоём, когда писали первый том «Капитала». В 1867 г. в Гамбурге, в издательстве Отто Мейснера появится эпохальная книга под заглавием: «Капитал. Критика политической экономии», посвящённая другу семьи Вильгельму Вольфу, разоблачающая хищническую эксплуатацию в буржуазном обществе меньшинством громадного большинства народа. Глава прусского правительства Бисмарк пришлёт к Марксу для переговоров юриста Варнебольда, обещая всяческую поддержку. В их доме забрезжит надежда триумфального возвращения на родину, но Фридрих Энгельс посоветует ему отвергнуть предложение, обещавшее богатство и безмятежную жизнь под присмотром, и Маркс согласится с ним — они уже готовили себя для величия в истории.

В начале 1868 г. «Капитал» будет признан эпохальным титаническим трудом, и это не отрицали даже идейные противники. В конце 1868 г., Фридрих Энгельс впервые предложит серьёзную материальную помощь для работы над вторым томом «Капитала». Нищета была наконец-то побеждена упорным трудом, но остались в наследство от неё серьёзные болезни Женни и Карла. Впереди их ждали серьёзные политические события — революция 1871 г. во Франции и падение Коммуны, преследование и гибель друзей, бегство в Испанию дочери.
Маркс никогда не узнает, что его вторая фаза коммунизма окажется такой же мифичной и несбыточной, как «Город солнца» Кампанеллы из-за кратковременности жизни, одинаковости человеческих страстей и изменений в природе.

Жена основоположника научного социализма проживёт после революции 1871 г. десять лет, узнает тяжёлые времена после падения Парижской Коммуны, выступление реакции против Интернационала, и будет умирать, страдая от раковой боли, но испытания нищетой к ней уже никогда не вернутся. «Она видела своё счастье в том, чтобы делать других счастливыми» — так скажут про неё в прощальной речи.

Через сто десять лет после смерти Женни Маркс в одночасье окажутся на пороге нищеты миллионы женщин после распада советской империи с диктатурой коммунистической партии. Они будут отважно бороться с голодом и безработицей, спасая свои семьи, пока идеологи коммунистической системы алчно присваивали в личную собственность общественное добро, подтверждая мысли древних учёных, что тираническая власть, угнетающая и обманывающая народ, превращает его в развращённый.

Не опускайте никогда рук перед трудностями, и бедность отступит от Вашего порога! Берегите себя и своих родных.

Обновлено 23.03.2018
Статья размещена на сайте 1.11.2006

Комментарии (13):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Очень интересная статья!

    NB Вестфален или Весфален? > Каролина Гейбель была второй женой советника Вестфалена. От первой у вдовца остались четверо детей. Красота младшей дочери Весфаленов, Женни, будет всю жизнь вызывать восхищение окружающих.

  • Есть какая-то "система" в подобных случаях: чем больше человек думает о благе человечества в целом и отдалённых поколений, тем хуже живётся тем, кто находится непосредственно рядом с ним. Ммм... не хочу сейчас заниматься обощениями и поиском "корня зла", а то получится кухонное перемывание косточек...

  • Очень интересная работа, наводит очень много хороших мыслей

  • Когда я читаю про умирающих с голоду детей, мне однозначно хочется прибить родителей. К дьяволу такие теории, книги и философию, если их авторы не могут прокормить даже своих детей! Как же они могут учить весь мир, как надо жить, если они даже семью прокормить не могли? Грош цена таким теориям, что и подтвердила жизнь.

    • Могу только согласитья с Жабочкой. Грош цена такому отцу, который не хочет и не в состоянии быть ответственным за своих детей. Какая уж там философия если ребенок голодный...

    • Ваше суждение резковато, но всё же я согласна. В первую очередь, несомненно должна быть ответственность перед своей семьёй, перед своими детьми.

      Не могу не согласиться так же с автором в том, что никогда не надо опускать рук. На мой взгляд, увязают в нищете люди без стремлений. Тот, кто карабкается вверх, рано или поздно из нищеты вырвется.

      А вообще, это очень страшно, оказаться за чертой бедности. Как показывает практика, в этой ситуации придают друзья, отворачиваются порой, даже родные. Оказавшись в нищете, человек натыкается повсюду на глухую стену непонимания и нежелания понять.

      Оценка статьи: 3

      • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 18 ноября 2006 в 20:49

        "Оказавшись в нищете, человек натыкается повсюду на глухую стену непонимания и нежелания понять."
        Не всегда. Моя семья дважды там оказывалась - когда ушел мой отец и когда ушел отец моего ребенка. Друзья очень выручали. И очень деликатно. Нежелание понять встречалось только со стороны этих отцов. "Я не могу тебе дать денег на еду, мне на бензин не хватит".

  • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 1 ноября 2006 в 08:36

    Очень интересно, особенно сам взгляд именно с этой позиции, но на фоне такого полного описания истории семьи Карла Маркса Макиавелли как-то теряется, а заслуживает большего, чем краткое упоминание в статье о нищете. К тому же этими двумя историями далеко не исчерпываются примеры нищеты известных людей. Так что рекомендую сократить статью на пару абзацев - будет смотреться более цельно.