София Варган Грандмастер

Татьянин день, День студента... А при чем тут Оливье?

Оливье, студенты и Татьяна — ну прямо сборная солянка, где ингредиенты не имеют друг к другу ни малейшего отношения, и их совместное употребление вызывает в лучшем случае изжогу. Но это только на первый взгляд.

25 января — день святой мученицы Татианы, которая проповедовала христианство даже в храме Зевса, за что была подвергнута мучительным пыткам и отсечению головы. Но 25 января — не только день великой святой христианской церкви, но и День Студента.

25 января 1755 года Елизавета Петровна, императрица всея Великия, Малыя и Белыя Руси, подписала указ об основании Московского университета.

Скажем прямо, эта императрица была не слишком великого ума и об образовании жителей великой империи не особенно пеклась, а вот граф Иван Иванович Шувалов, фаворит императрицы Елизаветы, отличался и умом, и склонностью к образованию. Он и присоветовал государыне основать собственный университет, вместо того, чтобы посылать вьюношей обучаться за границей, где они набирались всяческих непотребных идей и привычек и могли утратить чувство патриотизма. Как видите, фавориты тоже могут на что-то полезное пригодиться. Ну, а дата — 25 января — тоже связана с Шуваловым, точнее, с его матерью. Это был своеобразный подарок «маменьке на именины», так как мать графа звали Татьяной.

Давно нет Елизаветы Петровны, прочно забыт Иван Иванович Шувалов, а 25 января — по-прежнему День Студента. Его праздновали даже в советские времена, когда идеология развитого социализма строго-настрого воспрещала религиозные праздники. Но Татьянин день не смогли отменить даже самые ярые атеисты. Правда, его перестали связывать со святой Татианой, а оставили просто безликую дату — 25 января (это произошло в 1923 году), обозвав чудесный и романтический Татьянин день Днем Пролетарского Студенчества.

А при чем же тут Оливье? Да-да, именно с заглавной буквы, потому что речь идет не о салате оливье, который является уже много лет неотъемлемой принадлежностью любого праздничного стола, а о французе Оливье, который этот салат изобрел.

Проживал этот самый Оливье в Санкт-Петербурге, в XIX веке, держал ресторан «Эрмитаж» и был очень доволен: страна богатая, посетителей в ресторане много, деньги так и текут в карманы. Но был один день в году, когда столовое серебро «Эрмитажа» убиралось в шкафы, из залов ресторана выносили пальмы и фикусы в кадках, вместо фарфора доставали специально припасенные глиняные тарелки и блюда. Да, именно 25 января, в Татьянин день, знаменитый ресторан «Эрмитаж» начинал выглядеть, как студенческая столовая после нашествия саранчи.

Дело в том, что Оливье обслуживал не только высший свет и купечество первой гильдии. Француз, он отдавал должное благам, которые несет образование, и 25 января помещение ресторана принадлежало студентам. В ресторан шли все — студенты, преподаватели, выпускники. Это был их день, день, связанный именно с получением образования.

А зачем же серебро убирать? Ну, об этом давно сказано: «Александр Македонский был, конечно, великий человек, но зачем же стулья ломать?», — а студенты никогда не могли удержаться от ломки стульев. Один день в году — 25 января — они гуляли, и гуляли бесшабашно и безнаказанно.

Недаром Екатерина Великая издала специальный указ, относящийся к Татьяниному дню. Там говорилось, что студенты, отловленные в непотребном (читай — в пьяном, а то и без порток) виде в Татьянин день, не должны наказываться, а их со всей вежливостью должны сопровождать в теплую избу, где укладывать на лавки и накрывать кожухами (чтоб, бедные, не замерзли, ведь похмелье сопровождается понижением температуры тела), а утром давать стопку для опохмелки и закуску, после чего и отпускать с Богом.

Но это — только в Татьянин день. В остальные дни студенты, пойманные в том самом непотребном виде, рисковали не только здоровьем, но и местом в учебном заведении, а то и могли лоб забрить и — в солдаты, щи деревянной ложкой хлебать 25 лет подряд.

Зато 25 января студенты гуляли («Гулять так гулять! Официант! Три корочки хлеба!») от всей души. Города сотрясались от студенческих криков и студенческих гимнов. Маменьки запирали дочек понадежнее: студенты — дело такое, не уследишь, придется свадьбу гулять — хуже гусар, право слово. Папеньки завистливо вздыхали, слушая вопли за окном, и тихонько подтягивали студенческие гимны, вспоминая давно прошедшие времена.

Ректор университета выкатывал бочонок медовухи и лично стоял на розливе. Начав с медовухи, студенты переходили на вина в «Эрмитаж», ну, а чем дальше в стакан — тем выше градусы, и в ход шла водка с пивом (говорят, это — минимальные деньги на ветер). На закуски студентам традиционно не хватало. Пили все, даже трезвенники и язвенники. Пили отличники — за успешную сессию (как раз к Татьяниному дню заканчивалась сессия), пили неуспевающие, оплакивая провалы на экзаменах, пили и середнячки — просто так, из молодого счастья жить.

Но что характерно, напившись до розовых слонов в микро-бикини 25 января, 26 января студенты, страдая от тяжкого похмелья, нестройными рядами тянулись в родные пенаты, то бишь в университетские аудитории, где преподаватели, также страдая тяжким похмельным синдромом, дрожащей рукою вычерчивали на досках формулы образования. Занятия не пропускал никто — это было не принято, даже неприлично. И чем больше пили и гуляли на Татьянин день — тем более требовалось явиться на следующий день в классную аудиторию, дабы продемонстрировать свою стойкость.

Татьянин день празднуют и сегодня. Правда, нынче ректора не выкатывают бочонки с медовухой. Увы, даже пива не предлагают. И все же Татьянин день — День Студента — по-прежнему шумит в университетах, общежитиях, пивных барах и кафе. Жаль только нет больше француза Оливье с его салатами — очень бы пригодился студентам.

Обновлено 25.01.2009
Статья размещена на сайте 13.01.2009

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: