Юрий Москаленко Грандмастер

Чей труд изучали Мичурин и Вавилов? Лютер Бёрбанк

7 марта 1849 года, 160 лет назад, в Ланкастере (штат Массачусетс) в большой семье фермера и фабриканта Бёрбанка появился на свет 13-й ребенок, которого назвали Лютером. Старшие дети были к тому времени уже взрослыми, так что нянек у малыша хватало. Хотя уже очень скоро проявились две яркие склонности Лютера. Во-первых, он очень любил читать, а, во-вторых, практически от темна до темна пропадал на улице. Родные шутили: если Лютер дома, то он всегда сидит с книжкой в руках, а если его нет — то собирает какие-нибудь растения.

Семья жила не богато и не бедно. Но отец — шотландец по крови, был очень трудолюбив, в чем-то скуп, он считал, что каждый человек, будь ему 30 или 5 лет, должен зарабатывать на свой кусок хлеба. Вот и Лютер не просто так бродил в поле или лесу. Во время уборки сахарного тростника он наравне со всеми носил срубленные растения и складывал их в бурты, а когда чуть подрос, ему начали доверять и мачете.

К садоводству приучила мама

Лютер Бёрбанк - красавец-мужчина, а заодно и чудотворец Но больше всего ему нравилось работать в саду, который выращивала его матушка. Она была англичанкой, и в память о своей далекой родине сажала у себя рядом с домом то, что когда-то росло в ее далеком английском детстве. И очень скоро Лютер научился разбираться в обрезке веток, прививках и прочих тонкостях, которые помогают добиваться высокого урожая или пышного цветения.

Но к шести годам Лютеру стали доверять более ответственные дела. Его отец открыл сразу несколько фабрик по производству глиняной посуды и кирпича, благо недалеко от участка находились огромные запасы глины. А Лютер со своим братом, который был на пару лет старше, нагружали телеги кирпичом, запрягали волов и развозили продукцию фабрик отца по окрестным ранчо и городам. Когда не было кирпичей, развозили бруски и доски с лесопилен Бербанка-отца, а то и просто отходы. И часто оставались посмотреть на то, как на бумажной фабрике из древесных отходов изготавливают бумагу, порох. Это было увлекательно…

В девятилетнем возрасте Лютер предложил отцу увеличить урожайность клюквы. Для этого нужно было построить дамбу. Образовавшийся пруд зимой замерзал, так что вся окрестная детвора собиралась у Бёрбанков.

Наверное, нет смысла описывать школьные годы Лютера. Учиться ему не очень-то нравилось. Как и посещать церковь, где служба длилась порой до 6 часов подряд. Шустрому мальчишке усидеть на одном месте столь продолжительный период было очень тяжко…

Пыль глотать не захотелось…

Эти клематисы носят имя Лютера Бёрбанка После окончания школы он устроился на фабрику родного дяди и продолжил свои изобретения. Первым «досталось» деревообрабатывающему станку, который он усовершенствовал так, что производительность труда возросла в несколько раз. Но Лютер очень быстро понял, что древесная пыль быстро забивает легкие работающего человека, отчего рабочие на фабрике умирают в среднем возрасте, не доживая до старости. Такой судьбы ему не хотелось. Он решил стать врачом и засел за учебники по физиологии человека.

Такие «шарахания» из стороны в сторону не очень-то нравились ни родителям, ни любимой девушке Лютера. Они требовали, чтобы молодой человек скорее определился в своих пристрастиях. Но тут семью подстерегла беда: неожиданно скончался отец. Два старших брата тут же оставили родной дом и отправились на поиски своих «слитков удачи» в Калифорнию, где набирала темпы «золотая лихорадка». Они звали с собой и Лютера, но тому не очень-то хотелось становиться старателем, его больше влекло садоводство и растениеводство. И он согласился отправиться в Калифорнию, потому что климат прежнего места жительства не очень-то подходил для занятия селекцией растений. Из множества поселков Калифорнии выбрал один — Санта-Розу, скорее всего, из-за названия, так как в те времена это был небольшой и довольно грязный населенный пункт. Но здесь была относительно недорога земля — в конце концов, Лютеру удалось купить целых 17 акров!

Начиналось все очень трудно…

Такой фиолетовый картофель выращивал на своем участке прадед А. С. Пушкина - Абрам Ганнибал Как потом сознавался сам Лютер, в чемодане у него было только 10 картофелин выведенного им сорта «Бёрбанк».

Маленькое лирическое отступление. Мало кто знает, что прадед по матери Александра Сергеевича Пушкина Абрам Ганнибал очень любил выращивать картофель и даже занимался его селекцией. Правда, арап Петра Великого выводил иссиня-фиолетовые сорта картофеля, нам бы они показались экзотическими.

Вернемся к Бёрбанку. Свои десять картофелин он не съел, а посадил недалеко от хижины. А потом год от года их окультуривал, стараясь повышать в них содержание крахмала. Но на этом разбогатеть было невозможно — первое, что принесло Лютеру хороший доход — выведение раннеспелых сортов кукурузы и фасоли. Опять же с высоким содержанием сахара…

Но это будет позже. А первые полгода для Лютера были настоящим испытанием. Он голодал, несколько раз ему приходилось ночевать в курятнике с теми курами, которых он нанялся охранять. Был период, когда он чуть не умер от истощения, и старуха-нищенка, которой добрые люди давали в день кружку молока, несла эту кружку с молоком молодому человеку, а потом они выпивали это молоко на двоих. Но он был уверен — Фортуна всегда поворачивается лицом к тому, кто упорен, настойчив, в ком твердый дух и могучая вера в лучшее…

20 тысяч саженцев вырастил на «одном дыхании»

Наконец, он нашел работу: в соседнем хозяйстве был нужен плотник. Он работал до вечера, а потом в темноте возился со своими саженцами. Всю любовь и нежность к оставшейся далеко подруге он отдавал своим бессловесным зеленым друзьям. Первые опыты окрылили Бёрбанка. Но еще большее удовольствие ему принесли разросшиеся плодовые растения. А когда ему поручили вырастить 20 тысяч саженцев сливы — он сумел блестяще справиться с заданием. И до конца жизни слива оставалась его самым любимым «подопытным кроликом», достаточно сказать, что селекционер вывел более ста новых сортов, в том числе и сорт, в котором отсутствовала твердая оболочка в косточке.

Классическая фотография Лютера БёрбанкаПосле выполнения данного заказа Бёрбанк навсегда позабыл, что такое безденежье. К нему за саженцами потянулись фермеры не только Калифорнии, но и других штатов, создавая порой длинную очередь. Лютер был неутомим. Во-первых, он был очень трудолюбив, оставляя для сна только считанные часы. А, во-вторых, что не менее важно для творческого человека — он никогда не боялся экспериментировать. Шутка сказать, одних только сливовых деревьев в его разросшемся саду было порядка 7 миллионов! И выбраковку селекционер производил безжалостно. Однажды он рассказал, что сжег порядка 65 тысяч гибридных кустов ежевики, оставив не более полусотни для продолжения опыта. Его имя, названия его ферм (Санта-Роза и Севастополь, на реке Русской) стали известны не только в округе, но и во всей стране и даже за океаном.

Кактус без колючек и грецкий орех без скорлупы…

Вот только небольшой перечень того, что сделал для человечества Бербанк: слива без косточки, плумкот (гибрид сливы с абрикосом), кактус без колючек, дающий вкусные плоды и ценный корм скоту, съедобный карликовый каштан, приносящий плоды на втором году жизни, грецкий орех с тонкой, как бумага, скорлупой, айву с ананасным запахом, белую ежевику, ежевику без шипов, сладкий лук с луковицами массой более 1 кг, душистый георгин, голубой мак, гигантские амариллисы с цветами до 30 см в диаметре.

Книга о жизни и работе Лютера Бёрбанка, вышедшая в Москве в 1937 году Климент Аркадьевич Тимирязев, Иван Владимирович Мичурин, Николай Иванович Вавилов — могут по праву считать себя продолжателями дела Лютера Бёрбанка. Они очень внимательно изучали работы, написанными Бёрбанком, таким как «Мои методы и опыты» в 12 томах, 1914 -1915); «Как обучить растения работать на человека» в 8 томах, 1921), «Создание растений для человека» в 1907 году. Николай Вавилов бывал в Санта-Розе, где был просто «сражен» тем размахом, с которым проводит свои опыты Бёрбанк. Тимирязев называл его «рабочим-чудотворцем». Да что там селекционеры! Перед ним снимали шляпу Джек Лондон, Томас Эдисон и Генри Форд…

Лютер Бёрбанк прожил долгую жизнь. Он умер у себя в Санта-Розе 11 апреля 1926 года, спустя месяц после того, как отметил свое 80-летие. И что особенно обидно: его работы в Америке, по большому счету, не получили должного развития, многие выведенные им сорта утеряны или забыты…

Обновлено 7.03.2009
Статья размещена на сайте 4.03.2009

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Да, действительно оооочень интересно. А с родом Вавиловых у меня и вообще особые отношения.

    Оценка статьи: 5

  • А Ганнибал-то себе картофель по цветовой схожести подбирал.
    5

    Оценка статьи: 5

  • Заголовок просто ошибочен. Как и в целом "картофельная тема" здесь. Картофель ко времени Бербанка даже в Европе уже был одной из главных продовольственных культур. Достаточно вспомнить, что Великий голод в Ирландии случился в 1845-49 годах.

    Картофель же и Европа, и европейская цивилизация, распространившаяся, как известно, в Северную Америку, получила уже готовой продовольственной культурой - от индейцев Америки Южной, возделывавших картошку тысячелетиями.

    Технический картофель отличается от продовольственного не горькостью/сладостью, а повышенным содержанием крахмала. С диким картофелем селекционеры начали работать сравнительно недавно, у Бербанка просто не было материала для опытов по созданию сортов. Разве что приморозить - тогда точно сладким станет ))

    Потому считаю очень неудачной фразу: "А потом год от года их окультуривал: выбирал самые сладкие клубни, стараясь повышать в них содержание крахмала". Так никакого нового картофеля не получишь (кстати, на вкус он каждую картофелину пробовал, что ли?). Отбором вегетативно размножаемого картофеля новый сорт не сделать.

    Рекомендую читателям напрячься и вспомнить свой опыт общения с картофелем - и тогда многие вспомнят, что горьким картофель становится от соланина - алкалоида (от которого и тот же паслен горек), в больших количествах образующегося в прорастающих клубнях, либо в тех, что полежали на свету - зазеленели.

    Они очень внимательно изучали работы, написанными Бёрбанком, таким как «Мои методы и опыты» - тут, Юра, ты явно запутался с согласованием ))

    Кстати, Википедия, рассказывая о Бербанке, говорит о том, что эти десять картофелин были итогом его селекционерской работы. Цитирую:
    читать дальше →



    Как понятно из этой цитаты, в Санта-Розе Бербанк занимался не выведением нового сорта, а выращиванием клубней нового сорта, уже выведенного, - занимался размножением семенного материала на продажу.

    • Люба Мельник Бывший модератор 7 марта 2009 в 08:13 отредактирован 7 марта 2009 в 08:19

      Опять же кстати:
      "Обещался Мичурин Бербанку
      Чудо-грушу прислать, бессемянку;
      Но исполнить не смог:
      Плод был слишком широк
      И не влез в трехлитровую банку". )))

      А это: "многие выведенные им сорта утеряны или забыты… " - последствия увлечения ламаркизмом, хе. Как и в случае Мичурина.

      Еще кстати. Числить Тимирязева (1843-1920), как и Мичурина (1855-1935) среди "продолжателей дела Лютера Бёрбанка" (1849-1926) некорректно, они - современники. Не говоря уже о том, что Тимирязев и Вавилов - вообще иного поля ягоды, они - профессиональные ученые, а не садоводы-практики.

      • Любаша, мне кажется, что садовод-практик был до мозга костей ученым. Разве что какими-то научными категориями разбрасывался реже. Это как писатели. Разве можно было назвать 19-летнего Мишу Шолохова, который писал "Тихий Дон" профессиональным писателем? Он был чистый практик. А роман между тем, мы относим к классике.
        Вы можете, конечно, возразить, мол, это разные вещи! Но ведь это Бёрбанк вырастил 113 сортов одних только слив. Без научной школы. А на его двух основных научных трулдах учились, между тем, будущие ученые...
        А вообще я снимаю шляпу перед Вашими познаниями в области растениеводства...

        • Юра, если продолжать тему Шолохова, можно сказать: Бербанк=Шолохов, Тимирязев=Шкловский. Или Чуковский. Или еще кто из литературоведов, да?
          Перед ученым стоят несколько иные задачи, чем перед "практиком". Практик может вооружаться результатами научных исследований - и это может ему помочь. А может - не вооружаться, год за годом отбирая клубни по цвету, форме, готовности отразить фитофтору)) И добиться некоторого результата. А ученый будет анализировать итог работы и давать ему оценку. В частности - о том, закреплен или нет тот или иной признак, состоялся сорт или нет.
          Почему иные формы, которые Бербанк считал сортами, исчезли? Вполне может быть, что они были именно не сортами, а итогом этого самого ламаркистского "воспитания" растения.
          читать дальше →

  • Очень интересно!
    Ну, бывают же люди! Так захотелось куда-нибудь в собственный сад, где яблони и груши, и абрикосы и сливы, и солнышко, и ветерок в ветвях, и птички, конечно...
    Так было, когда мы жили в селе в Полтавской области! Красота там, конечно, неописюемая! И ещё был свой собственный колодец во дворе с бесподобной водой!

    Оценка статьи: 5

    • Марина, колодец бесподобный! Жить бы нам в такой глубинке и не тужить. Но цивилизация диктует свое! нам уже джакузи подавай...
      Но когда-нибудь к своим корням обязательно вернемся...