Юрий Москаленко Грандмастер

Ради кого Никита Сергеевич Хрущев задним числом ввел смертную казнь в СССР?

19 мая 1961 года в Московском городском суде начался процесс, который привлек себе повышенное внимание жителей не только столицы, но и всего советского государства. На скамье подсудимых оказались 30-летний Ян Рокотов (по кличке Ян Косой), его ближайший помощник Владислав Файбишенко (кличка — Владик) и их подручные. Следствием было установлено, что с 1957 по 1961 только через руки Косого прошло валюты, золота и драгоценностей в общей сложности на 20 миллионов рублей. За один день работы Рокотов «богател» примерно на 5 тысяч рублей.

Это были люди, которые оказались хуже бельма на глазу «кристально чистого» первого социалистического государства. Не стоит забывать, что именно в этот период весь мир рукоплескал первому в мире космонавту — Юрию Алексеевичу Гагарину — и, говоря словами поговорки, «Цезарь должен был быть вне подозрений». Все «трутни, жирующие на шее трудового народа» (это не моя фраза, это выдержка из статьи мая 1961 года), должны быть непременно наказаны. Да так, чтобы другим неповадно было!

К американцам постоянно приставали

Ян Рокотов и в страшном сне не мог представить, что его жизнь оборвется в самом расцвете Первый тревожный звонок для советских руководителей прозвучал двумя годами раньше, когда в мае 1959 года на встрече с Анастасом Микояном ведущий американский экономист Виктор Перло пожаловался, что в Москве к нему постоянно пристают какие-то люди даже не с просьбой, а с требованием продать валюту. Чуть позже, когда известный американский публицист Альберт Кан встречался с главным идеологом СССР Михаилом Сусловым, он выразился еще более прозрачно: «Разве это хорошо, когда в центре столицы социалистического государства в открытую промышляют валютчики, а милиции до этого нет дела?!».

Ответ Суслова на заседании Политбюро оказался как пистолетный выстрел: «Все расследование дел о валютных преступлениях передать во введение КГБ!».

На деле же все было не так-то просто. «Валютчиками» в то время занимались отделы по борьбе с хищениями социалистической собственности (БХСС). Офицеры этой службы были «засвечены», так как их было не так много. Следовательно, был «завербован» большой отряд тайных осведомителей. Которые тоже, между прочим, рыскали по «Плешке», так называлось самое «хлебное» место для скупщиков на улице Горького в Москве, от Пушкинской площади до гостиниц «Националь» и «Москва», скупали валюту (чтобы настоящие «коллеги» не заподозрили в них агентов БХСС. Кто-то «сдавал» всю полученную валюту до цента, а у кого-то часть иностранных денег «прилипала» к рукам.

Уже после начала процесса в обществе начали муссироваться слухи о том, что и Рокотов, и Файбишенко были такими сексотами БХСС. Что и они «сдавали» мелких «сошек» для того, чтобы имитировать видимость активной деятельности в глазах милицейского начальства. Правда это или вымысел?

В головах тогдашнего руководства МВД просто не укладывалось, что Рокотов проворачивал такие крупнейшие операции без «прикрытия». Причем главной «крышей» сделали самого начальник валютного отдела с Петровки, 38, которого незамедлительно уволили из органов. Причем, по словам бывшего главы Службы по борьбе с контрабандой и незаконными валютными операциями КГБ СССР, информация о том, что ему приходилось «делиться», была получена из уст самого Яна. Впоследствии ни на очной ставке, ни в ходе расследования этого доказать не удалось, но многое тогда в СССР делалось по принципу «От греха подальше».

Бдительная уборщица «засветила» валютную сеть…

В свертке лежали доллары. Уборщица понесла их в банк... Но вернемся к сути дела. Первым «спалился» Файбишенко. В одной из московских парадных, под лестницей, он оборудовал тайник, где и хранил часть скупленной валюты, золотых червонцев и ювелирных украшений. На его беду уборщицей дома была назначена очень въедливая женщина, которая решила работать на совесть и полезла с тряпкой туда, куда до нее никто не лазил. Сверток, завернутый в газету, уборщица извлекла на свет, развернула и ахнула. Золота и брильянтов в тот раз не было, но валюты оказалось с избытком.

Как честная советская гражданка, уборщица вытерла о халат руки, положила сверток в авоську и тут же отправилась сдавать обнаруженный клад в один из московских филиалов банка. Она рассчитывала получить за находку, как минимум 25% от ее стоимости. Но этот вопрос не мог быть решен за один-два часа, нужно было время.

А назавтра в квартире уборщицы раздался звонок. На пороге стояли два молодых человека, которые представились студентами университета. Они умоляли бдительную гражданку вернуть им сверток, так как боялись, что их деньги украдут, а потому и сделали тайник. И это все, что у них было, а до стипендии еще ой, как далеко!

«Студенты» говорили слезно, в их глазах было столько мольбы, что женщина уже начала раскаиваться в душе, что поступила так опрометчиво. Вдруг ребята, действительно, не доедают, и им придется голодать? «Милые мои, да что я могу сделать, если я этот сверток уже в банк сдала?» — только и произнесла «разжалобленная» хозяйка квартиры.

Ребята не поверили. «Вы, наверное, шутите? Давайте мы договоримся так. Мы сейчас идем в университет и собираем у знакомых деньги. А к вечеру мы принесем вам 10 тысяч рублей, а вы нам отдадите пакет!».

В конце концов, гости поверили…

Бдительная женщина доложила о приходе гостей в КГБ. Через некоторое время ей начали приносить фотографии «валютчиков». На одном из снимков уборщица обнаружила своего недавнего визитера. Это был Файбишенко. А дальше раскрутить организованную сеть не составило труда. А поскольку расследование дела было поручено не ОБХСС, а КГБ — результаты последовали незамедлительно. Вскоре в ловушку угодил и сам Ян Рокотов, который, узнав об аресте Владика, слишком уж засуетился, пытаясь «схоронить» свое богатство.

У КГБ были свои методы. На каждом вокзале обязательно работала «наружка», которая в ходе операции по поимке главаря валютного синдиката была полностью заменена. Подтянутых крепких парней с короткой стрижкой заменили роскошные барышни, на которых и подумать-то было нельзя, что они каким-то образом связаны с органами госбезопасности.

С каждым годом число «расстрельных» статей увеличивалось

Валютчиков и контрабандистов нужно держать в железном кулаке! Но вернемся к главному. Суд начал работу 19 мая. Никто из присутствующих на заседаниях юристов нисколько не сомневался в том, что и Рокотову, и Файбишенко «впаяют» по максимуму — 8 лет колонии строгого режима. Дело в том, что в то время количество «расстрельных» статей было очень невелико.
Последний раз смертная казнь была отменена в СССР 26 мая 1947 года. Но уже 12 января 1950 года высшую меру наказания было разрешено применять к изменникам Родины, шпионам, подрывникам-диверсантам. А с 1959 года смертью разрешили карать и умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

В 1960 году пошли еще дальше: смертная казнь могла быть назначена за измену Родине, шпионаж, террористический акт, диверсии, бандитизм, умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, уклонение от призыва по мобилизации, дезертирство, насильственные действия в отношения начальника, нарушение уставных правил караульной службы, злоупотребление властью, мародерство, насилие над населением в районе военных действий и т. д. Но о валютных операциях речь не шла!

Приговор Рокотову и Файбишенко общество встретило с пониманием. Но этот «мягкий» по его мнению приговор встретил бурю возмущения у Никиты Сергеевича Хрущева, который лично приказал ввести высшую меру наказания для тех, кто спекулирует валютой. Более того, председатель Мосгорсуда Л. Громков по распоряжению генсека был срочно уволен с должности, а сам приговор отменили.

Если нельзя, но очень хочется…

Файбишенко и Яковлев в зале суда 6 июля 1961 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР, ужесточающий меру наказания в отношении «расхитителей социалистической собственности». Верховный суд, пересмотрев дело, приговорил Рокотова и Файбишенко к расстрелу. Чуть позже такая же участь постигла еще одного крупнейшего валютчика — 33-летнего Дмитрия Яковлева (кличка — Дим Димыч).

Говорят, закон обратной силы не имеет. В случае с «валютчиками» закон был «переписан». Летом 1961 года, через несколько дней после оглашения вердикта суда в Пугачевской башне Бутырской тюрьмы приговор будет приведен в исполнение…

Кто мог предположить, что спустя три с небольшим десятилетия, вечером 19 июня 1996 года, коробку из-под ксерокса, набитую 500 тысячами американских долларов вынесут из святая святых Дома правительства. И как с гуся вода…

Обновлено 18.05.2009
Статья размещена на сайте 13.05.2009

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: