Карина Бахтадзе Грандмастер

Чем интересна работа историка искусства? Загадки творчества Кипренского

Выставка классика русской живописи… Часто, воспринимая лишь ее внешнюю, праздничную сторону, мы не задумываемся над тем, что стоит за ней. А ведь в основе всего — большой, часто многолетний труд. Чтобы организовать такую экспозицию, нужно не только собрать произведения художника. Искусствоведы по крупицам добывают сведения о его жизни и творчестве. Они находят утерянные неизвестные произведения, определяют имена изображенных там людей.

Большим событием стала выставка работ Ореста Кипренского, приуроченная к 215-летию со дня его рождения. Она открылась в Санкт-Петербурге, потом переехала в Москву. В залах Русского музея, а затем и Третьяковской галереи разместилось около 100 живописных и 200 графических работ из разных музеев страны — от самых ранних, ученических штудий до полотен, выполненных в последние годы жизни.

Экспозиция поставила вопросы, на многие из которых исследователи уже ответили. В круг признанных работ прославленного живописца впервые вошли холсты и рисунки, которые никогда не связывались с его именем. И наоборот, некоторые вещи, которые приписывались Кипренскому, таковыми уже не считаются. Ведь в наши дни у науки об искусстве появились прекрасные помощники. Теперь в решении загадок старых холстов искусствоведы могут опереться не только на интуицию и опыт.

Сейчас в музеях существуют специальные лаборатории, в которых картины изучают с помощью микроскопа, рентгеновских, ультрафиолетовых и инфракрасных лучей. Например, при увеличении подписи О. Кипренского на «Портрете А. Томилова» в 40 раз стали хорошо видны трещины в слое краски, которые появились на картине за долгое время. Если они прошли через красочный слой фона и подпись, значит, они нанесены в одно время автором. Если бы подпись перекрывала трещины грунта или живописи, то ее следовало бы считать более позднего происхождения.

Портрет скульптора ТорвальдсенаА вот другой пример. Искусствоведы сомневались, что «Автопортрет» из Русского музея написан Кипренским. Причина — плохая сохранность живописи. При освещении портрета ультрафиолетовыми лучами стали заметны темные пятна разновременных реставраций. Как они возникли? На вопрос ответили рентгеновские лучи. С их помощью определили, что под верхним изображением скрыто другое. Тот же человек, но в головном уборе. Возможно, художник остался недоволен первоначальным вариантом портрета и решил его переписать. Но не удалил прежнюю краску и даже не подождал пока она просохнет. Поэтому новый слой плохо соединился с прежним. В результате портрет плохо реставрировался.

Можно проследить не только за тем, как менялся замысел художника. На снимках, сделанных в рентгеновских лучах, обнаруживаются характерные особенности живописи мастера. Но, чтобы судить об авторстве, этого мало. Исследователи сравнивают полотна, вызывающие сомнения, с подлинными по многим признакам: характеру холста, грунта, пигментов и даже типу «болезней». Хотя бывает достаточно взглянуть на рентгенограмму картины, чтобы решительно отвергнуть авторство.

Так было при изучении «Портрета скульптора Торвальдсена» из Псковского музея, приписывавшегося Кипренскому. Подобных холстов известно довольно много. Это объяснимо — оригинал, исполненный мастером в 1833 году, был приобретен Академией художеств и служил образцом для копирования. Позднее он попал в Русский музей, где теперь и хранится. Сравнение рентгенограмм обоих полотен не оставило сомнения в том, что автор спорного холста — не Кипренский.

О.Кипренский. Портрет В.А.Жуковского, 1816 Г. ТретьяковкаГрафическое наследие Кипренского составляет около 500 рисунков и более 30 гравюр и литографий. Они, как правило, не подписывались, не указывались даты и названия. Хорошо, если это эскизы к какой-либо сохранившейся картине. Тогда нетрудно определить время работы и название. Но такое бывает редко.

Чаще исследователи остаются один на один с небольшим изображением на листе бумаги, которое смущает то несхожестью манеры с другими рисунками, то загадочностью сюжета. О графике редко упоминалось в документах, она почти не появлялась на выставках. И поэтому историки искусства должны как бы проникнуть в духовный мир художника. Они изучают письма, документы, критические статьи о нем, пытаясь датировать безымянные наброски.

Вот графический портрет русского поэта И. Козлова. На рисунке отсутствуют дата и подпись. Но видна рука большого художника: это, несомненно, Кипренский.

Когда был исполнен портрет? Ответ в фактах из жизни живописца и его модели. Иван Козлов изображен на портрете слепым. Биографы утверждают, что он ослеп около 1821 года. Кипренский в то время находился в Италии. Они могли встретиться с Козловым в период с 1823 по 1828 год, когда художник жил в России. Племянница поэта В. Жуковского, в письме от 20 ноября 1827 г. писала: «Попроси мне у Козлова позволенья литографировать его портрет, писанный Кипренским». Из этих строк следует, что к ноябрю 1827 года произведение было создано. И далее опять идут поиски в архивах.

В наследии мастера немало набросков, содержание которых трудно понять с первого раза. Он часто облекал реальные события в аллегорическую форму. Долгие годы считалось, что один из набросков Кипренского посвящен кончине А. Строганова — президента Академии художеств. Это явная аллегория. В таких изображениях значима каждая деталь. В облаках художник изобразил пожилого человека, жестом руки приветствующего более молодого. Из архивов известно, что в 1814 году в битве под Краоном погиб 19-летний А. Строганов, внук бывшего президента Академии художеств. Его гибель серьезно взволновала художника. Стало понятно, что на рисунке изображен Строганов-старший, скончавшийся в 1811 году, принимающий в свои объятья погибшего внука, героя войны.

Часто исследователи задают себе вопрос: действительно ли Кипренскому принадлежит то или иное приписываемое ему произведение? Ведь он был при жизни одним из самых знаменитых художников, его вещи высоко ценились. Поэтому их копировали, и произведения других авторов выдавали за работы мастера, чтобы увеличить стоимость рисунка.

На одном из портретов изображен неизвестный военный. При внешнем сходстве с другими образами, созданными Кипренским, он исполнен иначе. Часто фон намечен наклонной или горизонтальной штриховкой. Иногда художник делал растушевку. Но никогда фон не затирался так густо, как в портрете военного. А еще в портрете небывало обильное употребление белил.

А если этот портрет — неудача художника? Это возможно, но не в данном случае. Помимо резкого отличия от остальной графики, рисунок содержит ошибки, касающиеся биографии мастера. Наверху заметна подпись, которую легко принять за автограф Кипренского. Она говорит о том, что рисунок исполнен в Петербурге в 1826 году. Офицер изображен в мундире со звездами на эполетах. По справочникам установлено, что такие звезды были введены в 1827 году. Судя по физическим приборам, стоящим на столе, и мундиру, изображен офицер морской или инженерной службы. Но тогда рисунок не мог быть исполнен раньше 1832 года, так как до того времени усы и бороду не разрешено было носить военным. А Кипренский еще в 1828 году уехал из России. Этот портрет — либо подделка, либо работа другого художника, выдававшего рисунок за произведение знаменитого мастера. А обнаруженные цинковые белила позволили датировать портрет 2-й половиной XIX века, когда они стали широко употребляться.

Таковы некоторые грани большой и сложной работы, которая предшествует не только выставке, но и каталогу, монографии о художнике. Всегда ли упорный труд историков искусства вознаграждается удачей? Конечно, нет. Иногда вопросы остаются. И искусствоведам будущего еще предстоит искать, спорить, доказывать…

Интересная профессия — историк искусства, она объединяет в себе почти все науки и отрасли искусства.

Обновлено 28.11.2009
Статья размещена на сайте 8.08.2009

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Как всегда - интересно и познавательно. 5

    Оценка статьи: 5

  • Люба Мельник Бывший модератор 27 ноября 2009 в 08:43 отредактирован 27 ноября 2009 в 08:45

    Как понятно, выставка к 215-летию Кипренского проходила в 1997 году, более чем десять лет назад (год рожд. Кипренского - 1782). Об этом следовало бы сказать ясно и определенно. Конечно, это потребовало бы объяснить необходимость обращения именно к этому событию. И тогда, возможно, стало бы очевидным: вовсе не обязательно, описывая работу реставраторов, историков и искусствоведов (именно эти специалисты, а не исключительно искусствоведы!!!) занимаются атрибуцией произведений искусства.
    И тогда можно было бы избежать недоумевающих вопросов читателя. Вот я, читатель, недоумеваю: неужели в атрибуции работ Кипренского за прошедшие десять лет ничего не "проросло"? Все так и замерло на 1997 годе? Даже в атрибуции упомянутых произведений?
    Ан нет, оказывается, еще как и прирастает. Дискуссии идут, идут, идут... И находки случаются.
    Привязка же к выставке, да еще такой анекдотичной давности, дезориентирует читателя.
    А уж если речь идет о конкретной выставке и об историках искусства - некорректно обойтись вообще без упоминаний хотя бы тех людей, которые занимались подготовкой этой выставки, атрибуцию выполняли.
    усы и бороду разрешено было носить только гусарам При Павле 1, Александре 1 и Николае 1 (и, кажется, при Александре 11) бороды не позволялись никому из военных. Если не ошибаюсь, бороды в русск. армии начались с бородатого Александра 111.
    И будущим искусствоведам еще предстоит "будущие искусствоведы" и "искусствоведы будущего" - две большие разницы. В первом абзаце после "Часто" не хватает запятой.