Наталия Миллс Мастер

Борис I - российский авантюрист, британский шпион или герой «андоррской революции»?

Осенью 1933 года народ миниатюрного горного княжества Андорра потребовал введения всеобщего избирательного права и преимуществ в пользовании природными богатствами своей страны, которыми в то время фактически обладали французские и испанские компании. Испания согласилась с этими требованиями, а Франция пригрозила Андорре войной. В прессе эти события были названы «андоррской революцией».

Страна отчаянно нуждалась в сильном лидере. И он появился, объявив себя графом Оранским, бароном Скосыревым, Верховным и суверенным князем Андорры и защитником веры, обнародовав первую Конституцию Андорры и объявив войну епископу Урхельскому.

Кто же он, так легко завоевавший сердца андоррцев?

На пути к трону

Отставив в сторону помпезность, обратимся к биографии Бориса Михайловича Скосырева (Boris Skossyreff), который родился 12 января 1896 года в Вильнюсе, в русской дворянской семье, и служил в царской армии. События 1917 года вынудили его эмигрировать в Великобританию и просить политического убежища, что не удивляет, ведь по некоторым данным Скосырев был завербован британской разведкой еще во время Первой мировой.

Официально пребывая на службе в ВМС Великобритании, а затем в Министерстве иностранных дел, он выполнял ряд секретных поручений британского правительства в Японии, в США. Харизматичный, склонный к сочувствию, необыкновенно талантливый в изучении языков — таким он остался в памяти людей, знавших его.

Чарующая Андорра...

В 1925 году по «нансеновскому паспорту» лица без гражданства Борис выезжает в Нидерланды, где несколько лет находится на службе при королевском дворе. За особые заслуги королева Вильгельмина жалует ему титул графа Оранского, официального подтверждения чему, впрочем, так до сих пор и не найдено. В 1931 году Скосырев женится на богатой женщине, старше его на десять лет, что, возможно, и становится основной причиной его скорого отъезда с любовницей — молодой красивой англичанкой.

В 1933 году будущий монарх в первый раз посещает Андорру и поселяется в Санта Соломе, в доме, который все еще существует и называется «Русский дом», в честь него. Здесь в полном контакте с андоррской реальностью он работает над планом по превращению Андорры в зону с благоприятным фискальным режимом (по примеру других малых государств Европы). Во время бесед с фермерами, ремесленниками и политиками Андорры становится ясно, что молодежь, восставшая за несколько месяцев до его прибытия, поддержит идею проведения реформ.

17 мая 1934 года Борис представляет свой план Генеральному Совету (высшему законодательному и исполнительному органу Андорры), который не только отвергает план, но и высылает его автора за пределы Андорры.

Еще одна попытка

Скосырев селится недалеко от испанской границы с Андоррой в гостинице «Мундиал», где ведет себя, как истинный монарх, и начинает PR-компанию, которая привлекает живой интерес со стороны прессы. Он дает множество интервью, в том числе по телефону для «The Times» и «The Daily Herald». В интервью испанской газете он признается, что не имеет исторического права на свою претензию, но как благородный человек понимает необходимость защиты прав испанцев, проживающих в Андорре и подвергающихся преследованиям со стороны соседней республики.

Борис входит в контакт с политическими группами южной Франции, и в конечном итоге в Перпиньяне ему удается изложить свой план представителю герцога де Гиза, претендента на трон Франции. Его главный аргумент в том, что к главе Франции якобы никогда не переходило королевское право суверенитета над Андоррой, и Борис может принять на себя функцию регента французского короля.

Французкие легитимисты повторяют это утверждение в своих бюллетенях. Де Гиз не делает никаких заявлений, ожидая больше фактов, но это не может остановить Скосырева, теперь он уже выступает от имени французской короны. Он публикует свой проект в Официальном бюллетене Княжества, распространяет в Андорре листовки, где разъясняет сущность предлагаемых новаторских реформ в политической системы Андорры, модернизации бюджетных средств, привлечения иностранных инвестиций и признания княжества налоговым раем.

Распространение десяти тысяч копий проекта Конституции приводит к тому, что один экземпляр оказывается в руках епископа Урхельского, который немедленно заявляет в прессе о своем соправительстве с президентом Франции, как единственно возможном.

Но уже 6 июля 1934 года Борис Скосырев повторно обращается к Генеральному Совету, предлагая свой революционный проект преобразования Андорры в один из наиболее важных бизнес-центров мира, куда устремятся банки, финансовые учреждения и международные компании, чтобы воспользоваться преимуществами налоговой системы. На этот раз его поддерживают 23 из 24 членов Совета.

Правление Бориса I


8 июля 1934 года в награду за обеспечение счастья и благополучия народа Андорры Скосырев при поддержке андоррцев просит провозгласить его князем Андорры. И снова 23 члена Совета поддерживают его.

9 июля 1934 основывается Временное правительство, в состав которого входят и друзья Бориса: американский миллионер Флоренц Мазмон, советник Пьер Торрес Рибас и… английская любовница. Генеральный Совет объявляется парламентом, принимаются Конституция и Указы о свободе слова, религии, политических убеждений и… абсолютной монархии.

Франция фактически отказывается от вмешательства в действия Генерального Совета, но епископ Урхельский — нет. Монархическое правление Бориса I заканчивается быстро и тихо: 14 июля 1934 года (по некоторым данным 21 июля) испанские гражданские гвардейцы, вызванные епископом Урхельским, арестовывают Скосырева. Он подвергается суду в Барселоне и высылается в Португалию.

Легенды и гипотезы

Предполагаемая могила Скосырева

Дата ареста — не единственное разночтение в опубликованных биографиях Бориса Скосырева, о его жизни после изгнания и особенно о дате его смерти существует множество гипотез. Согласно одной из последних, с 1956 года, после возвращения из сибирского концлагеря, куда он был наплавлен в 1947 по обвинению в сотрудничестве с нацистским режимом (некоторые источники утверждают, что суверенный князь служил переводчиком в немецкой армии на Восточном фронте), Борис жил в немецком городе Боппард, около Кобленца, где он и умер в 1989 году, по крайней мере, так гласит надпись на могиле.

Но пока это лишь предположение, еще одна легенда, каких множество — например, титул графа Оранского и связь Скосырева с королевской семьей Голландии. Это считается маловероятным, в то время как предположение о его сотрудничестве с британскими спецслужбами может быть подтверждено наличием в архиве британского министерства иностранных дел досье от 28 июля 1934 года, которое является единственным официальным документом, имеющим отношение к государственному перевороту в Андорре и Борису I.

Этот документ стал причиной рождения новой гипотезы об организации британскими секретными службами государственного переворота с целью дестабилизации ситуации между Францией и Испанией, используя для этого своего агента — Бориса Скосырева.

Был ли Борис Скосырев просто одним из тысяч русских изгнанников, без семьи и средств к существованию, мечтающим о привилегиях и социальном внимании, боровшимся за это его единственным оружием: склонностью к авантюрам, способностью к языкам и харизмой? Был ли он британским агентом?

Возможно, однажды мы получим ответ на этот вопрос, но мы не должны забывать, что именно им была обнародована исторически первая Конституция Андорры, достаточно либеральная для того времени, что положило начало реформации политической и экономической системы Андорры и рождению еще одного маленького налогового рая.

Статья размещена на сайте 9.10.2009

Комментарии (16):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: