Люба Мельник Бывший модератор

Как остаться в истории? Дневники Серапиона Соколова

Дневники Серапиона Алексеевича Соколова с 1992 г. — с начала их публикации — вошли в научный оборот, цитируются в Интернете. А начался путь дневников к читателю в 1990 г., и я рада, что имею к открытию этого исторического источника непосредственное отношение.

Случилось это так. Знакомые знакомых нанялись делать ремонт в одном из детских садиков Ростова (Ярославская обл.) — и увидели, как в соседнем с садиком доме хозяева, мусор вывозя с чердака, выбросили кучу самодельных тетрадок.

Знакомые знакомых были людьми, старину уважающими, потому тетрадки собрали в коробку, в конечном итоге она попала ко мне. Позднее, после обработки и описания коллекции, публикации в «Сообщениях Ростовского музея», эти дневники были переданы в архив музея «Ростовский кремль».

Дневники охватывают сорок пять лет первой половины XX в. Это тридцать три тетрадки, размером примерно 10×17 см. Некоторые из них — записные книжки промышленного производства, другие — самодельные (изготовленные в том числе из документов семейного архива более раннего периода, вплоть до конца XIX в., тоже довольно интересные сами по себе).

Дневники были начаты в 1906 г., первые две книжки не сохранились. Есть и другие утраты — частью из-за того, что автор некоторые дневники, как сам пишет, уничтожил, частью из-за плохих условий хранения. От некоторых «томов» сохранились лишь разрозненные страницы.

Велись дневники вплоть до 1951 г. Последняя книжка заканчивается записями сына С. А. Соколова — Анатолия Серапионовича, пытавшегося в 1963 г. продолжить традицию, которую соблюдал отец. Намерение это Анатолий оставил после эпизодических заметок.

Серапион Алексеевич Соколов (27.02.1876−1.02.1963) происходит из духовного сословия. Его отец — священник Иоанно-Предтеченской церкви Ростова Алексей Серапионович Соколов, мать — Вера Александровна (в девичестве Андреевская), дочь священника. Вообще, предки родителей, по крайней мере во втором и третьем колене, также относились к духовному званию.

Три поколения Соколовых, в центре – священник А.С. Соколов, 1917 г. Кроме Серапиона в семье было еще семеро детей, две сестры и пять братьев. Священниками из сыновей А. С. Соколова не стал никто, хотя соответствующее образование они получили — учились в духовных училищах, семинариях, один из них закончил даже духовную академию.

«Интеллигенция» укрепления Нарын, 1900-е гг. Автор дневников после Ярославской духовной семинарии поступил в Казанский ветеринарный институт, закончил его весной 1902 г. Осенью того же года женился на дочери священника Любимского уезда Ярославской губернии Варваре Ивановне Добровольской и уехал к месту службы в укрепление Нарын Семиреченской области (Киргизия). Несколько раз менял место службы, пока, наконец, не перевелся в Ростов в 1914 г., где до 1918 г. служил ветврачом на скотобойне.

С.А. Соколов с семьей, 1909 г., Бобров Воронежской губ. В 1918 г. был выслан из Ростова — скорее всего, из-за «сомнительного» происхождения и не совсем лояльного отношения к новой власти. Служил в Ярославле — в отряде по борьбе с холерой, существовавшем там после ликвидации эсеровского мятежа, участковым ветврачом.

В 1937 году ушел на пенсию, однако тяжелые условия жизни вынуждали вновь и вновь определяться на службу — в городскую ветлечебницу, на конюшню райпромкомбината, ночным сторожем. И даже в 1947 г., когда ему было за семьдесят, устроился в ветлечебницу в соседнем с Ростовским районе.

Необходимо сказать несколько слов об отношении С. А. Соколова к религии. Вероятно, был он человеком верующим. Поскольку получил духовное образование — в деталях знал церковный устав, чин богослужений, наизусть помнил тексты служб, знал церковнославянский язык. Любил церковное пение — не случайно его отец был учителем церковного пения в местном духовном училище.

После революции отношение к религии у С. А. Соколова постепенно менялось. Происходило это, видимо, из своеобразной «ревности»: идеалом священнослужителя для него был и навсегда остался его отец. В дневниках не раз встречаются скептические оценки «нынешних попов», «красных попов», которые петь не умеют, устава не знают, служат неправильно.

Часто таким «нынешним попам» С. А. Соколов противопоставляет своего отца. Из некоторых заметок можно заключить, что автор дневников вполне профессионально разбирался в церковных звонах, сам умел звонить в колокола.

Записи в дневниках велись по дням, с указанием приходящегося на день церковного праздника. До определенного времени даты указывались не только по новому стилю, но и по старому.

Во многих случаях в дневниках присутствуют записи о погоде, нередко тут же приводятся народные приметы и делаются попытки их объяснить. Из записей можно понять, что привычку делать заметки о состоянии погоды автор мог перенять у своего отца, ведшего церковную летопись и дневник наблюдений за состоянием озера.

Содержатся в дневниковых заметках наблюдения автора за общественной жизнью, современной записям, даются собственные комментарии этим событиям. Наряду с этим присутствуют заметки о семейной жизни автора, его отношениях с женой и детьми.

Отчетливо прослеживаются изменения личности автора. Жизнерадостный, уверенный в себе человек, уважаемый член общества — таков он в первых тетрадях. В последних — он говорит о тяжелой жизни, о голоде 1947 года, о том, что теряет слух, зрение, конфликтует с чиновниками и соседями, со своими взрослыми детьми.

Но дело не только в физическом старении человека. Пессимизм, удрученность автора нарастают по мере того, как «крепчает» Советская власть. Специалист с высшим образованием, имевший и знания, и опыт, этой власти оказался не нужен — происхождение подкачало.

Талон на муку, 1929 г. Заключительные страницы последнего дневника несут на себе записи не Серапиона Алексеевича, а его сына, Анатолия Серапионовича. Он рассказывает о последних днях отца. Вот что замечательно: с середины 1940-х годов в записях С. А. Соколова то и дело встречаются сообщения о конфликтах с сыном. Но сын не уничтожает эти записи, для возможных читателей он их объясняет: отец, старея, терял зрение и слух, сильно сдал, стал по-стариковски обидчив и подозрителен.

Карточка на хлеб, 1947 г. Помимо записей в книжках есть нечто, представляющее из себя самостоятельную ценность. Это — наклеенные на не занятые текстом страницы карточки на хлеб, муку, воду, талоны на обеды в столовой, билеты в метро, железнодорожные билеты, этикетки от спичечных коробков, папирос, напитков, конфет, детские рисунки, фотографии, дензнаки 1920-х годов. И ценность этих аппликаций в том, что являются они характерными и почти целиком утраченными теперь приметами времени.

Можно с уверенностью сказать о том, что автор рассчитывал на какое-то обнародование дневников — не раз он в записях прямо обращается к будущим читателям, рассуждает о том, что они «поймут его».

Читатели его поняли и приняли всей душой. Поскольку только симпатию могут вызвать искренность, готовность быть честным даже в своих заблуждениях и слабостях. И это делает дневники Соколова не просто ценным историческим источником, но прежде всего — памятником Человеку.

Обновлено 19.03.2010
Статья размещена на сайте 4.03.2010

Комментарии (16):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Михаил Арефьев Читатель 19 апреля 2014 в 00:02 отредактирован 26 мая 2018 в 22:12

    Уважаемая Любовь!
    Можно ли что-то дополнить про фотографию "Три поколения Соколовых, в центре – священник А.С. Соколов, 1917 г." Кто здесь изображен и где она сделана? Это может быть с. Воскресенское в Поречье (ныне Воскресенское Угличского р-на), где служил о. Александр Серапионович Соколов?
    С признательностью, Михаил Арефьев

    • Михаил Арефьев, статья - популярное переложение исследования, опубликованного в сборнике "Сообщения Ростовского музея" - Выпуск 3. Ростов, 1992.
      В Угличе сборники Ростовского музея должны быть в научной библиотеке местного музея, в Ярославле - в Некрасовской областной научной.
      На фотографии 1917 г. в центре - священник Алексей Серапионович Соколов, о котором в статье написано: "священник Иоанно-Предтеченской церкви Ростова". Снимок сделан в Ростове, где служил о. Алексей Соколов.

      Оценка статьи: 5

  • извините, опять возвращаюсь к вопросам, связанным с этим семейством. Речь об Александре Серапионовиче, дяде автора дневника. До сих пор считал, что он служил в селе Шульц Ростовского уезда, по крайней мере, в период 1878-1908 годов. И вот, недавно обнаруживаю информацию о том, что депутатом 3-й Государственной думы от Ярославской губернии был священник села Воскресенского в Поречье Угличского уезда Александр Серапионович Соколов, который служил в этом селе с 1880 года! Он это или полный тезка? К сожалению, у Серапиона о его дяде написано крайне немного...

    • Ростислав Тушенцов, я ничем вам помочь не могу.
      Знаю только, что о приходе села Шулец Ростовского уезда писал священник Павел Соколов (он упоминается вот в этой статье). Родословной Соколовых я не занималась. Про Соколова - депутата знаю только из книги "Члены Государственной Думы. Портреты и биографии. Третий созыв. 1907-1912 г. М., 1913. С. 468 - портрет и краткая биография А.С. Соколова.
      Как понимаю, если задаться целью установить потребности, работать можно либо с документами ГАЯО - консисторский архив, либо с документами Угличского филиала ГАЯО.

      Оценка статьи: 5

      • Люба Мельник, у меня были данные о том, что в 1858 году среди выпускников Ярославской духовной семинарии под номером 32 (первого класса разряд второй) числился Александр Соколов, "Ростовского у. с.Шульца священника Пиония Васильева сын" (ГАЯО ф.230 оп.4 д.645), откуда я сделал вывод, что Пионий Васильев = Серапион Васильевич. Возможно, тут я и ошибался. Но, не буду Вас более утомлять.

  • Добавились новые данные, но, как говорится, остались вопросы и по старым.
    Если Алексей был старшим братом Серапиона, то окончание им духовной академии в 1906 году выходит с задержкой против "стандартного" цикла получения духовного образования лет на 10, но это возможно, конечно.
    Большое спасибо за информацию!

  • Ростислав Тушенцов Ростислав Тушенцов Читатель 8 ноября 2011 в 10:37 отредактирован 26 мая 2018 в 13:14

    Уважаемая Люба, согласно архивной информации (Ростовский филиал ГАЯО ф.Р-6 оп.1 д.109), в Николо-Воржищенской церкви Ростова служил священником Алексей Алексеевич Соколов (1884 г.р., родился в с.Семеновском Пошехоно-Володарского у.), который по возрасту вполне мог быть братом Серапиона Алексеевича. Но такое предположение противоречило бы приведенному в статье утверждению, что никто из братьев не стали священниками. Ясность могла бы внести информация о месте служения в 1884 г. отца Серапиона, Алексея Серапионовича. Не могли бы вы прокомментировать эти факты?

    • Люба Мельник Бывший модератор 8 ноября 2011 в 11:55 отредактирован 8 ноября 2011 в 11:56

      Ростислав Тушенцов, о том, что в священники не пошел ни один из братьев, писал сам Серапион Алексеевич, автор дневников. Священник Алексей Серапионович Соколов служил в Ростовской Предтеческой церкви 47 лет и умер в 1917 году.
      Алексей Алексеевич, если не ошибаюсь, старший брат Серапиона, в 1906 году он, закончивший Казанскую духовную академию, служил "по ведомству народного просвещения" в Чебоксарах.
      С Николо-Воржищевской церковью, кажется, связан род матери Серапиона Алексеевича - Андреевские.

      Оценка статьи: 5

  • Любовь Дубинкина Любовь Дубинкина Мастер 21 марта 2010 в 00:20 отредактирован 21 марта 2010 в 00:23

    Имей я такую причастность к такому делу, хотя бы втайне, но гордилась собой: не просто дневники сохранены, но и кусочек истории.

    Оценка статьи: 5

  • Люба, как интересно!!!

    Оценка статьи: 5

    • Юрий Москаленко Юрий Москаленко Грандмастер 21 марта 2010 в 00:10 отредактирован 21 марта 2010 в 00:11

      и я рада, что имею к открытию этого исторического источника непосредственное отношение. Люба, а как я рад! Напомни мне в личку свое мыло, чевой-то пришлю...

      Оценка статьи: 5

  • Какое это счастье, что дневники сохранились и попали туда, куда надо. А ведь могли же их выбросить, и сколько выбросили подобных вещей невежественные люди?

    • Да, спасают случайности. Ну, и сознание того, что такие вещи представляют ценность. Семья все ж не уничтожила эти тетрадки.
      Почему - потому что берегла, или потому что забыла о них - бог весть))

      Оценка статьи: 5