Сергей Курий Грандмастер

«Алиса в Стране Чудес»: какой перевод сказки наилучший?

Вопрос, вынесенный в заголовок статьи, на самом деле не совсем корректен. Ведь сказка Кэрролла во многом построена на каламбурах, английском фольклоре и прочих лингвистически-филологических тонкостях. Переведи ее буквально — пропадет юмор и игра, переведи ассоциативно — выйдет не совсем та «Алиса».

Рецепт, конечно, прост: или учи английский и читай оригинал, или прочти сразу несколько переводов.

Но что делать тем читателям, которые хотят познакомиться (или кого-либо познакомить) с Кэрроллом впервые? С чего начать? Как не отпугнуть от «Алисы» того же ребенка?

Так давайте же разберемся с тем обилием переводов, которые имеем на данный момент.

Обложка издания 1991 г.

Перевод Н. Демуровой, стихи в пер. Д. Орловской, О. Седаковой, К. Чуковского («Алиса в Стране Чудес», «Сквозь зеркало и что там увидела Алиса, или Алиса в Зазеркалье»)

«Необходимо было передать особый, то лукавый и озорной, то глубоко личный, лирический и философский дух сказок Кэрролла, воспроизвести своеобразие авторской речи — сдержанной, четкой, лишенной „красот“ и „фигур“, …зато предельно динамичной и выразительной. В авторской речи Кэрролла нет длинных описаний, сантиментов, „детской речи“. Вместе с тем переводчики стремились, не нарушая национального своеобразия подлинника, передать особую образность сказок Кэрролла, своеобразие его эксцентрических нонсенсов. Мы понимали, что, строго говоря, эта задача невыполнима: невозможно точно передать на другом языке понятия и реалии, в этом другом языке не существующие. И все же хотелось как можно ближе приблизиться к оригиналу, пойти путем параллельным, если нет такого же, передать если не органическую слитность буквы и духа, то хотя бы дух подлинника».

Так писала сама Н. Демурова о задачах перевода «Алисы», которые стояли перед ней и переводчицей стихов Д. Орловской в далеком 1966 году. И стоит сказать, что их фантазия, в сочетании с ответственным подходом к материалу, была оценена по достоинству и критиками, и читателями.

Перевод заслуженно был признан «классическим», читай — наиболее удачным и адекватным оригиналу. Недаром он был опубликован в 1977 году в академической серии «Литературные памятники». Правда, для этого издания, к которому прилагались оригинальные рисунки Тенниела и комментарии М. Гарднера, перевод пришлось подкорректировать. Например, заменить стихотворную пародию «Дом, который построил Жук» на аутентичного «Папу Вильяма», а персонажа по имени Подкотик на Черепаху Квази.

Переводчикам удалось найти «золотую середину» — сохранить дух истинно английского национального колорита и в то же время сделать сказку насколько можно доступной для русскоязычного читателя. Кое-что оказалось утеряно, но при переводе Кэрролла это неизбежно.

Перевод рекомендуется старшеклассникам и взрослым. Тем же, кто хочет прояснить все «темные места» сказки, стоит почитать демуровский перевод в сопровождении комментариев Гарднера.

Обложка издания 1991 г.

Перевод В. Набокова («Аня в Стране Чудес»)

«Как и все английские дети (а я был английским ребенком), Кэрролла я всегда обожал» — признавался автор «Лолиты». Тем не менее, несмотря на афишируемую «английскость», Набоков дал интересный пример перенесения кэрролловского нонсенса в российскую ментальность.

Алиса становится Аней, которая посылает подарки своим ногам в Паркетную ГУБЕРНИЮ, Белый Кролик носит титул ДВОРЯНИНА, ящерка Билль становится Яшкой, Чеширский Кот — Масленичным, Мышь читает нудную главу из учебника не о Вильгельме Завоевателе, а о Владимире Мономахе и т. д.

Однако наибольшая удача Набокова — это стихотворные пародии. Как уже говорилось, Кэрролл пародировал в «Алисе» классические нравоучительные стишки своей эпохи и английский фольклор. Большинство из них уже позабыты самими англичанами, а для нас элемент пародии вообще пропадает. Набоков же просто заменил английскую «школьную программу» российской и пародировал (стараясь по возможности не отходить от оригинала) русскую классику и фольклор.

Вот как, например, звучит кэрролловский «Папа Вильям» в переложении Набокова:

— Скажи-ка, дядя, ведь недаром
Тебя считают очень старым:
Ведь, право же, ты сед
И располнел ты несказанно.
Зачем же ходишь постоянно
На голове?
Ведь, право ж, странно
Шалить на склоне лет!

Перевод вполне годится как для детей, так и для любопытных взрослых, хотя адекватного представления об оригинале он не дает.

Обложка издания 1977 г.

Перевод Б. Заходера («Приключения Алисы в Стране Чудес»)

«Будь моя воля, я назвал бы книжку, например, так: „Аленка в Вообразилии“. Или „Аля в Удивляндии“. Или „Алька в Чепухании“. Ну уж, на худой конец: „Алиска в Расчудесии“. Но стоило мне заикнуться об этом своем желании, как все начинали на меня страшно кричать, чтобы я не смел. И я не посмел!»

Так написал знаменитый переводчик Борис Заходер в открывающей сказку «Никакой главе». Несмотря на это, он посмел многое, недаром назвав свой перевод излюбленным словом «пересказ». Но если пересказ «Винни-Пуха» вышел у Заходера все-таки достаточно близким к оригиналу, то на «Алисе» талантливый детский писатель оторвался вовсю.

Подобно Набокову, Заходер приблизил книгу Кэрролла не только к русскому читателю, но и к советскому школьнику. Там, где, возможно, переводчик вольно подыскивает русские эквиваленты, сохраняя при этом затейливо-причудливый дух сказки. Там, где замена уж слишком бы исказила суть книги, Заходер дает примечания (не такие заумные, как у М. Гарднера, зато веселые и понятные детям). Детям же этот перевод в первую очередь и адресован.

Обложка издания 1999 г.

Перевод Л. Яхнина («Алиса в Стране Чудес», «Алиса в Зазеркалье»)

А вот здесь переводчик разошелся не на шутку — каламбуры и словесные парадоксы попадаются даже там, где они отсутствуют в оригинале. Вот это действительно «пересказ по мотивам». Чего стоит хотя бы покушение на священное имя Шалтая-Болтая, переведенного здесь как «Желток-Белток»? Тем не менее перевод Яхнина доставил мне немало приятных минут, хотя я бы и не советовал с него начинать, а уж тем более брать из него цитаты: слишком уж далек он от оригинала.

Перевод В. Орла («Алиса в Стране Чудес», «Алиса в Зазеркалье»)

В этом переводе, в отличие от предыдущих, утеряно главное — легкость и игривость слога. Парадоксы и каламбуры здесь переведены «тяжеловато», сказки (особенно «Зазеркалье») излишне усложнены и авторски «интровертны». Знакомство с Кэрроллом с этого перевода не стоит начинать ни взрослым, ни детям.

Безусловно, это далеко не все переводы «Алисы». Допустим, из дореволюционных переводов я читал лишь вариант А. Рождественской, а ведь были еще и П. Соловьева, и М. Гангстрем, и анонимный перевод 1879 г. под крайне русифицированным названием «Соня в Царстве Дива». Из изданных в советское время нельзя не отметить добротный перевод А. Щербакова.

Немало новых переводов появилось и в Интернете. Среди «близких по букве» хотелось бы выделить переводы Ю. Нестеренко и Н. Старилова (последний просто попытался сделать нечто вроде подстрочника, поэтому читать это можно только в познавательных целях).

Из тех же, что близки к детской игровой стихии, мне очень понравился перевод М. Блехмана — очень вольный, веселый и яркий. Стишки — просто прелесть:

«У меня растут года,
Скоро старой стану.
Кем же стану я тогда,
Если не устану?

Я до неба доросла,
Задеваю тучи.
В лилипуты б я пошла,
Пусть меня научат.

До чего же я мала!
Как любить такую?
В Гулливеры бы я пошла,
Пусть меня надуют!»

«Уронили рака на пол,
Оторвали раку лапу…
Раскручу его и брошу,
Он без лапы нехороший!»

Для полноты картины стоит также упомянуть версию Б. Балтера для мультимедийного CD «Мир Алисы» и еще один интернет-перевод авторства А. Кононенко.

Надо сказать, что для такой книги, как «Алиса», ценен любой перевод, потому что «идеальное и единственное» переложение этой сказки невозможно по сути. Слава же героям, которые осмеливаются переводить «Алису». Поэтому здесь, как говорил Додо, «победили все, и каждый достоин награды!»

Обновлено 23.05.2018
Статья размещена на сайте 20.06.2010

Комментарии (10):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: