Сергей Пузырев Грандмастер

Почему водораздел в Забайкалье называется Яблоновым?

История, связанная с названием забайкальского водораздельного хребта — Яблоновый, периодически вызывает интерес у разных исследователей, туристов, географов, искателей приключений, приезжающих или работающих на территории Забайкальского края.

Читинский краевед Ю. Руденко в своих публикациях относит имеющуюся топонимику к обычной паре хребта и реки Яблон, которые указывались на русских картах с 17 века. Его оппоненты утверждают, что в переводе с одного из местных языков название горного хребта означает «пеший перевал». В это же время на немецких картах 17 века Становой хребет называется Апфель гибэргэ (Яблоневыми горами).

Известные путешественники также пытались определить причину необычного названия водораздела.

Определение Идэса, высказанное в 1693 г., где он указывает о происхождении Яблонных гор: «Оные горы так называются, понеже фрукты дерев такой вкус имеют, как яблоки».

Не менее важно отметить это в том случае, что другой исследователь Забайкалья — И. Г. Гмелин, познакомившись с Яблоновым хребтом, так же, как и Идес, искал именно яблоки.

И не найдя их, сделал вывод, что на яблоки похожи валуны, это говорит о том, что, идя в экспедицию И. Г. Гмелин уже имел предположительные сведения о названии хребта. Но не растут яблоки в Забайкалье, и ему необходимо было дать какое-нибудь заключение по этому поводу, что он и сделал: «Здесь дорога через хребет, усеяна округлыми камнями, «кои в шутку яблоками называют».

Язвительная реплика Палласа на замечание И. Г. Гмелина: «…однако как само имя значит горы, на коих бы яблоки находились, то не преминули некоторые доискиваться причины сего названия, почему иные полагали, что-то взято ироническим образом с рассыпанного по горе камню, однако углы оных не позволяют снести с подобием яблока, другие думали, что оно происходит от одного деревца, коего по горе, однако, нигде не видно», — так же прямо указывает на те же обстоятельства, что и Паллас, так же, как и другие исследователи, искал яблоки и проверял «яблочный вариант», послуживший причиной названия Яблонового хребта. И не найдя их, отозвался столь критически.

Название главного сибирского водораздела (а также реки Яблон) могло предположительно образоваться и с подачи ранних исследователей Сибири, которые могли в своих путешествиях употреблять для обозначения посещаемых ими мест персидский язык. Первый из них — венецианский путешественник Марко Поло. Который имел возможности сравнительной топонимики, когда водораздел мог в своем названии содержать слово Аб — вода, и лоно — грудь, живот: «Аблонный». А, как выше указано, звуки а и я — это один и тот же звук, произнесенный в разных диапазонах произношения. В результате русскоязычный исследователь может слышать созвучие со словом «Яблонный». Якутское название реки Лена — Эббе (Абба), служит еще одним свидетельством в данном направлении.

В истории греческой культуры самой главной горой эллинской мифологии был Олимп. Отсюда и ключ к названиям многих гор и горных систем. Ключевым словом в данном случае будет являться — Эль (Эол — ветер). Эоловые потоки восходящего воздуха, по обеим сторонам горы поднимаясь вверх, охлаждаются и, объединяясь на вершине горы с противоположным потоком (даосский символ инь — янь — авт.), выделяют конденсат, который в виде росы выпадает на вершину и склоны горы. Капли воды, объединяясь в ручьи, стекают вниз по склонам горы, образуя вечные природные круговороты. Отсюда и объединение символа воды и ветра. Об этом писал еще Геродот, перечисляя действующие божества: солнце (Митра), Луна (Марх), Земля (Зам), Огонь (Атар), Вода (Ап), Ветер (Вата).

В разных религиозных конфессиях в организации жизненных сил участвуют разные божества женского рода. Л. Гумилев, к примеру, отмечает: «…в терминологии народов индоевропейских и дальневосточных встречаются странные совпадения. Некоторые слова-термины, несомненно, очень древние, на разных языках звучат одинаково и означают одно и то же. Например, китайское слово „фэй“ означает наложницу императора, т. е. очень красивую, могущественную женщину. Это почти то же, что древнегерманская „фея“, за исключением смыслового нюанса».

Отсюда и истекает непонятное ранее выражение: «Апфей гиберге», или «Фея водной горы», как и в интерпретации у сказочника П. П. Бажова «Хозяйка медной горы».

Произошло созвучие «Апфей гиберге» и «Апфель гиберге» — Яблоневые горы, услышав которое нерусский путешественник поставил на своей карте.

На новейшей карте Восточной Сибири, сочиненной в 1816 году, отражены те представления о главном водоразделе Евразии, которые сложились, как можно предполагать, еще в конце семнадцатого века. Авторы карты протянули непрерывный хребет от истоков Онона до оконечности Чукотки. Подписи хребта для нас чрезвычайно интересны: с юго-запада на северо-восток вплоть до верховий Онона (правого притока Колымы) стоит подпись Яблонный, или Становой, хребет, а продолжение его названо Становым хребтом…

В дальнейшем, начиная с первой половины XIX века, Яблоновым хребтом стали считать водораздел океанов, отделяющий бассейн Енисея с Леной от бассейна Амура. А тот водораздел, который идет вдоль побережья Тихого океана, стал называться Становым хребтом. По мере уточнения орографических схем Яблоновый хребет «остался» только в Забайкалье. Становой хребет — это широтная часть водоразделов, вдоль тихоокеанского побережья идет хребет Джугджур, сменяемый Колымским нагорьем…

Обновлено 18.04.2011
Статья размещена на сайте 11.04.2011

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: