Денис Леонтьев Грандмастер

Сказка - ложь, да в ней намёк? Летопись чудес

Накипели у меня, так сказать, мысли. Я же собрал большую библиотеку книжек, преимущественно знакомых мне по детству. Там много всяких повестей и рассказов, написанных советскими авторами для пионеров и октябрят, но также присутствует весьма распространённый жанр литературной сказки.

Хаяо Миядзаки cinemafestival, Shutterstock.com

В детстве мне каждая книжка казалась увлекательной и я не успокаивался, пока не прочитывал её до конца. А теперь смотрю — не все авторы добросовестно подходили к своему делу. И как раз больше всего халтурщиков подвизалось в роли сказочников.

Что такое сказка? Это первый вид творчества, с которым вообще знакомится ребёнок. Совсем крохотным малышам мамы или бабушки рассказывают на ночь что-то про зайку или серенького козлика. Потом начинают читать вслух и показывать картинки в книжке. Сначала русские народные сказки, потом, когда ребёнок подрастёт — сказки других народов, а также написанные нашими и зарубежными литераторами. Конечно, дети у нас обычно знакомились с сильно адаптированными версиями сказок Перро, братьев Гримм, Андерсена, поскольку оригинальные версии с трудом понятны даже взрослым. Поскольку там отражены реалии других времён, других стран. Ну во всяком случае истины там преподносятся совершенно недетские. «Красная Шапочка» так вообще изначально писалась не для детей.

Но поскольку сказка со временем стала считаться жанром прежде всего для детского чтения, то её подогнали под соответствующую аудиторию. Тех же братьев Гримм читают сейчас практически одним детям. Хотя Якоб Гримм исследовал именно пласт фольклора, передававшийся из уст в уста охотниками и дровосеками на привалах, путниками на постоялых дворах, пастухами во время долгих зимних вечеров, когда стадо зимует в загоне.

Я сравнительно недавно узнал, что сказки Гауфа объединены в единое целое несколькими циклами, когда собирается группа рассказчиков и едва закончит один, подхватывает другой. Кстати, и фильм был «Харчевня в Шпессарте». Там путники, чтобы не заснуть и не пропустить нападение разбойников, травили истории одну за другой. «Калиф-аист» — это сказка из цикла «Караван», а «Маленький Мук» — «Шейх и его невольники». В общем, европейские сказочники были образованными людьми и на создание сборника сказок у них уходило немало сил, они вплетали в повествование и географию, и историю, и тенденции в науке своего времени, даже описание товаров, которые везёт караван, впечатляет своей документальностью, это в адаптированных пересказах ограничиваются общими фразами типа «золото-брильянты». А Гауф в таких красках описывает — пряности, ладан, смирна, благовония всякие, ткани, крашеные кошенилью… Это всё куда дороже стоило, чем золото. Европа тогда зависела от восточных купцов, которые через Венецию завозили перец, без которого уже не обходились в кулинарии, и сахар, секрет изготовления которого Европа ещё не знала, но потребляла уже тоннами. Так вот. Сказки сами по себе представляли большую ценность в познавательном отношении.

Русские народные сказки также отражали немало всяких фактов. Здесь и мистические верования древних славянских и угро-финских народов, и отношения с соседними странами, и специфика народных промыслов, и передвижения по глухим дорогам. Пушкин, Жуковский и прочие образованные люди проявляли к народному творчеству огромный интерес, так же как Шарль Перро к незатейливым байкам крестьян.

С появлением ранней примитивной печатной техники возник жанр лубка, по которому жители городов и деревень знакомились с окружающим миром, его событиями и явлениями. Лубки рассказывали о свершениях царей и королей, крупных битвах, легендарных героях и заморских диковинах. Их продавали в ярмарочные дни в городах и разносили по деревням и сёлам коробейники. В Европе существовал аналогичный жанр литографии — типа той гравюры, которую рассматривал советник юстиции в «Калошах счастья» Андерсена. На английской гравюре, в частности, была запечатлена сцена казни Степана и Фрола Разиных. У меня есть также фотокопия гравюры, изображающей путешественников, подъезжающих к Москве.

Миядзаки, талантливый современный сказочник, в образе своего персонажа Юбабы практически дословно передал восприятие Бабы-Яги, характерное для наших предков. За рекой находится царство мёртвых, хозяйкой его является безобразная старуха, по некоторым чертам которой можно догадаться о её принадлежности к миру духов. «Костяная нога» — не прикрытая плотью косточка на ноге, ведь духи бесплотны. Избушка Бабы-Яги — погребальный сруб, внутри которого помещена гробовая колода — ступа. Позже образ гроба уступил место большой ступе, в которой толкут зерно, и вообще Баба-Яга обросла предметами быта деревенских жителей. Только что еду себе готовила из мышей, лягушек и ядовитых растений. А также колдовские зелья из трав, собранных ночью на болоте или на кладбище, куда человек по доброй воле не сунется после захода солнца.

Кстати, на образ Бабы-Яги повлияли скифские жрицы, которые с помощью особых снадобий погружались на время в летаргию. Как бы совершали путешествие в загробный мир…

Продолжение следует…

Обновлено 16.10.2015
Статья размещена на сайте 5.03.2012

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • У Клариссы Пинколы Эстесс Баба Яга -- не мёртвая женщина и не дух, а просто старое живое древнее божество, обладающее бесконечной жизнью и всеми женскими знаниями и мудростью. Так как молодые девушки и юноши не любят, чтобы их учили, но любят приключения, преодолевать трудности, добывать знания сами, то поэтому Баба Яга имеет отпугивающий вид, знания передаёт только после того, как пришельцы выполнят её задания или отгадают загадки!

    Оценка статьи: 5