Сергей Курий Грандмастер

Как города меняют имена? Возможны ли Петербургская блокада и Волгоградская битва...

Наша история за последние 100 лет особенно богата примерами переименования городов. Конечно же, это связано с бурными историческими переменами и радикальными сменами политических курсов.

Sergey_Bogomyako, Shutterstock.com

«Эй, Ленинград, Петербург, Петроградище!» (Ю. Шевчук)

Я уже писал, что имя города — это, прежде всего, история. И стоит только произнести слово «Санкт-Петербург», как от него сразу веет не русским, а западноевропейским духом — прежде всего, немецким и голландским. Петр I действительно был под большим влиянием голландцев, и название новой российской столицы изначально звучало «Санкт-Питер-Бурх». Хотя царь и назвал город в честь своего «небесного покровителя» — апостола Петра, всем было ясно — правитель увековечивал свое имя.

Громоздкое иностранное название народу сразу не приглянулось, и между собой люди давно окрестили город Питером. А в начале Первой мировой войны антигерманские настроения были настолько сильны, что название решили «обрусить» официально. Правда, тогда история менялась так стремительно, что слово «Петроград» стало ассоциироваться не столько с войной, сколько с Великой Октябрьской революцией, залпом «Авроры» и отрядами вооруженных матросов.

Реалии и кумиры к тому времени радикально изменились. И когда в 1924 году умер вождь большевиков, город переименовали в Ленинград. И, надо сказать, новое имя прижилось. Во-первых, по причине чисто фонетической благозвучности. Во-вторых, по причине исторических событий, связавших имя города со страшной блокадой. Поэтому даже во времена перестройки и очередного лихорадочного переименования (теперь обратно), за возвращение Ленинграду старого имени проголосовало всего 54% жителей. О связи имени с историей хорошо написал бард А. Городницкий:

«…Истории людской досадный выброс, —
Но я как раз родился в нём и вырос, —
Вся жизнь моя в десятках этих лет,
И сколько бы ни жил под облаками,
Я помню ленинградскую блокаду,
А петербургской не припомню, нет».

«О Сталинград, в час гнева твоего прими земной поклон от Ленинграда…» (О. Берггольц)

Вышесказанное еще в большей степени касается нынешнего Волгограда, переименованного два раза — и оба раза неуместно. Конечно, старое название — Царицын — вряд ли бы сохранилось в Советской России. Но сам Сталин (в 1925 г. еще не самое влиятельное лицо государства) был категорически против присвоения городу своего имени.

Сохранилось письмо Сталина секретарю Царицынского губкома ВКП (б) Шеболдаеву, где он пишет:
«Я узнал, что Царицын хотят переименовать в Сталинград. Узнал также, что Минин (один из активных участников обороны Царицына в гражданскую войну) добивается его переименования в Мининград. Знаю также, что Вы отложили съезд советов из-за моего неприезда, причем думаете произвести процедуру переименования в моем присутствии. Все это создает неловкое положение и для Вас, и особенно для меня. Очень прошу иметь в виду, что: 1) Я не добивался и не добиваюсь переименования Царицына в Сталинград; 2) Дело это начато без меня и помимо меня; 3) Если так уж необходимо переименовать Царицын, назовите его Мининградом или как-нибудь иначе; 4) Если уж слишком раззвонили насчет Сталинграда и теперь трудно Вам отказаться от начатого дела, не втягивайте меня в это дело и не требуйте моего присутствия на съезде советов, — иначе может получиться впечатление, что я добиваюсь переименования; 5) Поверьте, товарищ, что я не добиваюсь ни славы, ни почета и не хотел бы, чтобы сложилось обратное впечатление».

Но Сталину ответили, что всё уже одобрено и согласовано, и Царицын и еще ряд городов обрели имена советских деятелей.

Дискредитация Сталина при Хрущеве лишила многие города их названий. И в переименовании Сталинграда не было бы ничего страшного, если бы не знаменитая Сталинградская битва, переломившая ход войны и навеки вписавшая имя города в славные страницы нашей истории. И современные школьники вполне могут недоумевать, почему битва Сталинградская, а город-герой Волгоград?

Президент В. Путин уже переименовал на стелле Александровского сада название «Волгоград» на «Сталинград», но споры о возвращении городу имени, овеянному славой, ведутся до сих пор.

«И в шахте не до праздничных процессий…» (В. Высоцкий)

Мой родной Донбасс — наверное, один из самых пострадавших от переименований районов Украины. Отдельные города меняли названия четыре, а то и пять раз. Причин тому несколько. Кроме политических значение имеет и то, что большинство современных городов Донбасса изначально представляли собой рабочие поселения вокруг заводов. Названия у них были часто незатейливые и не очень подходящие для крупных промышленных центров, которыми они потом стали.

Например, к названию «Ворошиловград» у меня в детстве было двоякое отношение. С одной стороны — имя казалось громоздким (очень плохо помещалось на строке письменного конверта фраза «Ворошиловградская область»). С другой стороны — оно звучало куда солиднее простоватого «Луганск» (от речки Лугань). Советский деятель Климент Ворошилов был родом из этих мест, поэтому его имя в зависимости от политической ситуации то появлялось, то исчезало на карте. Выступил Ворошилов против Хрущева — город тут же превратился в Луганск, пришел лояльный к Клементу Ефремовичу Брежнев — и в год смерти Ворошилова его имя городу вернули, началось порицание советских деятелей в перестройку — снова появился Луганск.

Такая же катавасия была и с Алчевском, который менял имя 5 раз! Сначала это было поселение возле ж/д станции (и станцию и поселок называли Юрьевка). Затем промышленник А. Алчевский основал там металлургический завод, но в 1901 году разорился и бросился под поезд на той же ж/д станции. В 1903 г. промышленники почтили его память, подав прошение о переименовании поселения в Алчевск. Так как именно на заводе Алчевска начинал свою деятельность упомянутый Ворошилов, в 1931 году выросший город назвали Ворошиловск. Ну, а Хрущев уже сменил название города на Коммунарск. Когда страна отшатнулась от коммунизма и коммунаров, на карте вновь возник Алчевск. Так что на вопрос жителям Алчевска — «Где вы родились?» — мы вполне можем получить три разных ответа.

Большие споры шли и возле названия «Стаханов». Вроде бы, какие претензии могут быть к имени героя труда и шахтера-ударника? Тут дело в другом: Стаханов работал и установил свой рекорд на шахте Ирмино. В 1936 г. в честь годовщины стахановского рекорда поселку у шахты был присвоен статус города с тем же названием. Затем небольшой городок объединили с близлежащей Кадиевкой. А в 1977 году города снова «разъединили» — при этом бывшее Ирмино назвали Теплогорском, а Кадиевку — Стахановым. Многие в Теплогорске были обижены подобной «раздачей» названий — ведь Стаханов работал у них, на шахте «Центральная-Ирмино», а не в Кадиевке! А какая история у имени Теплогорск? Да никакой! В итоге инициаторы всё-таки добились в 2010 году того, чтобы городу вернули хотя бы историческое название «Ирмино», раз имя «Стаханов» занято.

Вместо эпилога

Какие же выводы можно сделать из вышесказанного? Первый: надо сто раз подумать и всё взвесить, прежде чем давать городу новое имя или возвращать старое. Изменение названия города — это всегда попытка изменить либо его статус, либо историческую память народа. Последним методом в старину нередко пользовались немцы при захвате славянских территорий. Многие ли помнят, что Лейпциг когда-то был Липецком, а Дрезден — Драждянами? В свое время на немецкий лад искажались и названия других городов — Карловы Вары были Карлсбадом, Львов — Лембергом, Познань — Позеном (мы немцам отомстили ровно один раз, назвав Кеннинсберг Калининградом). Вот и осетины настаивают вернуть переделанному на грузинский лад Цхинвали его родное имя «Цхинвал».

С другой стороны — никакая перемена названия сама по себе не изменит облик города. Намного ли лучше стал Ленинград, превратившись в Петербург? Конечно, никому не хочется жить в месте с названием Соплёвка или Пропойск. Донецк, имея красивое неполитическое название, вряд ли захочет вернуть своё старое и провинциальное — «Юзовка». Но в итоге выясняется, что всё-таки деяния красят имя города, а не наоборот. Никто и не подумает переименовывать Оксфорд и Дюссельдорф, хотя первое название означает «Бычий брод», а второе — «деревня на реке Дюссель».

Обновлено 7.11.2015
Статья размещена на сайте 2.05.2012

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Хорошая статья. Познавательно и интересно.

    Оценка статьи: 5

  • Вспоминается финал фильма «Покаяние»

    - Не ведёт ли эта улица к Храму? – спрашивает одна женщина другую.

    - Нет, - отвечает та, - эта улица Варлама, и к Храму она вести не может…

    Если в киношной жизни улица Варлама к Храму вести не могла, то в реальной жизни к Храму ведут улица Ленина и проспект Чекистов.

  • А чему тут удивляться? В стране уже 20 лет полный бардак и не только с переименованиями. Для одних один закон, для других - другой. Кто то живет на соборной улице, кто то рядом на Ленина.
    Хорошо хоть в С-Петербурге в метро сняли таблички Ленинградский ордена Ленина метрополитен имени В.И.Ленина

    Оценка статьи: 5

  • Меня давно занимают связки: Санкт-Петербург - Ленинградская область; Екатеринбург - Свердловская область.
    А вот в Самаре - другое дело, там и область Самарская.
    Для бесчисленных переименований больше всего подходит слово кавардак.

  • Валерий Хачатуров Мастер 9 мая 2012 в 06:16 отредактирован 9 мая 2012 в 06:30

    Сергей Курий, / мы немцам отомстили ровно один раз, назвав Кеннинсберг Калининградом / .
    В Русской Православной Церкви существует титул Митрополит Екатеринодарский и Кубанский, хотя бывший Екатеринодар называется Краснодаром. Почему же, в таком случае, Митрополита Смоленского и Калининградского нельзя было назвать Митрополитом Смоленским и Кенигсбергским? Если Краснодар – это плохо, то почему Калининград – это хорошо? А если в нынешнем Краснодаре может существовать Екатеринодарская епархия, то почему в современном Волгограде не может существовать Царицынская епархия?

  • А в начале Первой мировой войны антигерманские настроения были настолько сильны, что название решили «обрусить» официально.

    Антигерманские настроения сильны не были. "Гнев народа" и разгром германского посольства (нынче гостиница "Астория") были инициированы и одобрены высоким начальством, как "полезные". Переименование Санкт-Петербурга в Петроград было для тогдашней России делом непривычным. Обычно переименовывали в наказание. После восстания (если кому угодно, бунта) Пугачева даже реку Яик переименовали в Урал.

    Оценка статьи: 5

  • Валерий Хачатуров Мастер 9 мая 2012 в 05:12 отредактирован 9 мая 2012 в 08:06

    Сергей Курий, Вспоминая Царицын, на мой взгляд, необходимо было отметить, что царского в названии города ничего не было. Принятно, считать, что название «Царицын» связано с тюркскими словами «сары – су» («желтая, мутная вода»
    Насколько Сталин был категорически против присвоения Царицыну своего имени, можно поспорить, и, на мой взгляд, не было никакой необходимости приводить в статье полный текст письма Сталина, а тем более, упрекать Хрущева за "дискредитацию" Сталина. Вспоминая же те годы, необходимо отметить, что по поводу переименования Царицына в Сталинград, Троцкий не проронил ни слова, хотя деятельность Сталина и его команды при обороне Царицына, оценивал более чем критически. Почему Троцкий промолчал можно только догадываться. Возможно, что в ходе внутрипартийной борьбы, Сталин ему что-то пообещал. Самое парадоксальное в истории с переименованием заключается в том, что, то, что не сделал Троцкий, сделал Хрущев, который был ярым противником Троцкого
    Оценка статьи – 4.