Константин Рыбаков Мастер

Как прошёл XXXIX Грушинский фестиваль? Часть 2

Суббота, 7-е июля. 07−00, никто не будил, но я почему-то проснулся. Лагерь безмятежно тих и девственно свеж. Почти час, не вылезая из палатки, лежу овощем. Грязь за ночь подсохла, ноги и обувь ничем друг от друга не отличаются. Отправляюсь на Волгу приводить себя в порядок. Назад возвращаюсь под щебет птиц и «Хари Кришна», кофе-тайм.

Медитация. Владимир Патов, г.Ростов-на-Дону Константин Рыбаков, личный архив

Перед началом третьего тура, в 10 часов утра, победителей 2-го интернет-конкурса Грушинского фестиваля собирают на главной сцене: награждение и подарки. Для меня самый интересный из подарков — книга «Грушинский XXI век», выпущенная буквально перед фестивалем. Для человека, впервые попавшего на Грушу, пусть и знакомого с ней заочно, информация под одну обложку собрана ценная: тут и список победителей последних лет, и избранные песни, и история фестиваля со дня основания, и фотографии.

В лагере «Пилигримов» неожиданно появляется президент Клуба имени Грушина Борис Кейльман, с ним оператор. По-приятельски, будто старому знакомому, машет мне: «Иди сюда!». Удивлённо пожимаю плечами, подхожу и попадаю в кадр. То ли для самарского ТВ снимают, то ли для архива фестиваля. По просьбе Бориса Рафаиловича пою конкурсную песню, отвечаю на какие-то вопросы, но как только его внимание переключается на Эдуарда Филя, задом-задом выхожу из-под прицела кинокамеры: боюсь растрясти настрой перед конкурсным выступлением.

Начало 3-го тура задерживается где-то на час. Жюри в сборе: Борис Щеглов, Наталья Кучер, Валерий Боков и Алексей Брунов, Галина Хомчик и Дмитрий Бикчентаев, Ольга Качанова и Ольга Ермолаева… Однако нет председателя жюри — Александра Городницкого. Борис Есипов, заместитель председателя, пообещав скорое прибытие Александра Моисеевича, начал концерт. Моё выступление почти в самом конце. Тешу себя надеждой увидеть легендарного автора на расстоянии вытянутой руки, но не случилось: Городницкий так и не появился. Слушаю выступающих. Тереблю гитару. Всё. Пора. Выход…

…Ребята сказали, что для первого раза на таком масштабном фестивале вполне: не сбился, не сфальшивил. Только к микрофону надо ближе. Или петь погромче. Или… Ничего не чувствую. Пока ничего. Эйфория от «я стоял на этой сцене!» придёт позже, после глотка пива. Даже после двух, пожалуй. Бокалов.

Пять вечера. Филь приносит результаты, лауреатом в номинации «Авторы» стала Настя Макарова. Странно, не помню. Никто не помнит. Оказывается, два тура она прошла со своей группой «Ступени» в номинации «Ансамбли», но по какой-то причине жюри делает перетасовку. Как если бы на соревнование стрелков из лука привели в финал копьеметателя: а что, копьё тоже палка вострая… Макарова, разумеется, автор своей песни, но «Ступени» — группа профессиональная, существует более десяти лет. А песня авторская и песня бардовская, на мой взгляд, совсем не одно и то же. Эдак в дальнейшем лауреатами Грушинки Сергея Трофимова или Стаса Михайлова назначат. Может, даже заочно. И заблаговременно. Следом, обзавидовавшись, приедут Киркоров с Басковым, поучаствовать в номинации «Исполнители». Понимаю, что даже объектив фотоаппарата «Зоркий» не может гарантировать 100% -ой объективности взгляда, но — неспортивное решение.

В 22−00 начинается самый главный концерт, концерт лауреатов и дипломантов XXXIX-го Всероссийского фестиваля авторской песни, концерт на Горе. Я остаюсь в лагере. Это не обида, не поза протеста, это банальная усталость: с момента моего прибытия прошло чуть больше двух суток. В них уместились десятки новых знакомств, выступлений, фантастически интересных авторов и песен. Событийная насыщенность зашкаливает, информация с трудом протискивается в разбухшие извилины и не сортируется по ячейкам, а лежит одним огромным куском. Эмоциональное состояние — выше неба, а мозг требует перезагрузки. Я не одинок. Поэтому Гора Горой, а у нас образовывается свой тихий междусобойчик. Тем более, что лагерь «Пилигримов» как раз напротив лауреатской сцены «Гитара», и при желании можно слушать и отсюда. Расслабленно сидим у костра, поём песни свои и чужие, гитара идёт по кругу. «Нам с сестрёнкой каюк, наша мамка на юг…», «Эй, ковбой, ты постой…», «Вам звонят от Бога — запишите номер!..». Люди подходят, отходят. В три ночи отхожу я.

Воскресенье, 8-е июля. И снова просыпаюсь в 07−00. Не подумайте, я не специально. И будильник принципиально не заводил. Здесь такой воздух, видимо. Спать не хочется, и я расталкиваю своих попутчиков: пора собираться. Сборы немного затягиваются. Всего три дня назад я не знал здесь никого; сегодня мы обходим палатки, пожимаем руки, обнимаемся на прощание, будто знакомы сто лет. Как быстро пролетело время, как много оно вместило в себя… Я не люблю загадывать наперёд, но мне уже хочется вернуться к Грушинским кострам, к месту, где выстояла под ливнем моя старенькая палатка, к новым друзьям.

Ах, Груша, я ваш навеки!.. Хари Кришна, хари Груша!.. Чёрт, становлюсь сентиментальным. Всё, пока, до будущей Горы!

Обновлено 29.11.2015
Статья размещена на сайте 25.07.2012

Комментарии (42):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Спасибо за статьи!

    Оценка статьи: 5

  • Сижу,плачу...Спасибо Вам!

    Оценка статьи: 5

  • И за песни!Особенно за "Только песни,да иконы."

    Оценка статьи: 5

  • А поеду-ка я в следующем году на Грушу!Спасибо за статью!

    Оценка статьи: 5

  • Статья понравилась. Но. К вопросам Сергея В. Воробьева добавляю ещё один: как выглядит этот уголок природы после того, как уедет последний участник?

    Оценка статьи: 5

    • Елена Максимовская, к ответам Сергею В.В. с удовольствием добавлю ещё один: судя по всему - неплохо выглядит. Сам не дождался, уезжал в числе первых (дорога дальняя), но среди участников лагеря "Пилигримы" основной костяк - самарцы, они открывали и оборудовали лагерь 1-го июля,т.е. за четыре дня до официального открытия (помимо устройства сцен, столовых, указателей, туалетов, были огорожены все опасные места, чтоб выпимший субъект не загремел под фанфары), они же оставались волонтёрить после оф.закрытия, многие приурочивают к фесту свой отпуск. Так как фестиваль проводится на одном месте не первый год, следы разорения остались бы наверняка, но их нет в помине. Следовательно, последние покидающие бивак участники вывозят и последние мешки с мусором. А мешки завезены были загодя, мусор сразу в мешки попадал, и мы (я и 2 моих попутчика из Питера), после укладки палаток и перед прощанием свой кусок поляны оставили в первозданном виде, разве что трава примялась

  • Мария Семенихина Читатель 31 июля 2012 в 01:34 отредактирован 31 июля 2012 в 01:36

    У меня друзья на Грушу ездили как исполнители, но не на саму, а на "Платформу" (там не совсем барды, а более широкие жанровые рамки). Рецензия на увиденное: "Сколько их, куда их гонят, что так жалобно поют? Щербакова ли хоронят? Хомчик замуж выдают?" Хотя в целом вернулись довольные (ну питерца на природу вытащи, и этого ему достаточно, чтобы быть довольным, а если еще и творчество и хорошая компания... и вкуснейший "живой" квас...)

  • Отличная, правдиваяхотя и несколько однобокая статья.

    Всем апологетам груш и ильменок (на последней бывал, раз с 5-ть) задаю вопросы

    - много ли ужравшихся водкой и пивищем
    - что у вас украли
    - и куда вы там ходите пописать.

    Лично я перестал туда ездить, когда семья повзрослела настолько, что хочется либо удобств, либо настоящей первозданной дикости.

    И кучи мусора в редкие дни отдыха наблюдать отнюдь на хочется.

    Вобщем, эти фестивали как физика - надо пройти, сдать и забыть.

    Оценка статьи: 5

    • Константин Рыбаков Константин Рыбаков Мастер 31 июля 2012 в 21:05 отредактирован 31 июля 2012 в 21:46

      Сергей В. Воробьев, в самом начале части первой я заявил о субъективности репортажа, так что "многобокость" здесь искать зряшный труд: в нынешнем году фестивалили около 34 тысяч (по вполне официальным, но абсолютно не проверенным данным, см. "Итоги XXXIX фестиваля"), и для объективного освещения надо быть немного снаружи и чуточку сверху, но никак не внутри
      Теперь отвечаю на вопросы: 1. Ужравшихся до невменяемости не встречал, хотя и сам был не совсем адекватен (к слову, руководитель "Пилигримов" Э.Филь не пил абсолютно); 2. У меня не украли ничего, хотя фотоаппарат и гитару бросал в палатке не задумываясь, в нашем лагере ни у кого ничего не пропало; 3. В каждом лагере были выкопаны ямки и огорожены старыми баннерами и другим подручным материалом, без крыши. Вообще, организация на достойном уровне - мне, как новичку, сразу показали, куда мусор складировать (мешки полиэтиленовые), куда гадить и где умываться, мусора нигде не видел. Поэтому прошел, но забывать не стремлюсь: позитив явно перевешивает

  • Константин Рыбаков Константин Рыбаков Мастер 25 июля 2012 в 20:00 отредактирован 25 июля 2012 в 22:05

    Желающие могут сами прослушать некоторые звучавшие на конкурсе песни и сделать собственные субъективные выводы:
    Группа «Ступени», она же лауреат Макарова, «SOS»
    Игорь Кормановский, «Менуэт Боккерини»
    Владимир Юрков, «Только песни да иконы»
    Вета Ножкина, «Вслед за Атлантами»
    Андрей Стрелков, «Орлик»