Анатолий Шарий Мастер

Что такое РАФ? Часть первая

Как известно, после окончания Второй мировой войны Германию стали рвать на части два противоборствующих лагеря, в результате чего страна была разделена. Сперва — образно, потом — границами, и в столице — стеной.

Сейчас на телевидении выходит множество передач, повествующих об ужасах коммунистического режима в ГДР, и о том, как на земле «свободной западной Германии» жили чудесные люди, ангелы с голубыми глазами и белокурыми головами, не ведающие о таких понятиях, как несправедливость и неправда. А уж о том, что такое попирание свободы слова, и свободы, как таковой — об этом, разумеется, и речи не могло быть в свободной западной Германии. Не было этого в ФРГ. И быть не могло! Это там, за «заборчиком», воздвигнутым в 1961-м, это там, где несменный упырь Эрик Хоннекер вместе со своею Штази гноил в тюрьмах борцов за гражданские права…

Нас так долго потчевали одними сказочными пирогами, что, по-моему, стоило бы насторожиться, и задуматься, не совершает ли общество очередной ошибки, скармливая будущим поколениям пироги с той же начинкой, только от… других поваров?! Не так давно стал свидетелем разговора двух молодых людей.

Парень рассказывал своей спутнице об ужасах, царивших когда-то в ГДР, при этом очень красочно описывал жизнь в западной части Берлина, он не скупился на эпитеты, и даже лицо его светлело, когда он начинал сравнивать «свободу», бывшую «основной привилегией» в ФРГ, и «несвободу», ставшую «законом» в ГДР. Девушка удивленно округляла глаза, и слушала очень внимательно. Я благодарен таким юношам, так как зачастую именно от них, а не от учителей в школах и преподавателей в институтах, девушки узнают об истории создания мира, в котором мы живем. Но с другой стороны, мне вдруг совершенно отчетливо вспомнились прямо противоположные рассказы некоторых учителей в бытность мою школьником.

Мне хочется рассказать об организации, носившей название Фракция Красной Армии (Rote Armee Fraktion), сокращенно РАФ. Сейчас эта аббревиатура немногим известна, но практически каждый немец помнит организацию, державшую в страхе власть западной Германии несколько десятилетий.

Организация эта, а в особенности ее методы, оценивается многими историками неоднозначно. Но мне очень неприятны перегибы в оценках в ту или иную сторону. А этим сейчас грешат, забывая уроки прошлого, очень многие. И в итоге мы наступаем на те же грабли спустя поколения. И все идет по кругу, И замкнутый этот круг, преломляя время и правду событий, превращает лица монстров в прелестные лица героев, и искажает до неузнаваемости лица героев, превращая их в маски убийц и садистов …

… Они были самыми обычными молодыми людьми с не совсем обычными предками. Так сложилось исторически, что обыватель пребывает в твердой уверенности, будто в террористы идут люди либо с не совсем нормальной психикой, либо ограниченные, либо отщепенцы, которым попросту нечем заняться в «нормальном обществе», для того, чтобы на них обратили внимание.
Биографии западногерманских партизан опровергают этот укоренившийся стереотип.

До того, как они стали брать в руки оружие, это были очень мягкие, добрые люди, с пацифистскими взглядами, отзывчивые, неравнодушными к чужому горю. Это неравнодушие будет отправной точкой, с которой начнет отсчет многолетняя война, объявленная власти, не желающей замечать чужого страдания и чужого горя, не желающей очищаться от скверны. Они решили, что могут выжечь эту скверну каленым железом.

Гудрун Энслин училась на педагога, бесплатно работала в приютах для детей-сирот; Ральф Рейндерс, лидер «Движения 2 июня» с детства ненавидел все формы войны и насилия; Ульрика Майнхоф в юности собиралась стать монахиней; педагог Бригитта Кульман ухаживала за больными. Андреас Баадер помогал в создании приюта для беспризорных детей — и одной из причин его прихода к террору было то, что сытое равнодушное общество бундесбюргеров отталкивало от себя выхоженных им детей: общество вынуждало их либо воровать, либо идти на панель. Группа, захватившая впоследствии посольство в Стокгольме, целиком состояла из бывших пациентов «Социалистического союза пациентов», организации, которая оказывала помощь психически больным людям, критикуя традиционную медицину с ее поистине репрессивными методами.

Доктора Губеры добивались поразительных результатов в лечении, чем, естественно, неимоверно злили «традиционных психиатров». По доносу последних «Социалистический коллектив пациентов» был распущен, а сами доктора арестованы. Пациентов поместили в клиники, где двое вскоре умерли «в результате лечения электрошоком», один погиб, при странных обстоятельствах упав с лестницы, а остальных, поскольку они «много разговаривали», протестуя против нарушения их гражданских прав, запихнули в отделение для буйных, где они и сгинули навеки.

Немудрено, что оставшиеся на свободе пациенты докторов Губеров влились через определенное время в террористическое «Движение 2-го июня»…

Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая

Обновлено 7.02.2015
Статья размещена на сайте 14.05.2007

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: