Катерина Богданова Грандмастер

Как создавалась «Чукоккала»? Несколько слов о литературном альманахе Корнея Чуковского

О Корнее Чуковском (1882−1969) сложился совершенно неправильный стереотип. Большинство воспринимают его исключительно как детского писателя и автора книги «От двух до пяти». При этом только специалисты помнят, что Корней Иванович был выдающимся переводчиком (самоучкой!), журналистом и литературоведом.

Africa Studio Shutterstock.com

Но, пожалуй, одним из любопытнейших творений писателя можно назвать его дневники и рукописный альманах «Чукоккала» — сборник самых ярких автографов многих видных деятелей советской литературы и искусства.

В этом году «Чукоккале» исполняется сто лет. Известна даже точная дата рождения — 20 июля 1914 года. В этот день, в самом начале Первой мировой войны, друг Корнея Чуковского Илья Репин сделал рисунок и подпись к нему: «И. Репин. Чукоккала». Название произошло от слова Куоккала — финского поселка, в котором по соседству проживали писатель и художник, — и первых букв фамилии Корнея Ивановича. С тех пор Чуковский вручал эту тетрадь всем знаменитым и малоизвестным знакомым. За свою пятидесятилетнюю историю она побывала в руках у Александра Блока, Анны Ахматовой, Владимира Маяковского, Исаака Бабеля, Сергея Михалкова, Константина Паустовского, Александра Солженицына, многих и многих других.

Как человек, который никогда не писал «просто так», Чуковский систематизировал записи и составил подробное пояснение практически к каждой из них. Увы, первые издания книги хорошенько покромсала советская цензура. Чуковский подвергался гонениям неоднократно. Только в конце 90-х свет увидело полное издание альманаха.

К концу своей рукописной жизни в середине 60-х годов тонкая тетрадка из нескольких наспех сшитых листов превратилась в полноценную книгу объемом больше 600 страниц. Правда, вид у нее к тому времени стал совсем непрезентабельный — несколько раз «Чукоккале» грозила неминуемая гибель. Последний тяжкий урон был нанесен ей в начале Великой Отечественной войны.

Тогда Чуковский жил в писательском поселке Переделкино под Москвой. Литературоведов готовили к эвакуации, и в заботах автор совершенно забыл о своем детище. Только в самый последний момент он достал тетрадку, завернул ее в пленку и закопал под деревом в лесу. Дело близилось к зиме, поэтому глубоко зарыть тетрадку не получилось. Совершенно случайно отъезд отложили, Корней Иванович вернулся в поселок, заглянул в родной дом и зашел попрощаться к сторожу. Каково же было его удивление, когда на лавке он обнаружил свою совершенно истерзанную тетрадь!

Сторож решил, что состоятельный писатель прячет под деревом сокровища. Но когда развернул откопанный сверток и увидел там листы с рисунками и подписями, от злости «он оторвал от „Чукоккалы“ переплет и раскрошил ее всю». Систематизировать те потрепанные листы удалось лишь при подготовке текста в печать. Некоторые фрагменты восстановить так и не получилось. Среди прочего в этой переделке навсегда исчезла самая первая обложка книги.

«У англичан есть прекрасное слово „хобби“. Оно означает любимое занятие человека, не связанное с его основной профессией. Таким хобби была для меня „Чукоккала“. Она всегда оставалась на периферии моих личных и литературных интересов. Столь же периферийной была она и для большинства ее участников», — писал Чуковский. Наверное, поэтому большинство участников альманаха представали в ней в совершенно необычном амплуа. Герои ее страниц вступали друг с другом в идеологические споры, в шутку создавали альтернативные альманахи-подделки, художники рисовали иллюстрации к сказкам Чуковского и портреты участников творческих встреч. Правда, встречаются и трагические моменты: писатель с присущей ему скрупулезностью сохранил записи о смерти Александра Блока — записку, слова соболезнования, воспоминания.

Видные писатели считали за честь, если им предложили написать несколько строк в «Чукоккалу». Андрей Вознесенский в 1966 году с ходу сочинил стих:

Либо Вы — великие,
Либо — ничегоголи…
Все Олимпы — липовы,
Окромя Чукокколы!
Не хочу «Кока-Колу»,
А хочу в Чукокколу!..

А вот как подписал свое стихотворение Александр Солженицын: «Дар остроумца не дан мне, и этот листик, увы, не украсит „Чукоккалу“». Удивительная скромность, не правда ли?

Впрочем, пересказать все — дело неблагодарное и ненужное. Книгу нужно пролистать как минимум один раз. И желательно держать ее на книжной полке. Полное издание «Чукоккалы» последний раз увидело свет в 2008 году. Оно получилось прекрасное — в суперобложке и с качественной бумагой. Кроме того, это было наиболее массовое и полное издание за всю историю издания книги. Возможно, его еще можно найти в отдельных интернет-магазинах.

Обновлено 4.05.2016
Статья размещена на сайте 24.01.2014

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: