Сергей Курий Грандмастер

Как шведский учебник по географии стал знаменитой сказкой? Памяти Сельмы Лагерлёф

С малышом-коротышом Нильсом Хольгерссоном и его гусиной эскадрильей мне пришлось знакомиться целых три раза. В смысле — знакомиться заново. Первым знакомством, безусловно, был замечательный советский мультфильм 1955 года «Заколдованный мальчик».

T33kid Shutterstock.com

Следующим на очереди был перевод сказки, а точнее — не перевод, а вольный пересказ, сделанный З. Задунайской и А. Любарской. О том, насколько он вольный, я узнал, уже будучи взрослым, когда мне в руки наконец-то попала полная версия книги в переводе Л. Брауде.

Сразу же возник вопрос: а много ли у нас найдётся детей, способных осилить эту версию, где на каждом шагу приходится продираться сквозь подробные описания шведских провинций, местных реалий и природных зарисовок? Почему любимая сказка шведской детворы оказывается столь тяжеловесной для детворы нашей? Причины этого напрямую связаны с историей создания книги…

Мечта стать писательницей преследовала шведскую девочку Сельму Оттилию Лувису Лагерлёф с 7 лет. Развитию её буйного воображения способствовали обстоятельства не самого приятного характера. С 3-х лет Сельму парализовало, и прикованная к постели девочка могла часами слушать сказки, рассказываемые её любимой бабушкой.

А затем в жизни Сельмы произошло событие, вполне сравнимое со сказочным. В девятилетнем возрасте её отправляют на лечение в Стокгольм. И столичным врачам удаётся сделать невозможное — девочка вновь стала ходить, хотя и будет хромать до конца жизни.

Писательство, как известно, дело ненадёжное, поэтому Сельма окончила педагогическое училище и стала работать в школе для девочек в г. Ландскруна. В 1885 году её вновь настигло горе — да не одно, а целых два. Умер горячо любимый отец, а родовое имение рода Лагерлёф — Морбакка — тут же продали за долги.

Как ни странно, поправить финансовое благосостояние учительнице помогла именно детская мечта. В 1891 году она участвует в литературном конкурсе и пишет роман «Сага о Йёсте Берлиге». Романтическое произведение прозвучало так свежо на фоне господства реалистического стиля, что «Сага» быстро снискала любовь читателей и восторженные похвалы критиков. Спустя пять лет Сельма уже почувствовала себя достаточно состоятельной, чтобы бросить учительское ремесло и полностью отдаться творчеству.

В начале ХХ века руководитель Всеобщего союза учителей народных школ — Альфред Далин — инициировал смелый педагогический эксперимент. Он подумал: а что если создать школьные учебники не в привычном сухом стиле, а похожими на увлекательные литературные произведения? Неудивительно, что среди первых претендентов, способных воплотить эту нелёгкую идею, была Сельма Лагерлёф. Она была и учительницей, и писательницей в одном флаконе, поэтому сразу отказалась от соавторов.

Сельма Лагерлёф:
«Мысленно я задавала самой себе вопрос: что должен в первую очередь знать ребенок, о чем должен иметь свежее, живое представление? И ответ, само собою разумеется, напрашивался: первое, что должны узнать малыши, — это их собственная страна».

Одним словом, писательница взялась за учебник по шведской географии. Впрочем, от посторонней помощи она не отказалась. Тот же Альфред Далин разослал по разным уголкам Швеции опросные листы с целью получить интересный местный материал по этнографии и фольклору. Работа над книгой началась в 1904 году и поначалу продвигалась очень нелегко.

Из письма Лагерлёф Далину:
«До сих пор работа над учебником убедила меня, пожалуй, лишь в том, как мало мы знаем о нашей стране; правда, быть может, мне следовало бы сказать: как мало знаю о ней я. Читаю что придется по геологии, зоологии, ботанике, истории! Все науки так немыслимо шагнули вперед с тех пор, как я окончила школу!»

Материал накапливался, но Сельма не хотела, чтобы книга предстала в виде разрозненных фрагментов. Ей нужна была связующая сюжетная линия, на которую, как на нить, можно было бы нанизывать географические сведения и местные легенды. В поисках вдохновения писательница лично совершает поездку по Швеции: посещает провинции Смоланд, Блёкинг, Норрланд и даже спускается в шахту Фалунского рудника.

В своём турне она не могла проехать мимо прекрасной провинции Вёрмланд, где располагалась её родная и потерянная Морбакка.

Если верить самой писательнице, именно во время посещения Морбакки её настигло озарение. Внезапно ей показалось, что она видит крохотного мальчонку, которого пытается схватить сова. Позже эта «история» прямиком попадёт прямо в сказку вместе с самой Лагерлёф.

Второй отправной точкой сюжета стало реальное воспоминание об удивительном случае, произошедшем в Морбакке её детства. Однажды белый домашний гусь сбежал из усадьбы Лагерлёф вместе со стаей диких гусей, а спустя время вернулся… с гусыней и выводком гусят! И, наконец, последнее — решающее — влияние на сюжет сказки оказали произведения Киплинга с его говорящими животными.

Так родилась долгожданная центральная сюжетная нить. Мальчишка, превращённый домовым в лилипутика, совершает на спине домашнего гуся Мортена головокружительное путешествие с дикой гусиной стаей через всю Швецию. Он наблюдает разные провинции, города, сёла, заводы, знакомится с местными жителями и их обычаями, слушает легенды и истории. И при этом, конечно, сам постоянно переживает опасные и увлекательные приключения.

Однако путешествие Нильса — не просто авантюра. Во время испытаний вредный и даже жестокий мальчик учится любить, сопереживать, помогать другим и прощать. Он уже не может подставить другого человека, даже ради того, чтобы снять с себя заклятие. А в конце книги Нильс помогает освободиться из плена извечному врагу гусиной стаи — лису Смирре. Недаром в одной из анкет на вопрос «Ваша излюбленная добродетель?» христианка Лагерлёф ответила: «Милосердие».

Однако писательницу интересуют не только люди. Огромное количество страниц книги посвящено природе Швеции. Здесь разговаривают не только животные, но даже реки, скалы и лес. Сельма одной из первых заставила людей задуматься об экологии, о сохранении естественной среды от посягательств человека.

24 ноября 1906 года первый том «Удивительного путешествия Нильса Хольгерссона с дикими гусями по Швеции» появился на прилавках магазинов. Через год подоспел и второй.

Сразу скажу, что сказка вызвала восторг далеко не у всех шведских критиков. Многие из тех, кто смотрели на произведение с учебно-педагогической точки зрения, обвиняли писательницу в географических и биологических неточностях, укоряли в том, что провинция Смоланд изображена слишком убогой, а провинция Голланд и вовсе только упомянута. В этом было зерно истины — для полноценного школьного учебника «Нильс» не очень-то годился. Скорее, это было замечательное пособие для дополнительного чтения.

Однако большинство шведских читателей не заморачивалось над научными тонкостями и полюбило книгу всем сердцем. Шведский поэт Карл Снойльский восторженно писал, что эта сказка вселила «жизнь и краски в сухой пустынный песок школьного урока». Ему вторил шведский исследователь Нильс Афцелиус: «Вместо того чтобы написать справочник для студентов университета, она подарила детям стимул к познанию».

После «Нильса» слава Сельмы Лагерлёф приобретает сначала национальный, а потом и всемирный размах. В 1909 году писательница становится первой женщиной-лауреатом Нобелевской премии по литературе, а в 1914 году первой женщиной-членом Шведской Академии.

Получив премию, Сельма тут же выкупает своё родное имение Морбакку, где и живёт до конца своих дней (она умерла 16 марта 1940 г.). После смерти писательницы Морбакка превращается в музей. Ну, а Нильс верхом на гусе становится одним из неофициальных символов Щвеции.

Сказка «разлетелась» по всему свету, не исключая и Советский Союз. Правда, там она испытала значительные трансформации, о которых я поговорю в следующей статье.

Обновлено 30.08.2017
Статья размещена на сайте 10.03.2014

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: