Сергей Курий Грандмастер

Нил Даймонд: бриллианты для других исполнителей?

125 миллионов проданных пластинок, более 30 синглов, входивших в ТОП-40 США, звание самого старого исполнителя, чей альбом возглавил американский хит-парад — таков результат деятельности человека по имени Нил Даймонд.

mekCar Shutterstock.com

И даже если вы никогда о нём не слышали, его песни знаете наверняка — вот только, скорее всего, ассоциируете их с совсем другими исполнителями. И это несмотря на то, что песни Даймонда всегда были очень личными, да и по звучанию не так уж сильно отличались от каверов…

«Solitary Man» (1966)

Настоящее имя нашего героя — Ной Камински, поэтому нетрудно догадаться, что происходил он из еврейской семьи, эмигрировавшей в США из Польши. Семья настаивала на медицинской карьере, но юноша бросил своё обучение в Нью-Йоркском университете буквально за полгода до окончания. Он предпочёл престижной профессии врача неблагодарный труд автора-песенника на одном из лейблов.

Поначалу песни приносили сущие гроши, независимо от того, писал ли он их для других или исполнял сам. Не помогал даже звучный псевдоним (Даймонд в переводе означает «бриллиант»).
Какая-то известность пришла к Нилу лишь в 1966 году, когда он выпустил сингл «Solitary Man» («Одинокий мужчина»). Текст песни представлял собой горькую жалобу на неверных женщин и заканчивался словами:

…пока я не найду девушку,
Которая будет верной и искренней,
Я останусь самим собой —
Одиноким мужчиной.

Спустя годы Нил скажет, что «после 4-хлетнего анализа по Фрейду я с удивлением понял, что „Solitary Man“ я написал о себе». Что касается музыки, то здесь Даймонд находился под большим впечатлением от песни «Michelle» группы BEATLES, и впервые попробовал написать песню в миноре.

Несмотря на грустное настроение, «Solitary Man» звучала довольно живенько, а меланхоличный голос певца оттенялся энергичным звуком духовых.

Впрочем, успех оригинального сингла был довольно скромным — 55-е место в чартах США. Зато песню тут же стали активно перепевать другие. Уже в том же 1966 году её перезаписал на итальянском языке Джанни Моранди. Песня стала называться «Se perdo anche te», а аранжировку сделал сам Эннио Морриконе.

В 1970 году, когда имя Нила Даймонда засияет в полную силу, автор выпустит «Solitary Man» ещё раз — и займёт с ней 21-е место.

Тем не менее, самой известной (и любимой многими) версией станет всё-таки кавер, записанный Джонни Кэшем в 2000 году. Именно за «Solitary Man» знаменитый певец отхватит «Грэмми» как «лучший мужской вокал в стиле кантри».

Через четыре года свой кавер выпустят и финские металлисты из HIM. При этом вокалист группы Вилле Вирго упомянет, что вдохновлялся, прежде всего, версией Кэша.

Вилле Вирго:
«Solitary Man» очень просто исполнять, но при этом очень просто потерять настроение песни, потому что в плане лирики это очень сложная песня — она о том, что ты одинок, но при этом счастлив".

Сколько людей — столько и мнений… Например, лично я до сих пор считаю лучшим оригинал — как в плане аранжировки, так и в плане эмоциональности исполнения.

«I'm a Believer» (1967)

Наверное, Даймонду было на роду написано быть поставщиком хитов для других исполнителей. Поэтому и первый громкий успех пришёл к нему как к автору, а не исполнителю. Вот и песня «I'm a Believer» («Я верю») была изначально написана (и уже записана) для сольного альбома Даймонда. Но тут к нему подошёл продюсер Донни Киршнер и спросил: нет ли в портфолио Нила каких-нибудь мажорных песенок, подходящих для его группы THE MONKEES?

THE MONKEES для своего времени были весьма новаторским и курьёзным экспериментом. По сути, это была не группа, а проект — своеобразный ответ США на «британское вторжение» БИТЛЗ, а если говорить прямо — попытка создать американскую копию ливерпульской четвёрки. Об этом говорило уже одно название проекта — MONKEES — искажённое написание слова MONKEYS («Обезьянки»), также, как THE BEATLES было искажением слова BEETLES («Жуки»).
Изначально проект создавался исключительно под развлекательное телешоу о жизни рок-группы — в духе битловского фильма «A Hard Day’s Night». Поэтому ребята в группу отбирались по кастингу — при этом главным критерием был не исполнительский талант, а внешняя миловидность и схожесть с «битлами». Петь парням, правда, разрешали, а вот играть полагалось только под фонограмму, записанную студийными музыкантами.

Телешоу THE MONKEES стало безумно популярным практически сразу. А, как известно, раскрутка в мире поп-музыки играет решающую роль. Так случилось и с песнями Даймонда, которые Киршнер отобрал для своих подопечных.

Нил Даймонд:
«Глава моей звукозаписывающей компании пришел в ярость, так как почувствовал, что я отдал другой группе записи, способные возглавить чарты. Мне же было наплевать, потому что я должен был платить за квартиру, а мне все не платили за мои записи, а THE MONKEES продавали пластинки».

Стоило только «I'm a Believer» прозвучать в телеэфире, как сингл с записью тут же взлетел на вершину американского топа, завис там на семь недель и стал самым продаваемым синглом 1967 года. И хотя оригинальная версия Даймонда такого успеха не имела, он заработал свой первый авторитет и деньги. У THE MONKEES тоже прорезались зубки. Роль болванчиков, поющих под «фанеру» им надоела, и они, к неудовольствию продюсера, рискнули отправиться на гастроли. И, надо сказать, провели их весьма успешно.

Хотя «I'm a Believer» ассоциируется, прежде всего, с THE MONKEES, многие наши соотечественники, скорее всего, услышали песню в исполнении… актёра Эдди Мерфи. Именно он озвучивал болтливого осла из м-ф «Шрек» (2001), и именно осёл поёт эту песню в самом финале влюблённой драконихе.

…как только я увидел её лицо ,
Сейчас я верю,
Ни осталось сомнения,
Я влюблён,
Я верю,
Я не могу оставить её, даже если попытаюсь.

«Girl, You’ll Be a Woman Soon» (1967)

После успеха «I'm a Believer», наконец-то, пошла вверх и сольная карьера Даймонда. Успех сопровождал певца вплоть до конца 1980-х. Однако о нём стали забывать, как в 1994 году на экраны вышел знаменитый к-ф Квентина Тарантино «Криминальное Чтиво».

Умение режиссёра откапывать и реанимировать старые хиты всегда было выше всяких похвал. И вот перед съёмками «Чтива» Тарантино наткнулся в одном из голландских музыкальных магазинов на пластинку малоизвестной группы URGE OVERKILL. И услышал то самое: «Гё-о-орл, юлл би э вумэ-э-эн… сун!». То бишь, «Девочка, ты скоро станешь женщиной».

Квентин Тарантино:
«Я взял ее и подумал: „Ух ты, это реально крутая песня“. И она просто долго валялась у меня. А затем я работал над сценой с Умой, куда она фантастически вписалась и стала культовой».

Да-да, эта та сцена, где героиня Умы Турман соблазняет своего охранника в исполнении Траволты, а тот старается убедить самого себя не делать глупостей.

Каково же было моё удивление, когда я узнал, что данный шедевр был первоначально записан Нилом Даймондом ещё в 1967 году и от кавера URGE OVERKILL мало чем отличался! Разве что звучал не так сумрачно и зловеще, ведь песню Даймонд написал для своих фанаток, многие из которых пребывали как раз в пубертатном возрасте. Эта была своеобразная благодарность певца за поддержку, которую девчонки оказали ему в начале карьеры.
Кстати, «Girl, You’ll Be a Woman Soon» и тогда не прошла незамеченной — в 1967 году песня стала № 10 в США. Но, как видите, спустя годы подзабылась. А тут, значит, URGE OVERKILL и Тарантино…

Поначалу Нил не очень хотел давать разрешение на использование песни в фильме — из-за обилия сцен насилия. Но, так или иначе, песня прозвучала, и о Даймонде очередной раз вспомнили. Вот только группа URGE OVERKILL как внезапно выскочила из неизвестности, так туда же быстро и канула.

Зато Нил Даймонд до сих пор поёт и пишет песни — надо сказать, более чем успешно. Записать альбом, возглавивший топ США («Home Before Dark» 2008 г.), когда тебе исполнилось 67 лет, дано не каждому.

Обновлено 6.03.2018
Статья размещена на сайте 10.04.2014

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: