Владимир Мао Грандмастер

Чему научит экс-Зэ-Ка?

Дядя Витя жил напротив нас,
Если был случайно на свободе.
Жил, тихонько уходя в «отвяз»,
По своей отвязанной природе.

И под майкой прятал от жильцов
Данные испорченной анкеты —
Божий храм с пятеркой куполов,
А под ним кандальные браслеты.

Нам, еще зеленым пацанам,
Было недосуг искать ответа,
Почему, седой не по годам,
Дядя Витя жил один на свете.

Но красноречивей всяких слов
На груди играли синим цветом
Божий храм с пятеркой куполов,
А под ним кандальные браслеты.

Нынче колют чудищ да зверюг.
Как посмотришь, так мороз по коже,
То ли счастье ловят на испуг,
То ли страх звериный душу гложет. foto.kozhuhovo.org

И среди драконов и волков
Сиротливо затерялись где-то
Божий храм с пятеркой куполов,
А под ним кандальные браслеты.

Что за странный вышел оборот
В наших татуированных массах?
Почему так часто наш народ
Хочет быть похож на папуасов?

И на перекрестке двух веков
Не отыщешь даже в трафарете
Божий храм с пятеркой куполов,
А под ним кандальные браслеты.

(Трофим)

Именно с этих слов из песни я и хотел бы начать свой рассказ. Люди они, в большинстве своем, грамотные, находчивые, изобретательные. Когда я был малЫм еще, и жили мы в частном секторе, то жил по соседству один бывший… Даже и не знаю, как назвать… «Зэ-Ка» — грубо, «заключенный» — не правильно, он же на свободе. А человек был не плохой. Попал, видимо «под раздачу» в СССР-е. Мы не спрашивали, а у них распространяться не принято. Он старался мало общаться с людьми, но жутко любил детей. Запрещал играть в карты, но не грубо, а так, мягко, немного поучительно. Велел обычно «оттаранить» колоду домой, а после этого всегда рассказывал какую-нибудь интересную историю или учил чему-нибудь прикольному («феню» не употреблял, в натуре!).

Ручка из старых носков.
Берется стержень от шариковой ручки и обматывается газетной бумагой, оборотов 10−20 (примеряться к кисти руки надо, чтобы держать удобно было). Затем нужны носки. Но тут подойдут не всякие, а только те, в которых есть ниточки, мохнатые такие. Если такую ниточку натянуть, то она становится тоньше волоска. Носки, конечно, нужны разноцветные. Эта ниточка аккуратно наматывается на полученную газетную трубочку под некоторым углом. Укладывается виточек к витку. Сначала одним цветом, как правило, фон — черный. Затем другим цветом, третьим и т. д. Постоянно меняется угол, направление и шаг обмотки, так появляется узор.

В качестве украшения к такой ручке еще приделываются 2−3 таких приятных, круглых, мягких, мохнатых, разноцветных «бумбончика», как мы их тогда называли, на короткой ниточке, чтобы болтались во время письма. Они делаются так: кладете 2 спички параллельно друг к другу, а между ними, вдоль, укладываете нитку длиной сантиметров 10.

Потом поперек спичек наматываете некоторое количество все тех же мохнатых ниток. У меня нет старых носков с мохнатыми ниточками, поэтому, для примера, мне пришлось экспроприировать, втихаря от мамы, немного обычных ниток. Для изготовления бумбончика и такие нитки могут сойти, но их нужно гораздо больше, а «мохнатость» будущего изделия будет не самой качественной.


Ту нитку, что была между спичками, по окончании намотки, связываете в узел, но не затягиваете до конца. Только прихватываете, чтобы намотка не расползалась. Как это сделать, я показал на картинке.

Получившуюся намотку разрезаете с одного края (противоположного завязанной нитке) лезвием до самых спичек. При этом ниточки распустятся, образуя шарик. Всё. Затягиваете узел нитки накрепко, вяжете еще 1−2 узла для надежности, первый бумбончик готов. Как видите, из «немохнатых» ниток получился у меня довольно жалкий бумбончик. Но суть изготовления, я думаю, ясна.

В то время выкидные ножи были и редкостью, и роскошью, и уголовно-наказуемым предметом. Наш знакомый научил нас их делать. Как основа механизма использовался кусочек ленточной пружины от настольных часов-будильников. А когда он увидел, что мы балуемся, стреляя из самодельных поджигных пистолетов, то сказал, что этими пистолетами нам или руки поотрывает, или попадем не туда, куда целимся. Что безопаснее и эффективнее стрелять из нарезных стволов. Со временем он раскрыл нам и этот секрет. Т.ч. при помощи старого стеклореза мы освоили и эту «технологию». А было нам тогда лет по 11−12…

Коль скоро мы были любопытными ребятишками и очень быстро впитывали все, что может пригодиться «по жизни», то заодно овладели и еще одним нехитрым мастерством, мастерством изготовления красивых ножей-финок.

Ножи вонзятся в легкие, от никотина черные,
По рукоятки легкие, трехцветные, наборные.
Вели дела отменные сопливые острожники…
(В. Высоцкий)

Мы не курили. Это не приветствовалось ни со стороны взрослых, ни со стороны своих же товарищей, так что с легкими у нас все было нормально. Ну, уж и естественно, что делами нашими «отменными» были игры, рыбалка, всякие поделки и проделки. К этим поделкам относились и ножи с наборными рукоятками. Делали мы их из оргстекла, которого не составляло труда набрать в отходах одной художественной мастерской, находившейся неподалеку от нашего квартала. Времени было в избытке, поэтому рукояти ножей делались с особой любовью, долго шлифовались, полировались с пастой ГОИ. К ножам мы делали красивые ножны из отслуживших свой век кожаных чемоданов, ботинок или сапог. Ножны некоторые пацаны украшали чеканкой из отходов медной фольги все с той же «художественной» свалки.
Надо заметить, что всегда было приятно пользоваться тем, что было сделано именно своими руками, а не куплено в магазине. Можете себе представить зависть ребят из соседних дворов, когда на рыбалке мы разделывали рыбу такими ножами, а не купленными в продмаге, как они? Те ножи были «серые», невзрачные, холодные. А наши — удобные, красивые, если не сказать «стильные». Не было ни одного ножа, чтобы был похож на другой. А еще рукояти ножей были теплыми, особенно у тех ребят, кто не поленился и использовал в качестве материала кость или кап.

Я не воспеваю уголовников, не подумайте. Но хочу сказать, что не стоит по одному только определению взять и записать всех в маньяки и убийцы. Думаю, не стоит. В нашей истории еще столько «белых пятен», что, и прожив целую жизнь, мы не узнаем половины правды…

Звали дядю Виктором, а кличка его была — «Буржуй»…

Обновлено 14.08.2007
Статья размещена на сайте 2.07.2007

Комментарии (10):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: