Сергей Курий Грандмастер

Кто такие Калипсо и Тацу? Ко дню рождения певицы Насти Полевой

В 1980-х годах на советской рок-сцене женских голосов было, мягко говоря, не густо. Первым «лучом», прорезавшим маскулинный сумрак, стал пронзительный голос Жанны Агузаровой. Вторым — мощный хрипловатый вокал Ольги Кормухиной. Однако по-настоящему «женственное» исполнение в рок принесла девушка из Свердловска по имени Настя Полева… Её ломкий, немного сдавленный, голос своими извивами и манерой чем-то напоминал пение британской дивы Кейт Буш.

Арнольд Бёклин «Одиссей и Калипсо» (1883). ru.wikipedia.org

До сих пор трудно поверить, как изысканная, тонкая и очень некоммерческая музыка Насти смогла пробиться к широкому слушателю. Собственно, первоначально Полева вовсе не планировала становиться ни композитором, ни поэтом. В раскрытии её творческого потенциала роль сыграла цепочка случайностей в духе «Не было бы счастья, так несчастье помогло»…

Настя Полева:
«Изначально я пришла в это дело во всё — участвовать в рок-музыке, как певица, как голос. Я хотела научиться петь хорошо. Я не планировала себя как автор-исполнитель, но так получилось, что я им стала. Спасибо Господу Богу, что это получилось».

«Клипсо-Калипсо» (1985)

Не секрет, что Настя уже со времён учёбы в Свердловском архитектурном институте постоянно вращалась в местной рок-н-ролльной среде. В частности, была вокалисткой группы ТРЭК, где пела непривычно низким голосом. После распада ТРЭКА певица оказалась не у дел и просила друзей и коллег подыскать ей какой-нибудь репертуар. Первыми откликнулись ребята из НАУТИЛУСА ПОМПИЛИУСА.

Вячеслав Бутусов буквально подарил девушке несколько написанных им песен. Среди них — два хита, которые до сих пор ассоциируются с Настей: «Снежные Волки» и «Клипсо-Калипсо». Случилось так, что штатный поэт свердловского рока — Илья Кормильцев — первоначально вручил текст «Клипсо-Калипсо» именно Насте, заявив, что он больше подходит женщине.

Зеркала отражали любовно
Розу чистую в светлой росе,
И хотелось ей быть бесподобной,
Но при этом такой же, как все…

Однако Настя тогда так и не смогла превратить стихи в песню, положила их в папку и забыла. Зато их нашёл Бутусов и быстро сочинил мелодию.

Надо сказать, что слово «Калипсо» у меня вызывало сразу две ассоциации. Первая очевидна: калипсо — как музыкальный стиль, зародившийся в Карибском бассейне (отсюда в песне все эти «ча-ча-ча, синьоре-с, буга-луй-у»). Вторая ассоциация имела отношение к греческой мифологии. Калипсо звали нимфу, живущую на острове Огигия, куда вынесло Одиссея после кораблекрушения. Нимфа пыталась привязать к себе героя, но тот не переставал тосковать по родине и семье. Через 7 лет по требованию богов ей пришлось отпустить возлюбленного домой…

Вячеслав Бутусов:
«Когда я сочинил музыку „Клипсо-калипсо“, на репетицию НАУТИЛУСА пришел Саша Пантыкин и с уверенной интонацией заявил, что эту композицию должен петь кто-то другой. И мы целенаправленно пригласили Настю исполнять эту песню».

«Тацу» (1987)

«Клипсо-Калипсо» стала одной из первых песен, записанных Настей с НАУТИЛУСОМ ещё в 1985 году. Однако у группы был свой путь, и постоянно заниматься написанием репертуара для девушки никто особо не хотел. Все, к кому подходила Настя, отмахивались: «Тебе надо — ты и пиши». И она таки осмелилась…

Всё началось в 1986 году, когда Настя подрабатывала в студенческом клубе художником-оформителем и вдобавок мыла там полы. Зал клуба был довольно большим и заполненным музыкальной утварью. Оставаясь одна, уборщица-Настя подходила к пианино и одним-двумя пальцами пыталась наиграть звучащие в голове мелодии. Вскоре стало ясно, что она «наковыряла» материала на целый альбом.

Оставалась проблема с текстами и музыкантами. В виде эксперимента Настя раздала свои наброски сразу трём поэтам — Аркадию Застырцу, Дмитрию Азину и Илье Кормильцеву. Хотя ей понравились тексты всех трёх, она остановила свой выбор на Кормильцеве — его стихи было удобнее петь.

Леонид Порохня:
«Первоначально особого желания записываться ни у кого не было. Многие из музыкантов почему-то считали, что альбом будет плохим и перспективы у Насти нет никакой. И только потому, что у многих музыкантов в тот момент не было ни нового материала, ни собственных групп и находились они в очередном кризисе — именно поэтому их удалось собрать вместе».

Играла на записи сборная команда из членов НАУТИЛУСА и УРФИНА ДЖЮСА. Больше всего музыкантов напрягали хитроумные и плавающие размеры песен Насти. Надо сказать, что эта изысканность родилась не от хорошей жизни.

Настя Полева:
«С ломаными ритмами всё просто — так как играть меня никто не учил, извлечение звука из музыкальных инструментов происходило с некоторым трудом. Особые проблемы были с клавишными, на которых я поначалу пыталась играть — отсюда и кривые размеры, и всякие сбивки-синкопы».

Особые муки вызвала запись «Тацу» — одной из самых оригинальных песен альбома. Услышав, что она написана в «неудобном» размере 5/8, музыканты принялись переделывать её под привычные рок-н-ролльные четыре четверти. По воспоминаниям, в процесс «глумления» над оригиналом вмешался Кормильцев, заявив, что так они просто убьют песню. Размер оставили, но на помощь пришлось призвать более продвинутого музыканта — Игоря Грищенкова из АПРЕЛЬСКОГО МАРША.

Экзотическая тематика песни родилась тоже случайно. Во время сочинения музыки Настя любила напевать всякие бессмысленные фонемы. На этот раз у неё выскочило какое-то странное «Мацу! Мацу!». У Кормильцева эти слова вызвали ассоциации не с еврейскими лепёшками, а с Японией. Известный полиглот, он как раз изучал японский язык — отсюда появилось «Тацу», что на японском означает «Дракон».

Затем Кормильцев вспомнил прочитанную где-то историю о японском воине, который во Вторую мировую войну нёс службу на одном из маленьких тихоокеанских островов. Впоследствии про воина забыли, и он продолжал воевать, не зная, что война давно уже окончилась. Прямо, как в известном анекдоте про белорусских партизан («Вот чёрт! А мы до сих пор поезда под откос пускаем»).

Прототипом «мальчика-Дракона», скорее всего, послужил младший лейтенант императорской армии Хироо Онода, который воевал на филиппинском острове Лубанг. Услышав о капитуляции Японии, Онода решил, что это вражеская пропаганда, и продолжал сражаться на острове вместе с двумя солдатами ещё… 29 лет! Его солдаты погибли, но и сам он укокошил целых 30 человек. Лишь обращение японского правительства в 1974 году заставило неистового вояку сложить оружие…

Так на свет родилась одна из самых необычных песен дебютного альбома Насти, который так и назвали «Тацу». В самой песне мы можем услышать и японскую речь (почерпнутую из аудиокурса, по которому учился Кормильцев), и англоязычное обращение к Тацу американских солдат (в пер. «Тацу, армия ушла, война закончена. Ваш император сдался, покиньте свои скалы, уходите отсюда!»), которое зачитал журналист Александр Калужский. Нельзя не отметить и прекрасное соло саксофониста НАУТИЛУСА Алексея Могилевского.

Надо сказать, что на Свердловском рок-фестивале из всех песен Насти отметили именно измучившую всех «Тацу» — за оригинальность и новаторство.

Хватало на альбоме и других замечательных песен — от боевой «Ночные Братья» до прекрасной лирической «Вниз по теченью неба», поэтому Настя неожиданно стала знаменитой. Успех позволил ей собрать собственную группу и начать полноценную сольную карьеру. Правда, впоследствии единственным постоянным музыкантом проекта НАСТЯ останется только её муж — Егор Белкин.

О других хитах Насти Полевой я расскажу в следующей статье.

P.S: Сами песни можно послушать в 1-м комментарии к этой статье.

Статья размещена на сайте 26.11.2014

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: