Ирина Михайловская Мастер

Средневековая Европа. Каким был Третий крестовый поход?

Филипп II Август установил в государстве французском Саладдинову десятину. В ордонансе подробно разъяснялось: тот, кто не пойдет в очередной крестовый поход, обязан заплатить налог (ту самую десятину) с движимого и недвижимого имущества. Кто, напротив, отправится воевать с неверными, то он и члены его семьи получают отсрочку выплаты долгов и освобождаются от выплаты процентов. Под эту раздачу попало и духовенство.

Tereshchenko Dmitry , Shutterstock.com

Положение Иерусалимского королевства было довольно плачевным, король Балдуин IV Прокаженный с трудом справлялся с ситуацией, людей не хватало, интриги за престол Иерусалима, бесконечные стычки с сарацинами… Пока был жив Балдуин, королевство держалось, но проказа и бесконечные интриги и войны рано свели его в могилу. Королем стал зять покойного монарха Ги де Лузиньян. Саладдин был очень этому рад: с таким королем Иерусалим, считай, у него в кармане.

Султан подчинил себе многие христианские города, разбил крестоносцев в битве при Хаттине (1187 г.), в результате которой были обескровлены ордена тамплиеров и госпитальеров, а множество рыцарей попало в плен, включая и Ги, короля Иерусалима. Потеряли Святой Животворящий Крест, что было ударом для всего христианского мира.

Потом Саладдин завоевал и Иерусалим, причем не так, как взяли его крестоносцы в Первом крестовом походе — вырезав мирное население. Султан позволит уйти всем, кто способен заплатить выкуп, и даже даст некоторым охрану.

Но не стоит возлагать венки на его голову: так было ему выгодно, этот человек отличался редкой благоразумностью и дальновидностью, умел предвидеть последствия, о сострадании речь не идет. Саладдин не был кровожадным и жестоким, но он и не был святым. Он был талантливым полководцем и умным политиком. Ничего личного, как говорится.

Папа Римский Григорий VIII объявил всеобщий мир и обязал монархов Европы идти спасать Святую землю. Всеобщий мир — камни в огороды королей Франции и Англии, которые все грызлись из-за владений Плантагенетов на землях французского государства.

Пока был жив Генрих II (единственный, отреагировавший на просьбу Иерусалима помочь: он выслал туда деньги), вопрос было не решить. Генрих не для того женился на Алиеноре Аквитанской, хозяйке спорных земель, чтобы потом на блюдечке отдать их обратно.

Но Генрих умер, а сын его Ричард еще раньше, за спиной отца, сговорился с Филиппом II Августом и принес тому присягу. Короли заключили перемирие и отправились в 1190 г. в Третий крестовый поход. По дороге монархи постоянно ссорились, так как были людьми разного склада, да и цели преследовали каждый — свои. Филипп считал главной целью Третьего похода Акру, впрочем она главной целью и была. Призывы к походу не остались неуслышанными и в Германии: Фридрих Барбаросса засобирался в Святую землю.

Ричард Львиное Сердце больше всего на свете любил драки, рыцарские турниры, воинскую славу, дорогое оружие, имел блестящую свиту. Все это стоило немалых денег, которые тянули с населения Англии. Многие романисты приписывали Ричарду благородные черты, которыми он не обладал, забывая упомянуть об отсутствии ума и дальновидности.

Личные династические дела задержали короля Англии на Сицилии, потом он кинулся на Кипр спасать свою невесту Беренгарию Наваррскую, бывшую в плену у византийцев. Подчинив себе Кипр, англичане принялись праздновать победу, пиры закатывались каждый день. Все подзабыли, зачем и куда шли.

Прибывший на Кипр Ги де Лузиньян — король без королевства (в Иерусалиме уже хозяйничал Саладдин), начал подбивать его на осаду Акры, преследуя цель заиметь себе хоть какую-то землю во владение. Позже он купит Кипр у Ричарда.

Под стенами Акры король Англии вдруг воспылал к Саладдину уважением, как к человеку с рыцарским складом характера. Они стали обмениваться с султаном посольствами и письмами, чуть ли не с дружественным уклоном. Крестоносцы схватились за головы.

Саладдин — хитрый и умный политик, быстро прощупал эту слабость Ричарда — его стремление везде и во всем соблюдать рыцарский кодекс, и умело играл на этом. Полное отсутствие политического чутья у короля Англии и его упрямство довели Филиппа II до ручки, он «быстро заболел» и уехал домой. Рассорился Ричард и с Леопольдом Австрийским — еще одной ключевой фигурой этого похода.

Был бы рядом умный и опытный Фридрих Барбаросса, который двинулся в Сирию другой дорогой и был еще в пути, многих неприятностей удалось бы избежать. Саладдин боялся только его, остальные предводители его не пугали. Фридрих — серьезнейший противник. Император пошел через Византию и по пути успел поссориться с греками. К сожалению, на переправе через реку Фридрих Барбаросса утонул.

Крестоносцы все же взяли Акру после изнурительной осады. В городе находились лучшие воины ислама. Боаэддин, арабский хроникер, написавший «Историю жизни Саладдина», пишет: «В этот день (1 июля 1191 г.)… султан скакал по рядам войска… и кричал „Мусульмане!“ с глазами, полными слез… он живо представлял себе страдания осажденных…»

По свидетельству приближенных Саладдина, великий полководец плакал, когда увидел знамя франков на стенах города. Мусульмане ушли к Иерусалиму, чтобы всеми силами не допустить туда крестоносцев, храбро и отчаянно сражавшихся под стенами Акры.

Вместо того чтобы идти сразу в Святой город, крестоносцы еще грабили Акру, а потом, по совету все того же дурака Лузиньяна, пошли на Аскалон, который Ричард после взятия приказал разрушить — такой глупости Саладдин давно не видел.

К Иерусалиму прибыли измученные воины, уже неспособные на серьезную и длительную осаду хорошо укрепленного города. В целом христиане были сильными противниками, арабские историки отмечали их воинское умение. Если бы еще полководцев других, не таких, как Ричард…

Вести из Франции, где король Филипп, злой на Ричарда, наступал на земли последнего, заставили короля Англии занервничать и заключить в 1192 г. с Саладдином постыдный мир, увенчавший все жертвы и расходы Третьего крестового похода. Тем более что хитрый и расчетливый Конрад Монферратский уже предлагал союз султану, и Ричард боялся остаться вообще у побитых горшков.

Иерусалима христианам не видать, это стало ясно, так хоть хорошую мину сохранить. Саладдин поступил великодушно и даровал мир на три года, к тому же разрешил пилигримам ходить поклоняться христианским святыням.

Ричард так наследил по пути в Сирию, оставил столько врагов, что его возвращение в Европу — целая история. Леопольд Австрийский захватил в плен короля Англии, до того он всех достал своим высокомерием и упрямством, и потребовал выкуп. Деньги давал многострадальный народ Англии, уже разорившийся для Третьего крестового похода.

Население Англии еще не раз будет давать деньги на освобождение своего короля, а также на все его прихоти. Ричард за свою жизнь ничему не научился и не сделал правильные выводы ни из одной своей ошибки.

Третий крестовый поход привел к окончательной для христиан потере Иерусалима и ряда городов Палестины. Позиции мусульман в разы укрепились, авторитет Саладдина, как всеобщего лидера ислама, вырос еще больше. За христианами остались лишь Акра, Яффа и еще несколько небольших крепостей.

Статья размещена на сайте 28.11.2014

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Олег, и правда бесславная смерть для хорошего полководца.
    У Арнольда Любекского (хроникер, аббат бенедектинского монастыря) можно прочитать про 5 тыс. конных и 100 тыс. пеших, хорошо вооруженных воинов. Возможно - преувеличение, возможно и нет.

  • Барбаросса - да, бесславная смерть, если можно так сказать. Не знаю, правда ли, но вроде бы он собрал 100-тысячную армию для похода на Иерусалим.
    Обидно для Ричарда Львиное сердце, что Саладдин умер практически через несколько месяцев после того как Ричард покинул Святую землю. Терпенье и труд - явно не его кредо.

    Оценка статьи: 5