70 лет Великой Победе
Леонид Масловский Профессионал

Какие события происходили в Москве 6 ноября 1941 года?

Вся страна, затаив дыхание, переживала Московскую Битву. Самым тяжёлым был месяц октябрь. Суровый облик родной столицы осени 1941 года вызывает любовь и гордость большинства русских людей.

Bocman1973 , Shutterstock.com

Москва с закрытыми мешками с песком витринами зданий, аэростатами в небе, воем сирен, колоннами шагающих на фронт военных и ополченцев, суровой Красной площадью и строгим Кремлём навсегда останется в памяти и в сердце каждого человека, посмотревшего документальные кадры Москвы осени и зимы 1941 года. И. В. Сталин принял решение отметить 24-ю годовщину Великой Октябрьской социалистической революции так, как это было принято с 1918 года — торжественным собранием 6 ноября и парадом на Красной площади 7 ноября.

В эти дни Сталин часто появлялся на улицах Москвы. Людям он говорил: «Будет, будет и на нашей улице праздник!» А начальнику охраны Власику, обеспокоенному возможной бомбёжкой, отвечал: «Власик, не беспокойтесь. Наша бомба мимо нас не пролетит».

В то время Москва была крупнейшим промышленным и культурным центром не только СССР, но и всего мира. Это был город-труженик, выпускавший огромное количество продукции — как наукоёмких изделий, так и продукции лёгкой и пищевой промышленности. Товары московских предприятий отличались повышенным качеством и продавались во всех городах Советского Союза. Сегодня Москва, возможно, ещё более напряжённо работает, но для такого огромного города почти ничего не производит.

15 октября было принято решение о выезде из Москвы наркоматов (министерств). Из Москвы продолжали эвакуировать людей (всего эвакуировали 2 млн. чел.), художественные и другие ценности, и даже саркофаг с телом В. И. Ленина был направлен в далёкий Томск. В этой связи интересен один факт, показывающий разницу между советским, народным и либеральным государствами.

Когда Сталин на совещании спросил оставшихся Наркомов и членов Политбюро «Как дела в Москве?», А. И. Шахурин ответил, что на одном предприятии рабочие возмущались невыплатой зарплаты, которую увёз директор завода. Но на самом деле в связи с эвакуацией денег не хватило в Госбанке. «Где Зверев?» — спросил Сталин Молотова. «В Казани», — ответил Молотов. «Немедленно самолётом привезти деньги», — распорядился Сталин. И это было, когда враг стоял под Москвой.

В то время были случаи задержания государственными органами незаконно выезжающих из Москвы руководителей, растаскивания из магазинов продуктов, других правонарушений, указывающих на возникшую панику, но большой паники в Москве не было. Несмотря на эвакуацию значительного количества людей, была быстро налажена работа всех сфер городской жизни даже в условиях, когда под городом стояли вражеские полчища. В Москве оставались ГКО, Ставка и минимально необходимый для оперативного руководства страной и армией партийный, правительственный и военный аппараты. Эвакуация была вызвана тем, что, по мнению Сталина, немцы могли раньше нас подвести резервы и прорвать фронт под Москвой.

Угроза Москве была реальной, но думаю, что всё равно немцы были бы разгромлены в уличных боях. Ставка к ним на всякий случай готовилась — было принято решение о строительстве оборонительного рубежа из трёх полос: по Окружной железной дороге, по Садовому кольцу и по Бульварному кольцу. Сталин не разрешил Жукову перенести штаб Западного фронта из Перхушково подальше от линии фронта в Москву к Белорусскому вокзалу или в Арзамас и сказал военным: «Штаб останется в Перхушкове, а я останусь в Москве. До свидания».

17 октября по городской радиосети обратился к москвичам секретарь ЦК и московского городского комитета (МГК) ВКП (б) А. С. Щербаков, который сообщил об обстановке на фронте под Москвой и заявил, что за Москву будем драться упорно, ожесточённо, до последней капли крови. Он также довёл до сведения москвичей очень значительный факт, способствовавший стабилизации обстановки в городе: Сталин в Москве. После этого сообщения москвичи уже не так боялись танковых дивизий Гота и Гудериана, стоящих под Москвой, шли добровольцами на фронт, в ополчение, день и ночь трудились для защиты столицы.

Тот, кто говорит, что Москву можно было сдать врагу, не понимает, что в 1941 году Москва была столицей СССР, которую в случае взятия Гитлер обещал стереть с лица земли вместе с населяющими её людьми. В 1812 году столицей Российской империи был Санкт-Петербург, и ссылки на решение по Москве, принятое в ХIX веке, не соответствуют реальностям, существовавшим в разные времена.

Сталин, как всегда, был выдержан, спокоен и требователен. После получения доклада Жукова о том, что немцы понесли тяжёлые потери, вынуждены перегруппироваться и пополнить войска, подтянуть тылы, и поэтому в ближайшие дни наступать не смогут, Сталин принял решения о проведении торжественного собрания и парада. Принятию указанного решения способствовало и то обстоятельство, что к этому времени под Москвой наша авиация не уступала немецкой и совместно со средствами ПВО могла гарантировать, что ни один немецкий самолёт к Красной площади не прорвётся.

Предложение И. В. Сталина о проведении парада шокировало многих представителей власти. Командующий войсками Московского военного округа генерал-лейтенант П. А. Артемьев высказался против проведения парада, но ГКО поддержал Сталина, и было принято окончательное решение о его проведении.

Для проведения торжественного собрания 6 ноября 1941 года на станции метро «Маяковская» подготовили зал на две тысячи мест. Члены Государственного комитета обороны (ГКО) приехали на поезде метрополитена. По радио на всю страну объявили: «Говорит Москва! Передаём торжественное заседание Московского Совета…» Страна слышала, что Москва стоит и сражается с врагом. С докладом выступил И. В. Сталин. Он говорил об огромных потерях людей и территории и о том, что немецкий план блицкрига, то есть молниеносной войны, сорван, о намерении Гитлера и Геринга истребить русский народ и другие славянские народы, о призыве немецкого командования к солдатам проявлять крайнюю жестокость по отношению к народам СССР.

Сталин говорил: «Эти люди, лишённые совести и чести, люди с моралью животных имеют наглость призывать к уничтожению великой русской нации, нации Плеханова и Ленина, Белинского и Чернышевского, Пушкина и Толстого, Глинки и Чайковского, Горького и Чехова, Сеченова и Павлова, Сурикова, Суворова и Кутузова! Немецкие захватчики хотят иметь истребительную войну с народами СССР. Что же, если немцы хотят иметь истребительную войну, они её получат. Отныне наша задача… будет состоять в том, чтобы истребить всех немцев до единого, пробравшихся на территорию нашей Родины в качестве её оккупантов. Никакой пощады немецким оккупантам! Смерть немецким оккупантам! Наше дело правое — победа будет за нами!»

Продолжение следует…

Статья размещена на сайте 9.04.2015

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • со всем согласен... кроме разгрома в уличных боях
    это был бы бой оречённых

    тоже самое, что в берлине в 45..
    немцы бы не брали город прямым штурмом...
    окружили бы.. и сжали кольцо... расчленили оборону..
    и разгромили по частям

    сталинград вижил только по тому , что у немцев из за волги не было возможности замкнуть кольцо...

  • Леонид Мельников Читатель 29 апреля 2015 в 00:25 отредактирован 26 мая 2018 в 13:07

    В статье речь о событиях 1941 года, а на фотографии в заголовке военнослужащие в погонах, которые появились летом 1943 года.