Галя Константинова Грандмастер

«Весна Священная». Как показали языческую Русь Стравинский, Рерих и Нижинский?

Летит еще в космосе американский корабль «Вояджер». Несет он записи музыки. И наряду с музыкой И. С. Баха на борту космического корабля находится запись музыки балета Игоря Стравинского «Весна Священная».

А на Земле, в швейцарском городке Кларанс, есть улица со странным названием — Улица Священной Весны. То, что улица в городе на берегу Женевского озера названа по имени русского балета — нимало не удивляет. Например, апартаменты «Монтрё-Палас» по соседству названы в честь В. Набокова, который там прожил последние 17 лет жизни. Даже может показаться странным, что там нет улицы Скрипичного концерта (который писался там же, но раньше, и Чайковским).

Таков там небольшой кусочек «русской Швейцарии», и все же приятно, что есть целая улица, названная в честь знаменитого русского балета.

Идея этого балета родилась еще в Петербурге, и сам Игорь Стравинский вспоминал:

«…возникла картина священного языческого ритуала: мудрые старцы сидят в кругу и наблюдают предсмертный танец девушки, которую они приносят в жертву богу весны, чтобы снискать его благосклонность. Это стало темой „Весны священной“. Должен сказать, что это видение произвело на меня сильное впечатление, и я тотчас же рассказал о нем моему приятелю, художнику Николаю Рериху, картины которого воскрешали славянское язычество. Его это привело в восторг, и мы стали работать вместе. В Париже я рассказал о своем замысле Дягилеву, который сразу же им увлекся».

Интерес к дохристианской культуре в Европе проявился уже в эпоху романтизма. В России эта тема тоже всегда присутствовала («Руслан и Людмила», «Снегурочка»), наибольший же интерес к языческой Руси проявился наиболее сильно в предреволюционное время. Тем более интересен союз двух сценаристов балета: Игоря Стравинского и Николая Рериха.

Воскрешение образов языческой Руси, подчинение жизни обрядовости, ритуалам, связанным с календарным кругом, ожидание весеннего воскрешения природы — основная тема балета. Сюжета же в строгом понимании в балете нет: «Светлое Воскресение природы, которая возрождается к новой жизни, воскрешение полное, стихийное воскрешение зачатия всемирного».

Но действующие лица есть: это Старейший-мудрейший, Избранная, Бесноватая, старцы, юноши, девушки, и сам танец, точнее — пляс. Танец-пляс как главное действующее лицо. Есть и структура: последовательно идут сцены — Весенние гадания. Пляски щеголих, Игра умыкания, Шествие Старейшего-Мудрейшего, Поцелуй земли, Выплясывание земли, Тайные игры девушек, Величание избранной, Взывание к праотцам, Действо старцев, Великая священная пляска.

Обращение к первозданному, «доисторическому», к языческому, к стихийному, но заключенному в строгие и жесткие обрядовые рамки, требовало и новой музыки, и новой хореографии. Первобытный пляс, желание не воспарить, а втоптаться в землю — главный образ балета. Скованные, подчеркнуто неуклюжие, угловатые движения танцоров, локти к телу, носки вовнутрь — сама архаика движений были невероятным новшеством.

В 1913 году на первом представлении в Париже балет ждал провал и скандал. Точнее, триумф-провал. Публика свистела и бесновалась.

«Зал сыграл ту роль, какую ему надлежало сыграть: он мгновенно взбунтовался. Публика смеялась, вопила, свистела, хрюкала и блеяла и, возможно, со временем устала бы, но толпа эстетов и кое-какие музыканты в непомерном рвении принялись оскорблять и задевать публику в ложах. Шум перешел в рукопашную», — писал знаменитый французский поэт Жан Кокто, присутствовавший на премьере.

Парижские острословы, шокированные увиденным, не преминули переименовать французское название балета: «Le Sacre du printemps» (Весна Священная) стало «Le Massacre du printemps» — «Избиение весны».

Публику можно понять. Она пришла посмотреть красивый русский балет, каким она его всегда знала и любила. И вдруг увидела нечто, выходящее за все известные рамки. И это еще в целомудренной постановке Нижинского и вполне «цивильных» костюмах Рериха. Пресыщенная парижская публика 100 лет назад отказалась воспринимать все новшества. В наше время пресыщенная публика спокойно воспринимает все, что угодно. Голые танцоры в «Весне» — это уже банальность, посмотрим, что дальше.

Это скандальное представление реконструировано в известном фильме «Коко Шанель и Игорь Стравинский» 2009 года. Через 30 лет музыка «Весны священной» наряду со «Щелкунчиком» Чайковского вошла в классический полнометражный музыкальный мультипликационный фильм «Фантазия» Уолта Диснея — она вошла в ту часть, которая рисовала предысторию человечества, предшествующую исчезновению динозавров. Еще через 40 лет музыка полетела в космос.

А в 2013 году во Франции и России были празднества, посвященные 100-летию первого представления в Париже.

Иногда пишут, что модернизм родился с «Весны священной». Преувеличение, конечно. Но то, что все три «русских балета» Стравинского повлияли на весь ход европейской культуры — несомненно. Все стереотипы были разрушены — и в музыке, и в хореографии. А этим балетом, как вершиной, завершился «русский период» творчества Игоря Стравинского.

А через год после премьеры разразилась Первая мировая. Человечество уже начало приносить свою страшную жертву, без всякой надежды на обновление и возрождение. И язык искусства окончательно перестал быть «красивым».

Найдите как-нибудь время, послушайте хотя бы Вступление с его «языческой свирелью» или посмотрите сцену «Выплясывание земли» с ее мощной энергией.

Обновлено 6.01.2017
Статья размещена на сайте 25.04.2015

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: