Марк Блау Грандмастер

Почему в Москве есть улица Бирюсинка?

Это история из тех дальних далеких дней, когда деревья были большими, девушки — красивыми, а все песни, конечно, о главном.

Вообще-то говоря, все советские песни о главном были или о любви, или о Родине. То есть либо лирические, либо строевые. Впрочем, в любую лирику могли вставить «Прощай, труба зовет». Поскольку любовь любовью, а решения очередного съезда партии внедрять в мозги было необходимо. Вот и внедряли потихоньку.

То на мотив совершенно опереточной песни из комедийного фильма со словами «Так будь здорова, товарищ корова!» вдруг запевали: «Шагай вперед, комсомольское племя!» То девушка Катюша передавала привет своему парню где-то «на дальнем пограничье». То в варшавскую шансонетку вставляли: «строчит пулеметчик за синий платочек». И ничего — пипл хавал, то есть народ пел. Потому что мелодия была душевная, певица — до умопомрачения красивая, а певец — шикарный. Популярная песня — хитрый жанр, комплексный.

Очередной информационный повод для любви к Родине появился у поэтов-песенников в конце 1950-х годов. Началось строительство Братской ГЭС. В то время это была самая большая гидроэлектростанция в мире. Зачем ее начали строить в такой дикой глуши, в 500 километрах к северу от Иркутска — тема для отдельного рассказа. По прежним планам Братскую ГЭС и соседний с ней город должны были строить заключенные Озерлага, находившегося в этих краях. Но как раз в это время начался период, который в советских анекдотах назывался периодом позднего реабилитанса. Лагеря закрыли, а Озерлаг преобразовали в трест «Братскгэсстрой». Для работы на стройке, которую объявили и всесоюзной, и ударной, организовали комсомольский призыв.

Организовали также призыв поэтов и композиторов для того, чтобы на всю страну воспевать вдохновенный труд комсомольцев-добровольцев. Поэт Е. Евтушенко съездил в Братск и написал поэму «Братская ГЭС». На Ангару поехала, едва закончив консерваторию, юная Александра Пахмутова, и вскоре цикл ее сибирских песен исполнялся едва ли не ежедневно и по радио, и по телевидению. Главное, ребята, — сердцем не стареть!

К воспеванию красавицы Ангары и девушек-красавиц Ангарского края присоединилась и творческая бригада в составе композитора Эдуарда Колмановского и поэта Льва Ошанина. В 1963 году по радио впервые прозвучала их песня «Бирюсинка». Сюжет был, как и положено, прост. Молодой человек из большого города приезжает по какой-то надобности на речку Бирюсу, встречает здесь местную девушку («бирюсинку») и влюбляется в нее. В третьем куплете ставится проблема: «То ль ее везти мне в город, то ль в тайге остаться мне?» То есть песня как бы не заканчивалась и требовала продолжения.

Продолжение последовало незамедлительно. Майя Кристалинская спела вторую песню на ту же тему — ответ той самой таежной красавицы. Лев Ошанин уже имел опыт написания песен-сериалов. Годом раньше в паре с композитором А. Островским он начал цикл «А у нас во дворе». Тема «таежной-тревожной» любви могла получить продолжение. Да что-то не срослось и дальнейшего продолжения не последовало.

Думается, что авторы песни ни на какую Бирюсу из Москвы не выезжали. Герой песни заворожен «синим взором» таежной девушки, которого, если вдуматься, быть не может. «Бирюсинка», скорее всего, из местных бурятов, а голубоглазые монголоиды науке не известны. Если же героиня из немногочисленных русских, селившихся по Бирюсе и по Ангаре, то она из староверов. А это для городского любовника — совсем дохлый номер. Не придет такая на свидание с «чужаком», хоть он весь соловьиным пением изойдет!

Впрочем, повторим за Пушкиным: «Поэзия должна быть глуповата». А попсовой песне тем более вредно чрезмерное знакомство с материалом. Для 99% слушателей песня была хороша. Хороша тем, что про любовь, хороша тем, что пели ее славные певцы. Хороша была она и тем, что звучала почти ежедневно и по радио, и по телевидению. А еще она открыла для масс название далекой таежной реки, которое так прекрасно можно было распевать во весь голос. То, что раньше про эту Бирюсу никто не слыхивал, в данном случае было достоинством. Звучное название другой таежной реки, Колымы, было слишком известно в самом плохом смысле, чтобы стать символом таежной романтики.

А мало кому известный левый приток Ангары таким символом стал. «Бирюсой», или «Бирюсинкой», стали называть молодежные кафе. Самое известное кафе с таким названием было в Москве на проспекте Калинина рядом с рестораном «Арбат». Там же, неподалеку, кстати, находилось и кафе «Ангара». А красноярский завод начал выпускать холодильник «Бирюса». В общем, бренд прижился. Мало того, даже получил московскую прописку.

В 1960-е годы территория Москвы увеличилась в несколько раз за счет окрестных подмосковных городков и деревень. Соответственно увеличилось и число новых улиц. Нумеровать их, словно в богопротивном Нью-Йорке, не стали. Новорожденным столичным магистралям было решено присваивать названия географических объектов Советского Союза. Поскольку на просторах Родины чудесной было много лесов, полей и рек, а также городов, столиц и станиц, имен на все московские улицы в новых районах хватало с избытком.

Тогда же был принят определенный и вполне очевидный порядок такого наименования. Улицы в западных районах-новостройках стали называть по топонимам, расположенным к западу от Москвы: Верейская, Ярцевская, Витебская. В новых районах, расположенных к югу от центра, появились Севастопольский проспект, Чонгарский бульвар и Мелитопольская улица. От названий улиц в северных районах Свиблово, Медведково и Дегунино тянуло холодом: Полярная, Норильская, Магаданская… Ну, а в районах новой застройки, размещенных к востоку от центра, была сплошная таежная романтика. Улицы Байкальская и Братская, Амурская улица и Амурский проезд.

Среди всего этого великолепия появилась и улица с нестандартным названием — Бирюсинка. Аналогичную нестандартность можно отыскать и на западе Москвы в наименовании улицы Кубинка. Почему эту улицу назвали так, а не Кубинская, совершенно очевидно. Имелся в виду подмосковный поселок Кубинка (с ударением на первом слоге). Название же улицы Кубинская, хочешь — не хочешь, разворачивало бы мысли в другую совсем сторону. В сторону Карибского моря, легко раздетых мулаток и рома «Гавана Либре».

А вот улица Бирюсинка в Москве стала неожиданным памятным знаком того милого времени, когда, казалось, романтика управляла миром, когда звезды оказались близкими, а хорошая и справедливая жизнь, думалось, была совсем рядом.

Статья размещена на сайте 6.06.2015

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Спасибо, хорошая статья. Что касается "внедрения", оно естественно и было всегда. "Прощание славянки", "Амурские волны" и т.д., и т.п... Почему вы думаете, что Родина волновала только партию и правительство? Моя мама помнит еще из позапрошлого века:
    Скоро, скоро Троица,
    Лес травой покроется,
    Скоро миленький вернется,
    Сердце успокоится!
    Вполне себе милитарстски - вернется-то миленький с действительной службы!
    Оценка статьи: 4.

  • Какое недоброжелательное брюзжание на"памятные знаки того милого времени", на все чохом. Теперь пройдитесь по современным "знакам", чем они обскакали те, заказные как бы.

  • А эту милитаристскую песню мы поем под гитару, когда встречаемся. Мы учились на одном курсе, вместе ездили в милитаристские стройотряды (у меня где-то хранятся значки стройотрядовские, саму стройотрядовку давно пустили на тряпки... или выбросили...), вместе ходили на демонстрации, вместе отмечали дни рождения. Было это в 70е годы, начало 80х... Теперь мы встречаемся раза 3-4-5-6 в год. И всегда поем. Под гитару. В том числе и эту песню. Совковую и милитаристскую...

    Я вас люблю мои дожди
    Мои тяжёлые осенние
    Чуть-чуть смешно чуть-чуть рассеянно
    Я вас люблю мои дожди

    А листья ластятся к стволам
    А тротуары словно зеркало
    И я плыву по зеркалам
    В которых отражаться некому

    Где как сутулые моржи
    Машины фыркают моторами
    Где вьются рельсы монотонные
    Как серебристые ужи

    Где оборванцы фонари
    Бредут шеренгою заляпанной
    И осень огненный парик
    Сдирает ливневыми лапами

    Спасибо вам мои дожди
    Спасибо вам мои осенние
    За все что вы во мне посеяли
    Спасибо вам мои дожди
    Спасибо вам мои дожди

    Оценка статьи: 4

  • Игорь Вадимов Игорь Вадимов Грандмастер 6 июня 2015 в 17:52 отредактирован 6 июня 2015 в 21:32

    Ах-х-х-х, спасибо, Марк!
    Погрузился на Ю-тьюбе в российскую и советскую песню.
    Какая милитаризма! Ах-ах! Вот еще пример:

    Удивительный вальс мне сыграл Ленинград,
    без рояля и скрипок, без нот и без слов.
    Удивительный вальс танцевал Летний сад,
    удивительный вальс из осенних костров.
    Вальс — всегда на Вы, вальс — речной волны,
    вальс мостов Невы, дальних стран,
    вальс растерянный, вальс расстрелянный,
    вальс растрелльевый, вальс — туман.
    В удивительном вальсе кружились дома,
    и старинные храмы несли купола,
    и на лучших страницах раскрылись тома,
    и звонили беззвучные колокола.
    Вальс пустых дворцов, вальс былых венцов,
    вальс к лицу лицо, без прикрас,
    вальс военных дней, смерти и огней,
    вальс судьбы моей, жизни вальс,
    Вальс старинных дам, вальс клаксонных гамм,
    вальс огней реклам, вальс дождей,
    вальс недвижных поз, вальс больших стрекоз,
    вальс травы в покос, вальс людей.

    И про расстрелы - милитаризьма!
    И про смерть! И про войну!

    Оценка статьи: 4

  • Игорь Вадимов Игорь Вадимов Грандмастер 6 июня 2015 в 16:00 отредактирован 6 июня 2015 в 16:02

    И зачем Вы пнули "Марш веселых ребят"? Тем более с такой странной стороны, от "комсомолии", когда в этой признаке (если искать с помощью микроскопа) можно и ва-а-аще милитаризм найти. (там где ...и если враг...)
    Вот сама песня, видите:
    Легко на сердце от песни весёлой,
    Она скучать не даёт никогда,
    И любят песню деревни и сёла,
    И любят песню большие города.

    Нам песня строить и жить помогает,
    Она как друг и зовёт, и ведёт,
    И тот кто с песней по жизни шагает,
    Тот никогда и нигде не пропадёт.
    И тот кто с песней по жизни шагает,
    Тот никогда и нигде не пропадёт.

    Шагай вперёд, комсомольское племя,
    Шути и пой, чтоб улыбки цвели.
    Мы покоряем пространство и время,
    Мы молодые хозяева земли.

    Нам песня жить и любить помогает,
    Она как друг и зовёт, и ведёт,
    И тот кто с песней по жизни шагает,
    Тот никогда и нигде не пропадёт.

    Мы всё добудем, поймём и откроем,
    Холодный полюс и свод голубой,
    Когда страна быть прикажет героем,
    У нас героем становится любой.

    Нам песня жить и любить помогает,
    Она как друг и зовёт, и ведёт,
    И тот кто с песней по жизни шагает,
    Тот никогда и нигде не пропадёт.

    Мы можем петь и смеяться как дети,
    Среди упорной борьбы и труда,
    Ведь мы такими родились на свете,
    Что не сдаёмся нигде и никогда.

    Нам песня жить и любить помогает,
    Она как друг и зовёт, и ведёт,
    И тот кто с песней по жизни шагает,
    Тот никогда и нигде не пропадёт.

    И если враг нашу радость живую
    Отнять захочет в упорном бою,
    Тогда мы песню споём боевую
    И встанем грудью за Родину свою.

    Нам песня строить и жить помогает,
    Она на крыльях к победе ведёт,
    И тот кто с песней по жизни шагает,
    Тот никогда и нигде не пропадёт.
    И тот кто с песней по жизни шагает,
    Тот никогда и нигде не пропадёт.

    А вот пример вообще клятого милитаризма:


    Туман, туман,
    Слепая пелена...
    И всего в двух шагах
    За туманами война.
    И гремят бои без нас,
    Но за нами нет вины:
    Мы к земле прикованы туманом,
    Воздушные рабочие войны.

    Туман, туман
    На прошлом, на былом...
    Далеко-далеко
    За туманами наш дом.
    А в землянке фронтовой
    Нам про детство снятся сны.
    Видно, всё мы рано повзрослели –
    Воздушные рабочие войны.

    Туман, туман
    Окутал землю вновь...
    Далеко-далеко
    За туманами любовь.
    Долго нас невестам ждать
    С чужедальней стороны.
    Мы не все вернёмся из полёта –
    Воздушные рабочие войны.

    ...эх-х-х, Марк, Марк...
    И пожалел бы я Вашу личную неустроенность, да... В условиях, когда Вы пинаете свое собственное прошлое - это как-то глупо.
    Ну воюйте, воюйте...
    Вот Вам еще, как яркий пример совкового милитаризма:
    Прожектор шарит осторожно по пригорку,
    И ночь от этого нам кажется темней.
    Который месяц не снимал я гимнастерку,
    Который месяц не расстёгивал ремней.
    Есть у меня в запасе гильза от снаряда,
    В кисете вышитом - душистый самосад.
    Солдату лишнего имущества не надо.
    Махнём, не глядя, как на фронте говорят.

    Солдат хранит в кармане выцветшей шинели
    Письмо от матери да горсть родной земли.
    Мы для победы ничего не пожалели.
    Мы даже сердце, как HЗ, не берегли.
    Что пожелать тебе сегодня перед боем?
    Ведь мы в огонь и дым идём не для наград.
    Давай с тобою поменяемся судьбою.
    Махнём, не глядя, как на фронте говорят.

    Мы научились под огнём ходить не горбясь,
    С жильём случайным расставаться не скорбя.
    Вот потому-то, наш родной гвардейский корпус,
    Сто грамм с прицепом надо выпить за тебя.
    Покуда тучи над землёй ещё теснятся,
    Для нас покоя нет и нет пути назад.
    Так чем с тобой мне на прощанье обменяться?
    Махнём, не глядя, как на фронте говорят.

    Оценка статьи: 4

  • Спасибо, про названия улиц - интересная легенда.
    Правда, достаточно посмотреть на карту Москвы, чтобы убедиться в ее фантазийности, но (!) идея очень интересная.
    Вот бы Вы сумели отцепиться и от идеи "в СССР - все плохое"...
    Но, если не можете - это Ваша личная проблема.

    Оценка статьи: 4