Александр Смирнов Грандмастер

Как Французская революция произвела революцию в военном деле? Часть 1

Революционные войны принесли радикальные перемены как в стратегии и тактике, так и во всей организации армии.

«Взятие Бастилии» художник Жан Пьер Уэль, ru.wikipedia.org

На самом деле эти перемены во Франции назревали с середины 18 в. По крайней мере, теоретически обсуждались новые тактические схемы. В практику же они вошли с революцией и последующей иностранной интервенцией. Не под влиянием теорий, а вынужденно. К концу 18 в. дворяне почти вытеснили из офицерского состава французской армии буржуазию. Оставив буржуа, даже богатым, младшие, унтер-офицерские чины. Революция же всерьез подорвала дворянские кадры.

Потом — послереволюционный бардак: добровольность службы, выборность командиров и недоверчивость к старому офицерству. Выдвигаемые из низов командиры часто не компетентны, а солдаты распустились в революционной вольнице. Итог: отсутствие дисциплины и небоеспособная армия.

Новая армия восприняла немало плюсов из старой.

Старую французскую армию отличали:

 — эффективная система крепостей;

 — прекрасная артиллерия;

 — организованный тыл;

 — отличный инженерный корпус и генеральный штаб;

 — достаточно мягкое (в сравнении с эталонной тогда прусской) обращение с солдатом, без палочной дисциплины;

 — социально однородная армия — преимущественно низшие слои горожан, со своеобразной психологией: наличие определенной сознательности, национального самосознания, чувство собственного достоинства; солдаты дрались на дуэлях!

 — армия мононациональна; иностранцев немного и они в отдельных подразделениях.

Закручивать гайки стало еще революционное правительство. В 1793 г. объявлена всеобщая воинская повинность.

До революции армия комплектуется, как и соседские — вербовкой. Затем — добровольцами. Первое было отброшено с революцией, второе — за неэффективностью. Переход к всеобщей повинности дал резкий, в разы, рост численности. За счет которого одержали первые победы.

А затем пришедший к власти Бонапарт наводит порядок в стране и, естественно, в армии. Но возврат к старым формам организации и тактики оказался невозможен. Да и не нужен.

Можно предположить, что если солдат не били — этого и не требовалось? А с революцией стало невозможным. Зато личные качества солдата позволили опереться на сознательность и коллективизм. Конечно, дисциплина поддерживалась и обычными методами. Не стеснялись и расстреливать. Но главная ставка — на воспитание и ответственность.

Солдатские суды чести, где «разбирались» замеченные в трусости. Все как положено: провинившемуся давали объясниться. И либо прощали, либо пороли прямо в части…

Культ старого солдата. Прежний солдат мог стать унтером… все! Теперь стал возможен рост до офицерских чинов.

Наполеон всячески возвышал ветеранов, от кампаний в прессе до личного знакомства и даже переписки.

Авторитет командиров. Раньше офицер отделялся от солдатской массы:

 — происхождением (дворянин) и сословным гонором;
 — зачастую слабым знанием военного дела (покупка чинов; знакомая по России запись в службу с малолетства).

Теперь в офицеры поднимались из нижних чинов. Иногда до генералов.

Естественно, у таких офицеров иное отношение к солдатам. И наоборот, командир для солдат — не нечто отдельное, а такой же как они, но более опытный, грамотный и авторитетный.

Наполеон всерьез заботился о ветеранах. В России сохранил элитную Старую гвардию. При продвижении по службе Бонапарт подчеркивал приоритет старых солдат. Наверное, это диктовалось сплошь прагматизмом — поднять боеспособность, добиться беспрекословного подчинения. Но ведь это работало. Авторитет Наполеона в армии был высок, в гвардии — непререкаем.

Новая организация армии показала себя вполне эффективной уже в революционных войнах. Позже, при Бонапарте — тем более. Но она усложнила использование линейной тактики. Требующей, чтобы «солдат больше боялся палки, чем пули».

На самом деле во Франции уже давно спорили о наилучшей тактике. Революция не оставила французским военачальникам особого выбора. Пришлось работать с тем, что было.

После начального бардака начались реформы. Формировались полубригады, объединяющие старые королевские батальоны с вновь набранными.

При Бонапарте основной тактической единицей стал пехотный полк, объединяющий три рода войск: пехоту, кавалерию, артиллерию. Отличие от старого типа организации (которого еще придерживались соседи): при линейном построении маневрируют всей линией. Здесь предпочтительнее небольшие компактные армии, спаянные выучкой и идеальным повиновением. Поражающий фактор — синхронный огонь. Неприцельный, но плотный.

Эту систему, показавшую эффективность, приняла практически вся Европа. И именно она совершенно не подходила революционной армии. Зато сама собой пришла идея атаки цепью.

Разреженный строй:

 — меньше сомкнутой линии страдает от плотного огня;
 — может наступать быстрее;
 — маневренней на местности;
 — гибко «обтекает» препятствия;
 — использует препятствия для укрытия;
 — нет сплоченного залпа, зато возможна индивидуальная прицельная стрельба.

Но у всего есть и минусы. Обычно они — оборотная сторона плюсов:

 — цепь много менее управляема;
 — высока ответственность отдельного солдата, не направляемого плотным строем;
 — высока роль авторитета командира, ведущего солдат на встречный огонь вне строя;
 — трудно поднять солдат в атаку из-за укрытий, за которыми они, естественно, стараются спрятаться.

Главной сложностью оказалось направить рассыпной строй на противника. В ближнем бою обстояло лучше, но надо ж еще дойти! Было найдено среднее между рассыпным строем и плотной линией: колонна. Заметили, что под огнем солдаты уверенней в плотной колонне, в подобие которой они сами сбиваются.

Колонна как боевое построение была известна, но не особо употребима до французской революции. В новых условиях она оказалась эффективна. Вспоминаем Суворова: «Есть безбожные, ветреные, сумасбродные французишки. Они воюют на немцев и иных колоннами. Есть ли бы нам случилось против их, то надобно нам их бить колоннами ж».

Допускал великий Суворов использование колонн и против турок, при необходимости прорыва. Отмечая, что нужды в том пока не было.

Колонна использовалась вместе с рассыпным строем. Впереди цепь стрелков, часть — с нарезным оружием. Их задача — прицельный огонь, желательно по командирам. Быстро сближаясь, колонна разворачивается в атакующий порядок. Все динамично!

Дело командующего — общая координация на поле боя, стратегия на театре войны. Условно: «сверху» ставятся стратегические задачи. На местах тактику, способы решения определяют командиры. Растет роль индивидуальности солдата, командиров всех уровней.

Армия разбивается на малые (в сравнении с прежними) части. Крупные подразделения собираются вместе на ночь и к бою; на марше двигаются отдельно. Нет необходимости в лагере для ночлега, возможен постой в селении. Армия не разбежится! Ясно, что краж, мародерства и дезертирства не избежать. Но в отличие от прусской армии, каждому солдату не требовался присмотр. В нормальных условиях хватало самодисциплины, коллективизма и авторитета командиров. А это — мобильность!

Введена полевая артиллерия — облегченная, мобильная. Еще до революции французская артиллерия перешла с «частного извоза» на собственных лошадей. Схожие реформы шли в России…

Статья размещена на сайте 20.07.2015

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: