Игорь Вадимов Грандмастер

Когда в первый раз сильные поделили между собой мир?

Что это такое, «зона жизненных интересов»? Для одной страны это, считай, весь мир, а для многих в зону жизненных интересов не разрешают взять даже свою территорию… Как бы то ни было грустно, даже в наше время в мире все решает сила. Есть сила — есть зона жизненных интересов, нету силы — извините…

Laborant, Shutterstock.com

В первый раз дележка мира произошла еще в XV веке… Тогда самыми сильными державами были Португалия и Испания.

Португалия уже начала свою экспансию в Африке и далее на юг и юго-восток, в Индийском океане. Португалии вовсе не хотелось иметь рядом испанцев. Кому охота делиться?

У португальцев было больше знаний, зато у испанцев было больше сил. Испания только что закончила воевать с арабами, изгоняя их в Африку… Точнее сказать — только что закончилась религиозная война между католиками и мусульманами. Разгромленные мусульмане были вынуждены очистить огромные территории для христиан.

При этом огромное количество вооруженных дворян потеряло смысл жизни. Их прадеды, деды, отцы отвоевывали земли у неверных, они с этим воспитывались… Ан вдруг грянула победа и… А дальше-то что делать? С кем воевать? Множество испанских дворян оказалось на распутье.

Португальцы к этому времени уже давно занимались… как бы это назвать… «разведкой», что ли? Посылали свои корабли на юг, на запад — в свободные от цивилизации места. Что там находится? Ведь в те времена всерьез верили, что за мысом Бохадор (это в Марокко) море опрокидывалось, все корабли мгновенно сгорали, а их экипажи немедленно умирали и попадали в ад — должно быть, за наглость и излишнее любопытство.

Даже Данте в «Божественной комедии» столкнулся с одним таким, умершим из-за излишнего любопытства.

…Правда, кажется, это было в Чистилище — это ведь капитан злоумышлял, а его экипаж — ну, подневольные же люди! Вот их и разместили не в Аду, а в Чистилище.

Корабли тогда (в XV веке) не были приспособлены для плавания в открытом море, а плавание вблизи берега всегда весьма опасно из-за ветров, неизвестных течений, неизвестных подводных скал-рифов и прочего. Посему мыс Бохадор (от арабского «Абу Кхатар» — буквально «Отец опасности») считался Богом проложенной границей для человеческого любопытства. Но арабы перекрыли пути на восток, к пряностям, шелку, предметам роскоши Востока… И жажда наживы не хуже любопытства гнала людей в дальние путешествия…

В 1434 году была пересечена граница мыса Бохадор. Португалец Жил Эанеш пересек ее, доплыл до побережья нынешней Гвинеи, вернулся, найдя много нового и интересного, и сказал, что плыть там «так же легко, как и дома».

Далее, год за годом, португальские экспедиции шли на юг, ища новый путь к драгоценным пряностям. И наконец нашли путь в Индию! Что же, теперь все открытое отдавать испанцам?! Грабеж!

Для предотвращения войны на самом высоком уровне, под патронажем самого Папы Римского, была произведена дележка будущих колоний. Весь «незанятый» мир был поделен между Португалией и Испанией. С чем Папа Римский и согласился.

В 1494 году, через год после возвращения из первой экспедиции Кристобаля Колона, открывшего новые богатые земли на запад от Старого Света, договор был подписан. Завоевания Португалии были закреплены за ней, а Испании осталось только открывать новые земли к западу от «папского меридиана», или линии, проходящей в 100 лигах к западу от любого из островов архипелагов островов Зеленого мыса, и/или Азорских (если считать по современному, это меридиан 49°32'56'' западной долготы).

Вот так и получилось, что Португалия из всего Нового Света могла претендовать только на территорию нынешней Бразилии, а остальная часть Южной Америки, вся Центральная и Северная Америка — отходили к Испании. Правда, об этом в момент подписания договора никто еще не знал.

Поскольку все в мире решает сила, продержался этот договор ровно до тех пор, пока у Испании и Португалии доставало сил. Уже Франциск I, правивший во Франции с 1515 года, высказался так: «Я не помню такого места в завещании Адама, которое бы лишало меня доли на владение Новым Светом».

А далее Франция, Англия и Голландия не оставили камня на камне от Тордесильясского трактата, активно колонизируя Северную Америку — задолго до 1777 года, когда этот трактат был отменен официально.

Забавно, однако: благодаря этому давно отмененному договору, по-португальски говорят от 160 до 180 млн. человек. И лишь малая часть из них — португальцы.

Обновлено 2.11.2015
Статья размещена на сайте 21.10.2015

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: