Сергей Курий Грандмастер

Ко дню студента. Какова история песни Давида Тухманова «Из вагантов»?

«Я всегда старался делать вещи, не похожие одна на другую», — не раз заявлял Давид Фёдорович Тухманов. И действительно, постороннему слушателю трудно поверить, что патриотическую песню «День Победы», лирический вальс «Эти глаза напротив», твист «Последняя электричка» и попсовый хит «Кони в яблоках» написал один и тот же человек.

Давид Тухманов Фото: Ivan Bessedin - Flickr, ru.wikipedia.org

В 1970-х этот, уже признанный, композитор решился пойти на самый смелый эксперимент. Наслушавшись BEATLES, GENESIS и JETHRO TULL, он решил записать первые в истории советской эстрады концептуальные альбомы. То есть долгоиграющие пластинки, все песни которых объединены общей идеей и единым музыкальным почерком.

Что касается стилистики, то Тухманов ориентировался на т.н. арт-рок — стиль, где использовались современные ритмы и инструментарий, но композиция строилась по академическому принципу — с учётом богатого опыта классической музыки. Как говорил сам композитор, он хотел «соединить песни в нечто целую, в какую-то сюиту».

Ко дню студента. Какова история песни Давида Тухманова «Из вагантов»?
Скан, обложка диска

Первым концептуальным альбомом Тухманова стала пластинка 1972 года «Как прекрасен этот мир», написанная на стихи советских поэтов. Однако настоящий ажиотаж среди слушателей вызвал следующий лонгплей композитора — «По волне моей памяти» (далее — «ПВМП»), записанный в 1975 году. Здесь Тухманов решил замахнуться на более старую поэтическую классику — как русскую (Ахматова, Волошин), так и зарубежную (Бодлер, Гёте, Сафо и др.).

Концепцию диска во многом определила первая супруга композитора — Татьяна Сашко. Поэзию и музыку Татьяна Алексеевна знала не понаслышке — она сама писала стихи (ей принадлежат слова к таким песням Тухманова, как «Эти глаза напротив», «Джоконда»), а какое-то время даже пела.

Д. Тухманов:
«Поверьте, мы проделали большую работу, чтобы найти поэтические строки, которые могли бы хоть как-то уложиться в форму песен и звучать современно.
…В этом и заключалась главная идея этого диска и главный вопрос, на который хотелось ответить — возможно ли средствами современного музыкального, песенного, так сказать, языка передать содержание или эмоции, заложенные в стихах, написанных очень давно, на разных языках, в разные исторические эпохи, можно ли сделать из этого нечто адекватное сегодняшнему дню».

Этим новаторские идеи не ограничились.

Самой оригинальной была идея использовать в песне на иностранные стихи сразу два варианта текста — перевод и оригинал. В результате на пластинке мы могли услышать, как строки Гёте («Сердце, моё сердце») звучат по-немецки, Мицкевича — по-польски («Посвящение в альбом»), а Верлена — по-французски («Сентиментальная прогулка»). Стихи Перси Биши Шелли («Доброй ночи») и вовсе исполнялись только на английском.

В силу врождённого стремления к объективности, не могу не добавить в это роскошество маленькую ложку дёгтя. Как тщательно ни подбирались песни для «ПВМП», далеко не все стихи изящно легли на музыку — заметно, как вокалистам порой приходится тянуть слово в попытке уложить его в хитроумную мелодию.

Тухманов, как и многие композиторы с консерваторским образованием, подвизающиеся на ниве рок-музыки, написал и аранжировал свои композиции очень витиевато, со всеми имеющимися на тот момент техническими возможностями (благо, у именитого композитора они были). Например, не многие сразу понимали, что песни «Из Сафо» и «Смятение» (на ст. Ахматовой) написаны на одну мелодию — настолько по-разному они звучали!

В итоге получилось некое «барокко в стиле ВИА». Подобная стилистика для тогдашней официальной советской эстрады была в новинку, поэтому, чтобы не будить лихо, Тухманов лично представил худсовету материал будущей пластинки — сыграл его на рояле, как некую камерную классическую вещь.
Сама же запись проходила в обстановке секретности — зачастую в домашней студии композитора.

Тухманов сознательно подбирал для каждой песни своего певца, предпочитая работать с молодыми и малоизвестными. Благодаря «ПВМП», раскрутку получили такие коллективы, как АРАКС и АРСЕНАЛ, такие исполнители, как Сергей Беликов, Игорь Иванов, Александр Бырыкин… Здесь нет опечатки, это потом певец облагозвучит фамилию, переделав её на Барыкин (из-за чего его начнут считать мужем-братом-родственником Людмилы Барыкиной, которая исполняла на «ПВМП» ахматовское «Смятение»).

Так или иначе, пластинка вышла на «Мелодии» небольшим пробным тиражом и произвела настоящий фурор. После чего тираж стали допечатывать и в итоге довели до 2,5 млн. экз.

Д. Тухманов:
«Здесь не было расчёта на такую широкую публику — были использованы такие стихи, такая поэзия, которая не так уж широко была известна людям, которые в основном слушают рок-музыку, эстрадные песни и т. д., поэтому я до сих пор не очень понимаю, почему был такой быстрый, внезапный и массовый успех. Я иногда сам пытаюсь ответить на этот вопрос и думаю, что в то время был некоторый вакуум, вообще недостаток во всем новом, и в том числе и в музыке, поэтому молодежная аудитория горячо откликнулась».

Ко дню студента. Какова история песни Давида Тухманова «Из вагантов»?
Скан, обложка диска

Понятно, что ударными хитами пластинки стали самые простые и энергичные песни — заглавная «По волне моей памяти» и знаменитая «Из вагантов», которую народ тут же переименовал в «Песенку студента».

Оно и понятно. Мало кто представлял себе, кто такие «ваганты» и с чем их едят. Да и сам Тухманов познакомился с поэзией этих бродячих средневековых школяров случайно.

Д. Тухманов:
«Давным-давно в каком-то доме я увидел стоящий на книжной полке крошечный томик, размером с портсигар. Он смотрел через стекло, обложкой наружу, и я прочитал заглавие: „ИЗ ВАГАНТОВ“. Из чего, из чего?.. Я не встречал раньше такого слова…
Не знаю, можно ли считать простым совпадением обстоятельств то, что книжечка эта попалась мне на глаза как раз в тот период, когда я сочинял свой цикл „ПВМП“? Во всяком случае в „Песенке студента“, сразу же внедрившейся в эту сюиту, я постарался передать в музыке озорной и неуемный дух, свойственный вообще всякой студенческой братии во все времена».

Действительно, убери из песни «весло» (герою приходилось явно самому грести до далёкого университета) да строчку «Если на чужбине / Я случайно не помру / От своей латыни», и любой студент подпишется под её текстом (впрочем, учащимся мединститутов и жалобы на «латынь» будут близки).

Русский текст песни принадлежал Льву Гинзбургу — переводчику, который выпустил тот самый томик, обнаруженный Тухмановым. Там это стихотворение называлось «Прощание со Швабией» и было аж на две строфы длиннее. В одной будущий студент молился Богу за своих корешей, в другой — прощался с родной Швабией и обещал проявить себя усердным учеником.

Тухманов исключил эти строфы не только из-за упоминаний Бога (в СССР это не поощрялось) и малопонятной Швабии, но и потому, что они звучали слишком слезливо и дидактически, а значит, плохо подходили к разбитной весёлой мелодии и были не столь созвучны студенту-современнику.

В своё время я попытался разыскать оригинал и другие переводы этого стихотворения и, мягко говоря, был слегка ошарашен. При всём уважении ко Льву Владимировичу, его перевод трудно назвать даже «вольным» — точнее будет «по мотивам».

Во-первых, оригинал называется «Hospita in Gallia» — что-то вроде «Чужеземец (или Гость) в Галлии (т.е. во Франции)». Во-вторых, стихотворение имеет другой размер (так что на языке оригинала песня на мелодию лечь не могла — даже если бы Тухманов этого захотел). В-третьих, содержание оригинала совсем не весёлое и вообще заметно отличается от перевода Гинзбурга.

Вот отрывок более точного перевода от автора под ником «sentjao» (весь текст — здесь)

В Галлию веселую
Уезжаю в школу я,
Студиозы,
Лейте слезы,
Други, до свиданья,
Время приближается,
Слезы умножаются
И мои рыданья…

Но вернёмся к хиту Тухманова. На роль исполнителя этой песни был выбран Игорь Иванов, с которым композитор познакомился ещё в 1975 году. Тогда Иванов пел в ресторане «Октябрь», где Тухманов его увидел и предложил сотрудничество. Вскоре певец перешёл на работу в ансамбль ЛЕЙСЯ, ПЕСНЯ и записал вместе с Тухмановым пластинку-миньон, где, в частности, прозвучала популярная «Песня про сапожника» («Только не надо переживать»).

Ну, а затем композитор пригласил Иванова к себе домой для записи песни «Из вагантов». Разумеется, не обошлось без просветительской «пятиминутки» про вагантов, о которых певец тоже был ни сном, ни духом.

И. Иванов:
«Музыкальный проект диска делался инкогнито. Никто ничего не знал, кто и что будет петь, и как это всё будет выглядеть в итоге. Слава Богу, что Тухманов сумел все это выпустить. Я не мог купить этот диск, мне его подарил Тухманов. Первый раз я его послушал у него дома. Диск был великолепен, и было здорово, что моя песня оказалась там самая заводная».

Разумеется, на «Вагантов» тут же появились пародии, самой известной из которых была

Тихо плещется вода в стенках унитаза.
Вспоминайте иногда. Васю-водолаза!



Что еще почитать по теме?

Татьянин день или Всероссийский День студента? Всё вместе — 25 января!
Почему Александр Барыкин возненавидел свой хит про букет? Ко дню рождения певца и композитора
Как празднуют День студента в разных странах?

Обновлено 24.01.2017
Статья размещена на сайте 21.01.2017

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: