Марк Блау Грандмастер

Чем знаменит Алексей Егорович Бадаев?

Любая революция, как и любая религия, создает свой пантеон героев, мучеников и святых. Причем — факт известный — канонизируют исключительно усопших. Во-первых, про них можно сочинять любые истории, они уже не возразят, мол, не так все было. А во-вторых, почившие герои новых подвигов или безумств уже не совершат.

Могила А. Е. Бадаева Фото: ru.wikipedia.org

По этой причине в советские революционные святцы записывали погибших героев. Свердлов, Дзержинский, Фрунзе, Чапаев, Киров… Во время о́но кто их не знал, в каком городе не было улицы их имени?

Уцелевшим же после Гражданской войны героям пришлось не сладко. По большей части они сгинули в 1930-е годы. Те же из старых большевиков, кто по какой-то случайности уцелел, сидели тихо, не высовывались. Не до славы им было, в живых бы остаться.

Алексей Егорович Бадаев
Фото: ru.wikipedia.org

В этом смысле Алексею Егоровичу Бадаеву (1883—1951) повезло. Мало того, что умер он своей смертью и похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище, его имя вошло в историю, и даже неоднократно.

Кто-то вспомнит Вторую мировую войну и ленинградские Бадаевские склады, кто-то славный Бадаевский пивзавод в Москве и выпускаемое этим заводом пиво, тоже «Бадаевское». А кто-то припомнит, что завод этот давно уже закрыт, и на его месте сейчас находится бизнес-центр «Бадаевский». Так что товарищ Бадаев остался «навечно в памяти народной», как любили говорить советские пропагандисты.

Большевистский партийный стаж у А. Е. Бадаева исчислялся с 1904 года. Двадцатилетним парнем он приехал из Орловской губернии в Петербург и начал работать на Александровском заводе. Завод этот выпускал паровозы. Через несколько лет стал Бадаев слесарем с хорошим жалованьем.

Алеша Бадаев не только полезное «рукомесло» приобрел, но и в общественной жизни тоже участвовал. Профсоюзы в то время разрешены не были, но они существовали. Слесарь паровозных мастерских Николаевской железной дороги Алексей Бадаев активно действовал в одном из таких, якобы не существующих, профсоюзов — в Союзе металлистов.

Образованных рабочих в социал-демократической партии, которая заявляла себя партией рабочего класса, было не так уж много. Тех, кто при этом не был профессиональным революционером, то есть мог бы действовать легально, было и того меньше. Поэтому профсоюзные деятели, которые были членами партии, оказались очень ценными кадрами, когда в 1912 году начались выборы в 4-ю Государственную думу.

Большевики-депутаты IV Государственной Думы
Большевики-депутаты IV Государственной Думы
Фото: Источник

Так А. Е. Бадаев стал депутатом Государственной думы — как представитель рабочих Петербурга. Одновременно он являлся официальным издателем партийной газеты «Правда». Кроме него в большевистскую фракцию входили Г. И. Петровский (1878 — 1958) из Екатеринослава, М. К. Муранов (1873 — 1959), представлявший рабочих Харьковской губернии, Н. Р. Шагов (1882 — 1918) от Костромской губернии, Ф. Н. Самойлов (1882 — 1952) из Иваново-Вознесенска и Р. В. Малиновский (1876—1918) — от рабочих Московской губернии.

Как видим, все думские депутаты-большевики были приблизительно одного возраста и все скончались приблизительно в одно время. За исключением двух, которым не позавидуешь. Малиновский в 1914 году был разоблачен как провокатор, сбежал за границу, возвратился в Советскую Россию в 1918 году, где и был расстрелян как предатель дела пролетариата по приговору революционного суда. Николай Шагов в 1917 году возвратился в Петроград из Туруханской ссылки душевнобольным и меньше чем через год скончался в родной Костроме.

Ссылка в Туруханский край? За что? За антиправительственную деятельность. В августе 1914 года только 6 депутатов-рабочих протестовали против начала Первой мировой войны, за что они были арестованы, быстро осуждены и отправлены в одно из самых отдаленных и плохо приспособленных для жизни мест империи. В этих веселых краях можно сойти с ума.

Когда произошла революция, депутатам-большевикам было около 40 лет. Возраст вполне активный, поэтому все они, так или иначе, принимали участие и в Гражданской войне, и в последующих событиях.

Г. И. Петровский, 1917 г.
Г. И. Петровский, 1917 г.
Фото: ru.wikipedia.org

До самых высоких должностей дошел Григорий Иванович Петровский. Он был председателем Всеукраинского Центрального Исполнительного Комитета. В 20-е годы в Украине его, говорят, знали лучше, чем Ленина. Еще при его жизни, в 1926 году, в его честь переименовали немаленький город Екатеринослав в Днепропетровск. В 1939 году Г. И. Петровского сняли со всех постов «за попустительство врагам народа».

Дальше следовало бы ожидать ареста. Сына Петровского в самом деле арестовали. А его почему-то нет. В 1940 году он стал заместителем директора Музея революции по административно-хозяйственной части. Может быть, унизительная для бывшего «всеукраинского старосты» должность завхоза прикрыла Григория Ивановича от крупных неприятностей и позволила совсем не по-большевистски умереть своей смертью.

Казалось, что прекрасному городу Днепропетровску это имя суждено навсегда. В независимой Украине ему вряд ли была судьба возвратить свое историческое название и снова стать Екатеринославом. Уж Екатерину-то Великую, которая разогнала Запорожскую Сечь, потомкам казаков славить было совсем не к лицу. Но в 2016 году название города урезали. Днепропетровск стал Днепром. Впрочем, этим коротким именем днепропетровцы частенько называли свой город еще в советские времена.

Федор Никитич Самойлов
Федор Никитич Самойлов
Фото: ru.wikipedia.org

Федор Никитич Самойлов тоже был списан, так сказать, по исторической линии. В 1922—1928 годах он работал заместителем заведующего Институтом истории партии (Истпартом) ЦК ВКП (б). В 1932—1935 годах он стал заместителем председателя Всесоюзного общества старых большевиков. А перед Великой Отечественной войной, в 1937—1941 годах, он был директором Государственного музея Революции.

После смерти его именем была названа самая старая текстильная фабрика города Иванова. На территорию этой фабрики перенесли даже урну с прахом знаменитого земляка. Через несколько лет фабрика стала частью хлопчатобумажного комбината имени Ф. Н. Самойлова. Комбинат этот жив и поныне и называется «Самойловский текстиль». Почему текстиль «Самойловский», похоже, мало кто задумывается.

Бадаев же в годы Гражданской войны находился в Петрограде и пытался организовать продовольственное снабжение города. Нельзя сказать, чтобы товарищ Бадаев отличился на этом фронте всемирной революции. Под его руководством в городе была введена карточная система, которая обосновывалась лозунгом из «Манифеста коммунистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса «Кто не работает, тот не ест». «Эксплуататорам» продуктовые карточки не полагались, а рабочие получали хлеб через распределители на своем предприятии. Свободную торговлю продуктами также запретили.

В результате установленной «продовольственной диктатуры» в городе повысилась смертность от голода, а жители стали бежать из Питера в более хлебные места, независимо от своего классового происхождения.

В ведении А. Е. Бадаева, как главного питерского снабженца, оказался крупный комплекс складских помещений. Этот комплекс занимал площадь 27 гектаров вдоль Московского проспекта. Склады были построены в 1914 году купцом первой гильдии С. И. Растеряевым. Размещение складов было в высшей степени удачным, от проходившей рядом железной дороги на их территорию были подведены подъездные железнодорожные пути, которые стали называться станцией Растеряево. Территория станции была приспособлена для хранения самых разнообразных грузов. Здесь находились деревянные и каменные пакгаузы, а также подвалы.

Насколько профессионально использовал Растеряевские склады большевик Бадаев, вопрос не решенный. Впрочем, это было не важно. По хорошей традиции советского подхалимажа, когда в 1937 году А. Е. Бадаев был назначен наркомом пищевой промышленности РСФСР, складам присвоили его имя. Были склады Растеряевские, стали Бадаевские.

В кресле наркома Бадаев просидел всего только год. И без того не аховое снабжение продовольствием его деятельность только ухудшила. Другого могли бы и расстрелять за подобные дела. Но старому, а главное, лояльному, большевику упущения простили.

В 1938 году его сместили на должность заместителя председателя Мосгорисполкома. Здесь деятельность А. Е. Бадаева также была только разрушительной. Но номенклатура своих не бросает! В 1938—1944 годах он занимал должность заместителя председателя Президиума Верховного Совета РСФСР. Здесь большого вреда он причинить не мог.

Беда в том, что старый большевик начал пьянствовать. В пьяном же состоянии был он буен и неуемен, да и неумен тоже. После того как Бадаев устроил пьяный дебош во время государственного визита в Монголию и Туву, его не репрессировали, а, что называется, совсем списали на берег. Опять повезло старому большевику.

Бадаев оставался в высоком ранге члена Центрального Комитета. Но при этом на Пленумы Ц К его уже не приглашали и пропуск в здание ЦК на Старой площади отобрали. А чтобы чем-то занять проштрафившегося алкоголика, его не без юмора назначили директором треста «Главпиво».

Так и получилось, что в последние годы своей карьеры А. Е. Бадаеву пришлось (пусть даже номинально) руководить крупным московским пивоваренным заводом своего же имени. Завод этот, еще дореволюционной постройки, назывался «Трёхгорным» и был одним из крупнейших пивоваренных заводов Союза. В 1934 году, когда товарищ Бадаев стал заместителем наркома пищевой промышленности СССР, заводу присвоили его имя. «Трёхгорный» пивной завод стал «Бадаевским».

«Бадаевский» пивзавод
«Бадаевский» пивзавод
Фото: Источник

С течением лет эпоним постепенно превратился в бренд, хотя в СССР этого иностранного слова не знали. «Бадаевское пиво» в Москве было символом пива, во-первых, качественного, а во-вторых, особого. «Жигулевского» пива, которое варили по всей стране, завод имени Бадаева не производил.

В 1990-е годы завод был приватизирован и более десяти лет выпускал различные сорта «Бадаевского» пива. Но в 2006 году производство было остановлено, и теперь в симпатичных бело-красных корпусах размещен бизнес-центр. Конечно, «Бадаевский».

В Питере же эпоним «Бадаевские склады» вызывает воспоминания невеселые. Бадаевские склады навсегда стали ассоциироваться с блокадным голодом. С началом этого страшного времени, которое ленинградцам пришлось пережить в годы войны.

Ленинград был окончательно блокирован в конце сентября 1941 года. В преддверии блокады в городе сосредоточили большие запасы продуктов: муки, сахара, масла. Бо́льшую часть этих запасов свезли в одно место, на Бадаевские склады. Так сказать, сложили все в одну корзину. 8 и 10 сентября 1941 года германская авиация бомбардировала эти склады. В результате сгорело не менее 3 тысяч тонн муки и 2.5 тысяч тонн сахара. Количество других уничтоженных пожаром продуктов учету вообще не поддается.

Пожар на бадаевских складах, 1941 г.
Пожар на бадаевских складах, 1941 г.
Фото: Источник

Пожар Бадаевских складов стал причиной голода зимы 1941—1942 года. Городским властям и штабу обороны города пришлось резко уменьшить норму выдачи продуктов жителям и солдатам. Многие ленинградцы погибли оттого, что партийные руководители Ленинграда со времен хозяйствования в Петрограде товарища Бадаева так и не научились грамотно организовывать порученное им дело.


Что еще почитать по теме?

Белорусский святой Андрей Бобола, или Как большевики расплатились с папой Римским?
Валериан Осинский. Как рушились иллюзии пламенного революционера?
Почему большевики называли репрессии 30-х годов «Термидором»?

Обновлено 2.06.2017
Статья размещена на сайте 20.05.2017

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: