Лаура Ли Грандмастер

В чем сакральность... полотенца?

9. …и встав с вечери, снял одежду, и взяв полотенце, препоясался; потом влил воды в умывальницу и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан.
12. Когда же умыл им ноги и надел одежду свою, то, возлегши опять, сказал им: знаете ли, что я сделал вам?

Евангелие от Иоанна, 13. 9, 12

Сколько предметов окружают жизнь человека, но есть один, который сакрально присутствует с ним в самые важные жизненные моменты. На полотенца принимали нас повивальные бабки, на полотенцах подавали нам хлеб-соль на свадьбы, на полотенцах нас отнесут на погост… Откуда же столько места полотенцу в нашей жизни? Давайте вместе поищем в глубокой давности. Пошли?

Представьте… Чадят факелы. Мерно постукивают ткацкие станы. Ни звука. Снуют уток ткачи, ткут погребальные полотенца, пеленать фараоново тело. Молчи, ткач, молчи. Выронишь слово — утащит тебя душа Фараона за собой. Ткись, полотно. Завтра напитают тебя благовониями и укутают тобой мертвый кокон. И только слышно: тук-тук, тук-тук… (Не оттуда ли все началось?)

И представьте: перед грозой душно в Иерусалиме. Узка дорога на Голгофу. Люд теснит, а крест тяжел, уже непосилен. Пот заливает глаза, терния впились в виски впалые. Кто ты, добрая Вероника, что стражи не убоялась, платом своим лицо мое отерла, как я утирал ноги ученикам своим. Образ твой со мной останется по милости твоей. И плату твоему оставляю я образ свой… (Не оттуда ли?) Полотном плащаным завернут мое тело во гробе и сброшу его с себя, воскреснув к жизни вечной одесную Отца моего… (Не оттуда ли?)

Красна изба не углами, а пирогами. Нет, и углами красна русская изба. А в красном углу иконка. А над иконой рушник молельный, именной, с молитвой красным шелком по белому вышитой. А как младенца крестить — крестильное полотенце вышивать. А уж как пироги-хлеба из печи таскать, на полотенце каравайное сажать. А как хлебом-солью молодых величать — то на бранном подносить, с маками по полю. На сговор молодых — рукобитное. (Руки-то не зря били на слове твердом.) А молодым в церкви на венчальное полотенце коленами вставать. То крестами и голубками шили. А дружкам полотенца на грудь повязать, а дуги в свадебной упряжке, а вожжевые, а чепрачные, что коням на чепраки стелить… эх, веселись, свадьба!

А уж как помер православный — полотенец только напасай, обмывальщикам дай, обвывальщицам дай, копателям дай, а полотенце за окно вывесить, а зеркало завесить… И на полотенцах домовину мою в землю спустят, крест могильный полотенцем повяжут. Лежи теперь, не горюй, новопреставленный! Все по чину справлено, уважено. А то как же.

Полотенца чтили на Руси, от дедов к внукам передавали, из пожаров таскивали, иконку обгорнув. Бывало, годами расшивали рушники. Более 200 строчных швов бабы знали. Чтоб побыстрей к праздничку, так это одностороннее, а девка к свадьбе хоть и торопится, но двухстороннее вышьет — мужниной родне наспех расшитое негоже. И ни узелка — недобро то, к ссорам. Вышивать садится девка в четверг рано утром, с молитвой и постом, святой водой лицо и руки умыв. Важное и большое дело учиняет. От трубы полотна беленого 4 метра полосу рушили мужики (оттуда и рушником полотенце зовется, что рушили целую трубу, поди бабе разорви трубищу).

Каждому рушнику — свой узор, каждому узору — свое значение. Рушник в доме — царь. Не то что утиральник, что на колени едокам на лавках постилали — один на всех. Или рукотерки, утирки из ветхих утиральников надранные, тьфу, малы как тряпицы, не даром говорили — одним рукотером вытираться — на том свете разодраться. Хоть и малы утирки, а ни одна тряпица в хозяйстве не пропадет. Лен-то в сапожках ходит! А ткать бабам при лучинке? Не баловство, а работа тяжкая, не царская. Хотя слыхали и у нас байку:
Кабы я была царица
То на весь бы мир одна
Наткала бы полотна…

Поди ж ты! Царям-то золотом и жемчугом рушники шили. Церковь новую в деревне заложат строить, все бабы деревенские рушники шить садятся — обнове с обновами стоять! И золотой нити, и шелковой не жалко, и жемчужинки с ярмарки, что тятька привез, для божьего дела ради. Господь с себя полотенца не пожалел ученикам ноги утирать. Говорил: «Если Я Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу». Любовь заповедовал. Любовь. Любовь Господня, любовь материнская, о которой поется:
Рiдна мати моя, ти ночей не доспала,
Ти водила мене у поля край села,
I в дорогу далеку ти мене на зорi проводжала,
I рушник вишиваний на щастя, на долю дала…

А всем, кто меня про полотенца слушал, совет да любовь! И от первого полотенца до последнего — на долгие годы.

Обновлено 17.02.2015
Статья размещена на сайте 18.09.2007

Комментарии (22):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: