Кирилл Салимов Профессионал

Как скоро упадут ядерные бомбы? Значение книги сегодня

Многие читали произведение Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту». В романе описывается гипотетическое будущее человечества, в котором книги находятся под запретом, а общество деградирует за просмотром технологичных телевизоров или чего-то вроде того.

Фото: Depositphotos

Значение книги в этом произведении трактовать непросто, но позвольте мне вынести свою интерпретацию: книга — это способ просвещения, это хранилище знаний, а ещё то, из-за чего на землю не падают ядерные бомбы, т. е. то, благодаря чему люди могут одуматься и убрать пальцы от заветной красной кнопки.

Проецируя содержание текста маэстро Брэдбери на реальную обстановку в мире, невольно задаёшься вопросом, каково же значение книги в современном обществе? Ведь сегодня мало кто из людей тратит свободные часы на чтение книг, а всё больше человек приобщается к ТВ и Интернету.

Что есть книга сегодня? И как скоро нам на головы свалятся ядерные бомбы? Давайте разбираться.

Рэй Брэдбери в августе 1975 г.
Рэй Брэдбери в августе 1975 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Для начала обратимся к прошлому и проследим, как изменялось значение книги с течением истории. Пожалуй, стоит рассказать вообще всю историю человечества, но, разумеется, коротко.

Однажды обезьяны спустились с деревьев и научились ходить прямо. Потом их животы заурчали в унисон — верный знак, что пора охотиться. Но, как вы понимаете, охота не задалась: мамонты наступали, обезьяны не могли скоординировать свои действия — всё шло не так. Уже после гона доисторической живности одна обезьяна сказала «А», другая — «У», третья запомнила и выдала: «Ау».

Вначале было слово...
Вначале было слово…
Человек умелый, фото: ru.wikipedia.org

Так они научились говорить, и с тех пор дела пошли в гору: наладили сельское хозяйство, организовали экономику, разделились на сословия и т. п. Главное, что во многом такому скачку в развитии общества поспособствовало возникновение речи, слова — прародителя книги.

Затем уже значение слова стало гораздо выше: это уже не просто средство коммуникации, но ещё и способ оставить след в истории, пробудить чувства в людях, обеспечить себе бессмертие путём «написания в вечность». Слово дало начало литературе, а литература, наряду с другими формами искусства, превратилась в зеркало души человечества. Книга же теперь — неотъемлемая часть литературы.

Таким образом, мы дошли до того, что слово стало уникальным явлением, дающим человеку опыт погружения в искусство, то бишь способствующим просвещению, удовлетворению, одухотворению и постижению прекрасного. Что немаловажно, искусство (и литература, в частности) в этот момент заимело высокий спрос, ибо тот самый опыт погружения в него встал на первое место в списке толковых потребностей у толковых людей.

Потом появилась литература
Потом появилась литература
Фото: pixabay.com

Но в какой-то момент всё изменилось. На смену искусству пришла массовая культура, которая усилила значение конкуренции — соперничества за право быть потреблённым. Искусству пришлось несладко, ведь, по сути, ему пришлось играть на чужом поле: книге потребовалось стать более доступной, но не лишённой своих основных черт — просветительной, духовной, эстетической и т. п. функций, чего массовый потребитель возжелать перестал. Ибо массовая же культура приучила его «ни в чём себе не отказывать», т. е. не тратить время на расшифровку образов, трактовку смысла и всего такого, чем в своё время очень любила «баловать» своего читателя книга.

В итоге мы получили так называемое массовое искусство/литературу/книгу — что-то среднее между «истинным искусством» (термин, для которого так никто и не вычленил единое значение) и массовой культурой. Значение книги теперь тоже «усреднённое»: в какой-то мере это всё тот же способ погружения в искусство, а в какой-то — возможность «скоротать лишний часок за чтением», потребить продукт и получить от него удовольствие.

Хорошо ли это, плохо ли? Судить, конечно, не мне. Однако я считаю, что книга всё-таки должна в первую очередь развивать или давать возможность развиваться, равно как и любой другой способ получения информации: СМИ, Интернет, ТВ или даже этикетка на сгущёнке. Лично я видел и такие книги, содержание которых гораздо менее информативно, нежели состав медового пирога, написанный на упаковке.

Начнутся ли войны из-за повального
Начнутся ли войны из-за повального «нечтения»? Вопрос весьма спорный
Фото: pixabay.com

А вот насчёт падения ядерных бомб из-за тотального «не чтения» я бы поспорил с господином Брэдбери. Дело в том, что раньше люди читали гораздо больше, чем сейчас, но это не мешало им резать друг друга, устраивать дуэли, загрязнять окружающую среду, да и сегодня «читающий» человек — это вовсе не гарант высоконравственного индивида.

Так что, если делать вывод к «451 градус по Фаренгейту», то, по-моему, значение книги в этом произведении неслабо так завышено, потому что книга — это лишь один из источников информации, который человек лицезреет всего-навсего небольшую часть от своей жизни, тогда как, например, окружающий мир, он видит каждый день, и именно из него он черпает нужную информацию и с помощью него просвещается и одухотворяется (или же наоборот).

Статья опубликована в выпуске 31.03.2019

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: