Борис Рохленко Грандмастер

Они что, совсем? Не скажите! (Интеллектуальные возможности)

Я регулярно встречаюсь с человеком, очень жизнерадостным, который, еще не услышав приветствия, выпаливает: «Все в порядке! Все в порядке! Хорошо! Спасибо!» Иногда он в двух фразах, на одном дыхании делится своими радостями. К примеру, что сегодня у него и его компании день отдыха, и они едут в большой торговый центр. Иногда он успевает сообщить некоторые детали поездки или похода по магазинам. Потом — ступор. Его возможности этими фразами и ограничены. Этому человеку за 50, он один из тех «взрослых детей», кого нужно опекать. Его умственные способности не позволяют оставить его одного, без присмотра, без заботы.

Это обычно, но иногда из каких-то недоступных глубин подсознания у таких людей выплескивается необычная интеллектуальность.

Ира Эпштейн рассказывает о своих подопечных: «У меня есть такая, которая с трудом два слова в день произносит, бурчит себе что-то под нос, вечно недовольная. Как принцесса всегда сидит, кушает ножом и вилкой, оттопырив мизинчики — это нужно видеть! У нее болело горло, она просто хотела лекарство (они думают, что это леденцы такие вкусные). Она настолько хотела леденец, что сказала: «У меня болит!» «Что болит?» «Горло». «Что у тебя болит там, в горле, что именно ты чувствуешь?» И вдруг она говорит: «Гланды». Откуда она это слово взяла?! В течение дня она обычно говорит «Уф!». А еще она говорит: «Что ты от меня хочешь?» «Что ты хочешь, чтобы я делала?» — и вдруг она произносит: «гланды».

Другой — больной и физически, и немножко умственно, довольно слабый и не видит ничего. Он у меня самый интеллигентный. В больнице его спрашивают: «Как ты слышишь?» Я отвечаю: «В порядке». А он меня поправляет: «Приемлемо». «Какие у тебя результаты анализа крови?» Я говорю: «Нормально». Он — «все в средине диапазона». В общем, такие слова вдруг там начал выдавать… Вдруг он спрашивает у врача: «Доктор, я ослеп?» «Я надеюсь, что нет». Он говорит: «Возможно, я должен получать дополнительную помощь, чтобы в будущем себя подготовить к возможным изменениям». Я от этого предложения сложноподчиненного сама чуть тронулась!

У меня есть еще один, 55-летний, англоязычный, говорит на иврите и на английском (это два его родных языка). Феноменальная память. Но с провалами: он не помнит, где что взял и куда положил. И он не помнит, как нужно одеваться. Вот как это объяснить, а? Каждый день я смотрю, как он одевается. На улице холодно — вдруг он идет в какой-то холодной куртке. Летом жарко — он продолжает ходить еще в куртке с капюшоном, в шапке. Вдруг в июне я увидела его в шапке: «Я вчера слышал по радио, что будет ветер, и я подумал, что нужна шапка».

Но он помнит, например, все песни «Роллинг Стоунз», все песни «Биттлз». И мой доброволец, архитектор, молодой и красивый, который приходит проводить с ними занятия на компьютерах, спрашивает: «Что бы ты хотел сделать в Интернете, найти?» И тот ему ответил: «Я люблю Аббу, Роллинг Стоунз, Биттлз». «А хочешь решить кроссворд на тему Биттлз?» Нашел ему кроссворд, который решили до сегодняшнего дня уже миллионы людей в мире — поклонники Биттлз. И мой подопечный — он ни разу не ошибся, он ответил на все вопросы, и со своей медлительностью, и, учитывая, что он первый раз это делал (должен был прочитать, найти ответ и нажать мышкой на правильный ответ)… Когда инструктор-доброволец послал его данные на мировой рейтинг, среди миллионов — 23 место в мире. И это первый раз и учтите, что он немножко медлительный (у него проблема с мелкой моторикой). Применить свои способности он не может. Мне он преподавал английский, когда я училась в университете: объяснял, переводил. Но он не в состоянии заработать на этом деньги.

Один из наших — ну очень медлителен. Мы ему все время говорим: «Давай, хороший, быстрей, ну что же ты тянешься, уже все успели съесть завтрак, а ты еще тут сэндвич свой не закончил». Он слышит это десять лет. И вдруг он выдал: «Куда-то весь мир бежит в последнее время!»

Или вот (тоже молчит, молчит, да скажет!): «Какая тьма на улице. Тьма египетская! Но почему только египетская? И евреям сейчас тоже темно!» Это же надо было сообразить: существительное с прилагательным, да провести параллель — это же рассуждение!

Другой спросил: «Когда будут выборы? Я смогу голосовать, я смогу исполнить свой гражданский долг?» Я была поражена таким словарным запасом!"

Можно сказать, что у таких людей выпадающий интеллект, то есть такой, когда на фоне общей заторможенности проявляются какие-то несвойственные этому человеку возможности.

Это — основа для работы по их развитию, их раскрытию как личностей. Как это использовать — каждый раз это индивидуально и проблематично. Прежде всего потому, что наука о человеке сегодня не знает, каким образом нужно действовать, если у человека проявляются какие-то необычные способности (это относится не только к умственно отсталым). Все в нашем мире рассчитано на среднестатистического человека, так сложилось. (Самый яркий тому пример — Ури Геллер, обладающей невероятной энергетикой и демонстрирующий свои возможности только на каких-то массовых представлениях). А если речь об умственно отсталых, которых ко всему прочему надо опекать, как малых детей?

Поэтому, когда находится какая-то схема применения возможностей — это удача. Один из примеров этому — театральные кружки, студии, театры.

Ира продолжает: «Есть несколько театров с умственно отсталыми актерами. Труппы конкурируют между собой. Я спросила у своей подопечной, которая играет вот уже 10 лет, была ли она в театре организации «Нафайл». И она мне выдала: «Они еще плохо работают с пространством. Им нужно поработать над ритмикой, у них, видимо, нет специалиста по театральному движению. А у некоторых актеров вербальность минимальна.»

Поймите, она не может помидор себе разрезать! Ее моторика не развита абсолютно. Если не пришел нужный автобус — она не знает, что делать. Другие будут искать способ, как уехать, а она — заблудится! Но ее язык: «Вербальность минимальна! У них еще есть над чем поработать!»

В заключение я процитирую доктора биологических наук из Новосибирска Е. И. Николаеву: «Задача работы с такими людьми в том, чтобы не обучать умственно отсталых наукам, а в том, чтобы адаптировать их к социуму. …это важно даже не столько для самих детей, сколько для их семей. Люди видят, что они не одиноки со своими проблемами, и что эти проблемы решаемы.
А дальше предстоит огромная работа всего общества. Опыт доказывает, что это возможно.»

Обновлено 4.08.2008
Статья размещена на сайте 2.08.2008

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • 5+++ даже 6

    Читала статью... (одни эмоции....) там есть один ... персонаж...., с очень хорошим знанием языков (иврит в т.ч.) и долгосрочной памятью.. - он вам никого на сайте не напоминает?! - ну прямо портретное сходство.

    Оценка статьи: 5

  • Статья понравилась, живые и трогательные образы показаны.
    Не знаю, как у других народов, но у русских "блаженные" считались " божьими людьми". Мне, конечно, могут возразить,у каждого найдется масса негативных примеров, но мне кажется,такое отношение сохраняло для общества их незаурядные способности.
    А еще я слышала,что эти люди специально посланы,чтобы помогать здоровым и сильным людям не очерстветь душой, ведь они так нуждаются в поддержке, и отплатить за нее ничем, кроме благодарности, не могут

  • А знаете, демонстрация такими людьми умственных способностей часто раздражает окружающих, потому что многие настроены против них и хотят, чтобы они "знали своё место", людям кажется, что из-за этих умственных способностей с больными больше хлопот, даже специалисты, врачи зачастую ограничивают этих больных, не дают им книги и прочее, чтобы не возбуждались излишне. А персонал попроще, так тот вообще грубо насмехается - мол, столько знаешь, а к порядку не приучен, не умеешь убрать за собой. Я часто видел такое.

    • Если я правильно вас понял, Денис, вы говорите о закрытых заведениях (лечебных или нелечебных). И ваши наблюдения - по государственным учреждениям. Я пишу о частных (точнее, кооперативных) некоммерческих организациях, которые создавались родителями для организации помощи своим детям и самим себе.

      Соответственно - все строится совершенно по-другому. О "государственном" подходе к таким людям можно сказать только одно: если один человек чувствует свою власть над другим - он ей обязательно воспользуется, и как правило, в худшую сторону.

      • Конечно, государству такие люди ни к чему, потому оно и обращается с ними так. Тут речь идёт вообще скорее об "утилизации". Такие организации, как та, о которой вы пишете, в России тоже есть, но они доступны не всем, а на самом деле многие в них нуждаются. На деле же - два-три показательных учреждения, о которых пишут в прессе.

  • Ира Эпштейн рассказывает о своих подопечных: «У меня есть такая, которая

    А где же заканчивается выделенная кавычка? Я не нашёл.
    Получается, что практически весь текст в кавычках?