Сергей Курий Грандмастер

Каким был идеал женской красоты в 1920-е годы?

Как я уже писал в предыдущей статье цикла, перипетии Первой мировой войны заставили женщин взять на себя многие мужские обязанности. Если к этому добавить обретение «слабым полом» права голоса в некоторых крупных странах, станет понятным, почему женский облик так кардинально и неузнаваемо изменился.

В 1920-х меланхоличную изнеженную леди эпохи модерн сменяет активная самостоятельная девушка, желающая ни в чем не уступать мужчинам. Она достаточно свободна в личной жизни, курит в общественных местах, обожает спорт и танцы. Даже внешне она напоминает мальчика, в связи с чем новый стиль моды окрестили «гарсон» (название стиля берет свои истоки в повести Виктора Маргеррита «La garconne» — «Мальчик», вышедшей в 1922 году).

Цитата из романа Г. Гессе «Степной волк»:

«Красивая девушка улыбнулась своими алыми губами и покачала четко очерченной, причесанной под мальчика головкой…
 — Погоди, — воскликнула она, — погоди! Значит, ты не умеешь танцевать? Вообще не умеешь? Даже уанстеп? И при этом ты утверждаешь, что невесть как заботился о жизни? Да ты же соврал. Ай-ай-ай, в твоем возрасте пора бы не врать. Как ты смеешь говорить, что заботился о жизни, если даже танцевать-то не хочешь?
 — Если бы ты была мальчиком, — сказал я удивленно, — тебе следовало бы зваться Германом.
 — Кто знает, может быть, я и есть мальчик, только переодетый, — сказала она игриво.
 — Тебя зовут Гермина?
Она, просияв, утвердительно кивнула головой, довольная, что я угадал…
Теперь она веселилась, дразнила меня фокстротом, даже раз-другой толкнула меня ногой, горячо хвалила еду, заметила, что я постарался получше одеться, но нашла еще множество недостатков в моей внешности».

"Чего это старый осел так уставился? Он наверно никогда не видел женщин?" (немецкая карикатура на моду "гарсон", 1927 г.). Несмотря на отсутствие корсета, полнота не поощряется. Женщина-«гарсон» должна иметь стройную гибкое худощавое и гладкое тело, плоскую грудь и узкие бедра. Для тех, кто ленится заниматься утренней гимнастикой, создаются специальные бандажи для бедер и икр. Тогда же в обиход входят и настоящие лифчики. Однако, если сейчас они нередко служат для придания женскому бюсту пышности, то в те времена их цель была прямо противоположная — ужимать грудь почти до нулевого размера. В результате все женщины, независмо от возраста, начинают напоминать девчонок-подростков. Помните, как жених в фильме «Не может быть!», снятом по рассказам М. Зощенко, спутал дочурку и мамульку?

Впервые за долгое время шатенки более модны, чем блондинки, поэтому последние (представьте себе) поголовно закрашивают свое белокурое достоинство. «Непрактичные» сложные прически сменяют коротенькие мальчуковые стрижки.

От мальчика лицо девушки отличает лишь насыщенная косметика, долгое время бывшая уделом лишь женщин легкого поведения. «Боевая раскраска» включает в себя яркие румяна, резко очерченные губы «бантиком» и конечно чрезмерно наведенные (и обведенные) черные глаза в стиле медведя панды. Этому не в последнюю очередь способствовало появление водостойкой туши. На головы надеваются, надвинутые прямо на глаза, небольшие шляпки-колоколы.

Звезды кино 1920-х годов: Клара Боу и Луиза Брукс. Белоснежная кожа отныне не признак аристократичности, модная девушка обязательно должна быть загорелой. Коко Шанель говорит, что бледность теперь — удел бедняков, которые постоянно работают в помещениях и не имеют возможности посещать курорты.

Влияние абстрактной живописи, кубизма, футуризма, а также идеи функциональности во всём, сказалось и на одежде. Силуэт женщины теперь четко геометричен, таков же и орнамент. Линия талии опускается на уровень бедер.

В моду входят платья на бретельках, из легкой, прозрачной ткани, напоминающие комбинации. Руки оголяются до плеч, а ноги — до колен. В моду входят чулки телесного цвета. Обнажению ног, в первую очередь, способствовали модные танцы — танго, фокстрот, чарльстон. Например, чарльстон даже породил в 1920-х годах одноименные юбки с хитро скроенным неровным подолом. В «спокойном» состоянии они были «пристойной» длины, зато, взлетая в танце, поднимались выше колена. В это же время поэты в своих вожделениях поднимаются уже выше щиколоток и воспевают сочные женские икры. Так известный ловелас поэт Николай Олейников даже написал «Послание, бичующее ношение длинных платьев и юбок»:

Московская актриса и манекенщица Александра Хохлова, 1934 г. «Икра твоя роскошна,
Но есть ее нельзя.
Ее лишь трогать можно,
Безнравственно скользя.

Икра твоя гнездится
В хорошеньких ногах,
Под платьицем из ситца
Скрываясь, как монах.

…Шипит в стекле напиток.
Поднимем вверх его
И выпьем за избыток
Строенья твоего!

За юбки до колена!
За то, чтобы в чулках
Икра, а не гангрена
Сияла бы в веках!"

Обновлено 9.06.2008
Статья размещена на сайте 17.05.2008

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: