Аркадий Голод Мастер

Что же это такое - современный наркоз? Страшилки и ужастики

«А больно не будет?» Такой вопрос часто приходится слышать любому врачу, имеющему отношение к хирургии. И нередко этот вопрос сопровождается признанием: «Я операции не боюсь, мне наркоза страшно!»

Интересно, что страхи бывают взаимоисключающие. Один требует «общего наркоза»: «Не хочу ничего видеть, ничего не хочу слышать, мне страшно». Как правило, это именно в тех случаях, когда распрекрасно можно обойтись местным обезболиванием.

А другой, наоборот, требует местной анестезии: «Я боюсь заснуть и не проснуться. Доктор, я терпеливый/терпеливая. Мне бы только не спать!» По иронии судьбы, это почти всегда именно в ситуациях, когда местная анестезия ни в какие ворота не лезет.

Страхи и предрассудки больных — тема для отдельной поэмы, но здесь я буду обращаться к ним по мере того, как буду рассказывать о современном обезболивании.

Наступая на горло собственной песне, пропущу рассказ об интереснейшей и драматичной истории современной анестезиологии. Буду предельно практичен и прагматичен.

Все виды обезболивания при хирургических операциях и разных болезненных или крайне неприятных манипуляциях можно разделить на три группы.

Общая анестезия — это, собственно говоря, и есть наркоз.

Региональная анестезия — когда обезболивается только отдельный участок (регион) тела.

Местная анестезия — это обезболивание очень ограниченного участка, именно того места, где производится операция.

Границы между этими группами весьма размыты, но для удобства будем пока придерживаться этой нехитрой классификации.

Итак, наркоз (синоним: общее обезболивание) — состояние, вызываемое с помощью фармакологических средств и характеризующееся потерей сознания, подавлением рефлекторных функций и реакций на внешние раздражители, что позволяет выполнять оперативные вмешательства без опасных последствий для организма и с полной амнезией периода операции.

Что стоит за этим определением из медицинской энциклопедии?

Прежде всего, это защита организма пациента от факторов хирургической агрессии.

К слову сказать, профессиональный девиз анестезиологии — Regens — defendo — означает «управляя — защищаю», а символ — корабельный штурвал.

Насколько эффективна эта защита и насколько опасна она сама по себе?

Об эффективности анестезиологической защиты можно судить по тому, что в наше время противопоказаний к наркозу нет.

Таким образом, вопрос: «Доктор, а мне разве можно наркоз?» или «А смогу я перенести наркоз?» — просто не имеет смысла. Для больного в любом состоянии и при любых сопутствующих заболеваниях всегда можно подобрать эффективную и безопасную анестезию. Особенно важно уяснить этот момент, когда речь идет об экстренных, угрожающих жизни ситуациях. Чем раньше пациент попадет в руки анестезиолога, тем больше у него шансов выжить.

Тем не менее наркоз — очень серьезное и ответственное мероприятие, и риск умереть «от наркоза» существует. Для экстренных операций он оценивается как 1:200000, а для плановых операций у сравнительно здоровых людей — 1:500000.

Иначе говоря, риск погибнуть по дороге в больницу — от автомобильной аварии или упавшей на голову сосульки или кирпича — в 25 раз выше риска умереть от наркоза при экстренной операции.

Самое занятное, что «наркоза», как такового, нет. Есть множество очень разных методов, общим для которых является выключение сознания пациента.

В зависимости от состояния больного (понимая под «состоянием»: возраст, пол, вес, наличие или отсутствие сопутствующих заболеваний, наличие или отсутствие аллергических реакций или непереносимости лекарств, отношения с курением, алкоголем, наркотиками или токсинами, психический статус и еще многое другое) анестезиолог подбирает именно то, что наиболее эффективно и безопасно именно для данного пациента.

«Наркоз отнимает 5 (10, 15) лет жизни?»

Некоторым больным — например, людям с тяжелыми ожогами — до выздоровления приходится переносить десятки хирургических мероприятий. Исходя из самой оптимистической страшилки — 5 лет, им на роду были написаны мафусаиловы годы! Вот если бы не эти гады в зеленом…

На самом деле, никаких данных о влиянии наркоза на продолжительность жизни нет. Вот о влиянии сигарет или сдобных булочек — есть.

«А вдруг я проснусь во время операции?»

Риск такого неприятного осложнения вполне реален и оценивается (по разным источникам) от 1:10000 до 1:50000 случаев общей анестезии.

Наблюдается отчетливая тенденция к снижению вероятности такой неприятности. Новые средства для наркоза и новые методы контроля сводят вероятность досрочного пробуждения к минимуму.

«Это ужасно, когда душат маской!»

Это действительно ужасно. Даже читать об этом — жуть берет.

Так и не читайте!

На заре анестезиологии, во времена Мортона, Пирогова, Макинтоша или Жорова (автора первого советского капитального руководства по анестезиологии) применялся чисто масочный мононаркоз — эфиром или хлороформом. Это было действительно крайне неприятно для больного и не на шутку опасно.

В наше время индукция («усыпление») производится путем внутривенного введения соответствующих препаратов: нежно, безопасно и даже приятно для пациента.

Знаменитая маска, разумеется, присутствует в операционной, но эта изящная вещица из прозрачной пластмассы даже отдаленно не напоминает пугало из проволоки и марли, оставшееся в далеком прошлом.

«На наркоманов и алкоголиков наркоз не действует?»

Действует. У этой категории страдальцев есть немало медицинских проблем, в том числе и анестезиологических. Но на большинство из них давно найдена управа, а некоторые удается обойти.

Безопасное и надежное обезболивание для этих грешников реально не менее, чем для не употребляющих всякую гадость праведников.

«Доктор, Вы мне лучше маской сделайте наркоз. У меня вен нет. Каждый анализ — пытка!»

Да бывают люди, у которых подкожные вены очень плохо видны — в силу особенностей конституции или после многочисленных внутривенных уколов, либо после травм (ожогов и тому подобного).

Из всех медицинских специальностей эта проблема наименьшая для анестезиологов. Нам «бечь некуда». Больные со стажем знают, что когда в отделении оказывается больной «без вен», зовут на помощь анестезиолога. И он делает.

Наркоз при беременности

Да, это очень серьезно! Опасность в данной ситуации не столько для будущей матери, сколько для плода.

Доказано, что применяемые для наркоза вещества не обладают тератогенной активностью, то есть не вызывают уродств у ребенка. Однако опасность состоит в досрочном прерывании беременности. Причем чем меньше срок беременности, тем этот риск выше. Особенно он высок в первые три месяца — до 11%.

Опасен тут не наркоз, как таковой, а стресс, переносимый беременной женщиной, и некоторые ситуации во время операции и наркоза, не шибко опасные для матери, но могущие погубить плод.

Поэтому, если есть возможность без вреда или опасности для жизни отсрочить операцию, то ее следует отсрочить.

А при невозможности такой отсрочки, по степени безопасности стоят:

 — местная анестезия;

 — региональная анестезия;

 — общая анестезия.

В дальнейшем, когда будет рассказано обо всех этих методах, станет понятно, как сделать осознанный и правильный выбор.

Обновлено 18.08.2015
Статья размещена на сайте 18.07.2011

Комментарии (41):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Аркадий Голод, а правду говорят, что аппендицит не во всех случаях требует операции, что воспаление может само собой пройти?

    Оценка статьи: 5

    • Юлия Георгиева, ну вот, Аркадий ответил, а теперь, если можно, я.
      Есть консервативные способы лечения аппендицита, но они применяются крайне редко. Например в случае невозможности проведения операции.
      А противопоказанием для проведения аппендэктомии является агония больного.

      Оценка статьи: 4

      • Игорь Абрамов, Здесь когда-то была статья по аппендициту. И в рассказе про самоудаление тоже упоминается, что этот процесс может "самозаконсервироваться", но с небольшой вероятностью.
        Кстати, есть понятие "хронический аппендицит" - что это такое - не знаю. В розовом детстве такой диагноз мне ставили и ничего не резали.

        Оценка статьи: 5

        • Юрий Лях, если есть хр. гастрит, хр. панкреатит и т.д , то может быть и хр. аппендицит.
          Мы здорово уклонились, у модераторов свисток во рту.
          Аппендэктомия делается под местным обезболиванием, а может делаться и через рот.

          Оценка статьи: 4

    • Юлия Георгиева, Правду.
      Только не стоит на эту правду полагаться.
      Правда, что если сильно торопишься, можно перебежать дорогу перед носом мчащегося самосвала и остаться в живых.
      Но ведь правда и то, что можно навсегда остаться недобежавшей.
      Тем более, что исход в обоих случаях - с самосвалом и аппендицитом - непредсказуем.
      Разумеется, никто не вправе помешать Вам играть со смертью в "русскую рулетку".

  • А в средние века, больным перед операцией наносился сильный удар по голове, достаточный для того, чтобы вызвать потерю сознания. С этой целью приглашались специалисты, которым было известно, в какое место и с какой силой надо ударить больного, чтобы он потерял сознание, но не умер.
    А еще кратковрменно пережимали сонные артерии до потери сознания. И еще давали большую дозу алкоголя, кстати этот прием использовался в годыВОВ, при нехватке обезболивающих средств.

    Оценка статьи: 4

    • Игорь Абрамов, Все правильно.
      Вы только забыли, глубокоуважаемый коллега, что отключение сознания само по себе ни в малейшей степени не является защитой от боли и никак не препятствовало раскручиванию патофизиологической спирали болевого шока, от которого ударенные и придавленные "специалистами благополучно и помирали, не приходя в сознание.
      Не говоря о пользе для здоровья ушиба мозга и его же острой гипоксии.

      Что касается алкоголя, то доля истины тут есть. Мало того, алкоголь - этиловый спирт - отличное средство для наркоза и очень неплохой противошоковый препарат.
      Вот только концентрация его в крови, при которой в полной мере проявляются его замечательные свойства, настолько высока, что представляет угрозу для жизни. В период ВОВ так оно и было.
      В 89 - 90 голах я применял очень успешно внутривенный спиртовый наркоз.
      В условиях мышечной релаксации и управляемого дыхания спирт работал замечательно!
      Больным потом сутки не требовались опиаты. Кроме того, алкоголь - это же источник энергии и вазодилататор.
      В общем, правильно обставленный и с учетом пртивопоказаний примененный, алкогольный наркоз - штука вполне реальная.
      Но сами понимаете, в современной анестезиологии, точно как в жизни: спирт применяют с горя от нищеты.

  • Аркадий Голод, Очень интересно.

    Оценка статьи: 5

  • Полностью согласна с автором статьи - про наркозы (анестезии )) больше страшилок ходит в народе, чем правдивой информации. Особенно потрясает страшилка про "проснусь во время операции"... Из 4 операций в своей жизни я просыпалась во время двух: в первом случае меня специально будили, спрашивали - как я, а я бурчала "хорошо,поспать дайте", во втором случае у меня затромбировалась вена, и капельницу переставляли с рук на ногу.

    Хочу сказать, что есть вены, в которые и анестезиологи попадают редко и с трудом - у меня, например. Но такие случаи и вправду оооочень редкие, я специально об этом спрашивала.

    А насчет эпидуральной анестезии - не знаю что к чему, но у меня после этой анестезии начал стабильно выпадать позвонок в пояснице примерно в месте укола, мануальщик никак не может его закрепить (при этом шею и грудной отдел он прекрасно выправил и закрепил)

    • Елена Каширина, Типичное место для эпидуральной анестезии - поясничный отдел позвоночника, промежутки между 3 - 4 или 2 -3 позвонками.
      Там эта процедура выполняется проще всего технически и безопаснее всего для больного.
      Но это же - самое слабое, уязвимое место. Именно там чаще всего происходят неприятности с межпозвоночными дисками и прочие безобразия.
      Об эпидуральной анестезии, как таковой, речь пойдет дальше.
      Скажу только, что по самой сути своей, по технике "эпидуралка" никак не может привести к дископатии (или усугубить уже имеющуюся).
      Post hoc non propter hoc - после этого не вследствие этого.
      Не забывайте об этом уже древним известном принципе.

  • Аркадий Голод, интересная статья. Действительно, первый раз под наркозом немного страшновато. Есть еще байка, что от эпидуралки могут отняться ноги )))

    Оценка статьи: 5

  • два года назад перенёс 3 операции в ЛООД. Слава анастезеологам - операции прошли совершенно безболезненно, а пробуждение было таким приятным, как будто это был лучший день в жизни. Дальнейшее выздоровление проходило под контролем специальной аппаратуры обезболивания и я практически не чувствовал боли. Я знаю случай, когда лет двадцать назад, после более простой операции, после прекращения действия наркоза, от болевого шока у пациента случился инфаркт. Сейчас мне без малого 74 года и я бесконечно благодарен специалистам ЛООД за профессионально выполненное лечение.

    Оценка статьи: 5