• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Елена Королёва Профессионал

Чем примечательны путешествия адмирала Головнина?

Шлюп «Камчатка»

В 1817 году на шлюпе «Камчатка» капитан 2-го ранга Головнин отправился во второе кругосветное плавание. Он уже не в первый раз планировал пройти по маршруту, все вроде бы уже знакомо, но кое-что все же изменилось.

Шлюп «Камчатка» Фото: history.milportal.ru

Перейти к предыдущей части статьи

Офицер отправлялся в кругосветное путешествие с совершенно новым, еще не изведанным чувством в душе, ведь совсем недавно он женился. А это значило, что теперь его возвращения домой будет ждать близкий, горячо любимый человек. Думаю, моряки поймут, о чем идет речь!

Командир кругосветной экспедиции должен продумать все детали. На борту таких кораблей даже имелись художники, которые делали зарисовки внешнего вида коренных племен, экзотической флоры и фауны.

По словам автора книги «Адмирал Головнин» Людмилы Анисаровой, Василий Михайлович был сердобольным человеком, что подтверждается одним эпизодом.

Головнин планировал пополнить припасы в Англии, благо войны с ней уже не было. Так, чтобы подойти ближе к берегу Портсмута, он нанял лоцмана. Но каково было его удивление, когда на шлюпке приплыл бедно одетый старик, тот самый, который десять лет назад с трудом выполнил свои обязанности. Возможно, только из-за жалости Головнин не стал требовать другого лоцмана, а старику щедро заплатил, понимая в душе, что это единственный заработок старого лоцмана.

Кругосветное плавание на
Кругосветное плавание на «Камчатке»
Фото: ru.wikipedia.org

Длительную остановку «Камчатка» совершила у живописных берегов Бразилии. В первую очередь Головнин в сопровождении офицеров нанес визит русскому консулу. Затем путешественники отправились осматривать местные достопримечательности Рио-де-Жанейро. Город изобиловал экзотическими фруктовыми садами, в которых пели диковинные птицы. Но, по словам Головнина, великолепное впечатление портил квартал, где были расположены сараи с рабами. Бедных людей держали, как скотину в хлевах. Покупатель приходил и выбирал себе очередной «товар».

Как вспоминает Василий Михайлович, сам процесс покупки был отвратительным: у рабов проверяли даже зубы, словно у жеребцов. Головнин писал, что, конечно, в России тоже есть крепостные, но с ними обращались не так грубо. Наверное, ему было виднее.

Распрощавшись с городом карнавалов, моряки отправились в Лиму — столицу Перу. Как известно, Перу славилось рудниками с залежами серебра. В своих записках Василий Михайлович отмечает, что, несмотря на такой промысел, обычные перуанцы жили за гранью бедности в жалких хижинах. Зато в знатных домах всюду было серебро, которому не знали счета. Такой контраст неприятно поразил русских моряков.

Еще Головнин записал любопытный факт: в Лиме никогда не бывает дождей и грозы, а если они и были, то их можно было пересчитать по пальцам.

В гостях хорошо, а дома лучше! Моряки отправились дальше, на Камчатку. Они с нетерпением ждали дня, когда ступят на родную землю.

А на полуострове давно уже хозяйничал сослуживец по «Диане» и друг Головнина П. Рикард. Как прилежный хозяин, он постепенно навел порядок: приструнил нечистых на руку торговцев, открыл лазареты, приказал малоимущим жителям продавать муку из госзапасов по низкой цене, помогал камчадалам, притесненным при прежнем правителе.

Чем примечательны путешествия адмирала Головнина?
Фото: history.milportal.ru

Когда Головнин, спустя 10 лет, вновь прибыл на Камчатку, он был впечатлен изменениями в лучшую сторону.

Примечательно, что на шлюпе «Камчатка» был переправлен конный экипаж с упряжью в разобранном виде по просьбе Рикорда. Так на Камчатке появился первый конный выезд, ведь передвигаться здесь было принято только на собаках.

Пришло время отправляться в обратный путь. Шлюп «Камчатка» прошел вдоль берегов Алеутских островов. С прежней педантичностью Василий Михайлович описывал их. Получилось так, что один из островов, который был открыт еще Ванкувером, имел два названия. Не нарушая своих принципов, Головнин решил отметить в своих записях название, которое дали местные жители.

На Аляске Головнин провел ревизию деятельности Российско-Американской компании. Местные жители несли к нему жалобы о поборах и притеснениях. Головнин все фиксировал и обещал помощь. По-другому и быть не могло. Василий Михайлович утверждал, что с местными жителями нужно договариваться, а не покорять их. Он очень возмущался действиями американских купцов, которые снабжали их порохом и оружием с корыстными целями. Когда Головнин подал записку об этом в Петербург, для пресечения контрабанды у берегов Аляски стали дежурить военные крейсеры.

Жители Аляски на зарисовке М. Т. Тиханова, 1818 г.
Жители Аляски на зарисовке М. Т. Тиханова, 1818 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Аборигены оценили открытость и добросердечность русских моряков. Они на лодках приплыли к «Камчатке» с подарками. Им разрешили взойти на борт. Перед этим, в знак добрых намерений, они два раза обошли шлюп на лодке с ритуальными песнями. Русские моряки с интересом наблюдали за действом.

Затем шлюп «Камчатка» оправился в Северную Калифорнию. Она была поделена между Россией и Испанией. Как пишет Головнин, на испанской земле всюду была разруха и запустение, природные богатства не использовались. Испанцы промышляли ловлей арканами индейцев и их порабощением.

Когда же Василий Михайлович прибыл в русскую крепость, его удивлению не было предела. Всюду был порядок, ни одна пядь земли не пустовала. Кстати, Головнин был поражен фактом, что русские умудрялись снимать в год по два урожая картофеля, настолько была плодородна земля. Прекрасно росли и другие овощи и фрукты. В полноводных реках водилась рыба, а леса были корабельными — подходящими для судостроения. И всем этим чудом управлял А. Кусков.

За время стоянки у берегов Калифорнии Головнин успел наладить дружеские отношения с индейцами. Правда, памятуя о гибели Кука, он ввел особое правило: им не разрешалось приближаться к борту корабля после спуска флага. Так что, в этот момент и до самого утра по берегу ходила охрана из местных жителей и всех предупреждала, что к русским нельзя.

Был один эпизод, о котором Головнин писал со свойственным ему чувством юмора. Однажды на «Камчатку» с визитом явились 4 жены вождя. Они были восхищены убранством помещений, выпили целый графин наливки, а второй женщины выпросили с собой. По записям видно, что Василий Михайлович вспоминал об этом с улыбкой.

И здесь не обошлось без контраста. Головнин вспоминал, что полуголые индейцы, живущие в шалашах, не так-то просты. Их вождь смог основать собственное маленькое государство, где была полиция и даже собственный флаг. Он был талантливым руководителем, так как сумел позаботиться о безопасности своей территории, открыв собственную верфь, где были построены два военных судна.

Здесь хотелось бы остановиться на одной примечательной записи — рассуждении Головнина, где он восхищался умением темнокожих людей учиться у иностранцев пользоваться благами цивилизации. Думаю, ее стоит процитировать дословно:

Обширный ум и необыкновенные дарования достаются в удел всем смертным, где бы они ни родились, и если бы возможно было несколько сот детей из разных частей земного шара собрать вместе и воспитывать по нашим правилам, то, может быть, из числа их с курчавыми волосами и черными лицами более вышло бы великих людей, нежели из родившихся от европейцев.

Дружески распрощавшись с местными жителями, русские моряки продолжили путь домой. По пути они спасли английское купеческое судно от пиратов, которые, завидев русский корабль, даже и не рискнули напасть на него.

Василий Михайлович Головнин
Василий Михайлович Головнин
Фото: commons.wikimedia.org

По возвращении в Россию Головнин подал записку в Петербург, где изложил результаты ревизии Российско-Американской кампании. Он составил ее, со свойственной ему принципиальностью и педантичностью.

Как и 10 лет назад Головнин был отправлен в отпуск, чтобы подготовить материалы о проделанной работе по описанию географических объектов. В свет вышло сочинение под названием «Путешествие вокруг света, совершенное на военном шлюпе „Камчатка“ в 1817, 1818 и 1819 годах флота капитаном Головниным».

В 1821 г. Головнина назначили капитан-командором Морского кадетского корпуса. Он с рвением принялся за новое дело. В первую очередь Василий Михайлович перевел книгу Дункена «Описание примечательных кораблекрушений», дополнив ее материалами о трагедиях на русском флоте. Он считал, что на чужом примере будущие моряки должны научиться не терять самообладания в экстренной ситуации и принимать взвешенные решения. Как говорится, лучше учиться на чужих ошибках. Этим нововведением он нажил себе немало врагов.

В 1823 году Головнин занял должность генерал-интенданта флота и ушел с головой в работу. Кто, как не он, знал все проблемы флота изнутри? За время его нахождения в должности было построено около 200 военных судов, в том числе 10 — паровых, первых в России.

В декабре 1830 года Головнин был произведен в вице-адмиралы.

Василий Михайлович ушел из жизни на пике свой флотской и творческой карьеры. Он умер от холеры, которая свирепствовала в то время в Петербурге. Если бы не такая глупая смерть, Головнин мог бы еще послужить на благо Отечеству. Но судьба распорядилась по-другому.

Память о нем жива не только на малой родине в Рязанской области, но и в далекой Японии, где в городе Хакодате ему установлен памятник.

Продолжение следует…

Статья опубликована в выпуске 19.05.2021

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: