Богдан С. Петров Грандмастер

Алармизм и экология: в чём связь?

В последнее время в лексикон наших политических деятелей и чиновников вошло заимствованное на Западе модное словечко «алармизм», а некоторые говорят даже «нездоровый алармизм», то есть явно с неодобрительным и даже ругательным оттенком. А ещё говорят, что от этого понятия произошло движение «зеленых» — экстремистского крыла защитников природы. Что же это такое — новая «страшилка»? И как оно связано с вопросами экологии, охраны окружающей среды? Прежде всего, определимся в понятиях.

«Алармизм» — это иделогическое и научное направление, возникшее в 70-х годах ХХ века в индустриально развитых странах Запада (от английского alarm — тревога, беспокойство, паника) и основанное на представлении о неизбежности глобального экологического кризиса в результате нерегулирумого роста народонаселения Земли, истощения ресурсов, разрушения природного биологического разнообразия и загрязнения окружающей среды.

«Экология» — наука о взаимоотношениях живых существ (растений, животных, микроорганизмов) и их популяций между собой и окружающей средой. Производное от греческого oikos — жилище, местопребывание, убежище. Как говорил основатель науки Э. Геккель, экология — это наука о «домашнем быте» живых организмов, призванная исследовать все те сложные взаимоотношения, которые Ч. Дарвин условно назвал борьбой живых организмов за существование, во взаимодействии с окружающей их средой — местом их обитания. В этом смысле неправильно говорить «плохая экология», «вредная экология», так как наука не может быть плохой или вредной, таковой может быть лишь природная среда, наше природное окружение.

В первые годы представители алармизма, особенно «зеленые», истерично требовали полностью пересмотреть взгляды на индустриальное развитие человечества под лозунгом «назад, к природе». Их требования носили исключительно запретительный характер: «прекратить строительство того или иного объекта», «не рубить лес (вообще не рубить)», «не убивать пушных зверей», «закрыть химический (фармацевтический) завод», «закрыть электростанцию» и т. д., но взамен ничего не предлагали. Будет справедливо сказать, что это движение принесло и определенную пользу. Иногда удавалось, прямо или косвенно, заставлять правительства учитывать при хозяйственной деятельности необходимость охраны природной среды, позаботиться об очистке рек и водоёмов, уменьшить вредные выбросы в реки и атмосферу и т. д.

Однако прошло время, и серьезные, практически настроенные люди на Западе поняли, что подобный экологический романтизм ничего не дает, так как для повышения уровня жизни людей необходимо дальнейшее развитие науки, техники и технологии. Но каким оно должно быть? Лозунг «назад, к природе» надо сменить на другой — «вперед, к природе». И призывы типа «закрыть завод лекарственных препаратов, загрязняющий среду» стали архаичными. Ведь лекарства-то нужны! Пришло понимание того, что нужно с помощью науки, новой техники и технологии создавать новые способы экологически чистого, безотходного производства и получения экологически чистой продукции. Что толку кричать «Караул, мы все погибнем! Надо всё это прекратить!» и ничего не предлагать взамен? А не лучше ли вести дело так, чтобы природа не только не разрушалась, но даже восстанавливалась?

Сейчас экологическая наука добилась понимания обществом того, что проблемы сохранения природы имеют глобальный характер, затрагивают все страны мира и всех людей на Земле. Определились требующие решения проблемы общепланетного характера: изменения в озоновом слое атмосферы Земли, повышенное накопление углекислого газа, загрязнение мирового океана и другие, для решения которых требуется объединение усилий всего человечества. И отрадно то, что эти проблемы сейчас обсуждаются и решаются на самом высоком уровне. Вспомнить хотя бы «Киотский протокол» по ограничению вредных выбросов в атмосферу, подписанный и принятый к исполнению большинством промышленно развитых стран мира (кроме США, но и они собираются это сделать).

Поясню на примере отрасли, которой я занимаюсь, — на примере сельского хозяйства. Может быть, это покажется странным, но именно сельское хозяйство является основным загрязнителем и разрушителем природы Земли. И причина этого — интенсификация, которая накормила людей, но разрушает природу. Поэтому в 1992 г. около 1200 ученых, собравшихся со всех концов Земли на конференцию ЮНЕСКО в городе (мечте Остапа Бендера) Рио-де-Жанейро, приняли новую концепцию дальнейшего развития сельского хозяйства на длительную перспективу — «Концепцию устойчивого развития». Она гласит, что для устойчивого развития в будущем сельское хозяйство должно стать экологически безопасным, но, при этом, экономически выгодным.

К этой концепции пришли не сразу. Сначала пытались отказаться от использования основных загрязнителей и разрушителей природной среды, применяя альтернативные, биологические и другие подобные технологии. Их суть проста — не использовать минеральные удобрения, гербициды и другие химические продукты при выращивании растений, как можно меньше рыхлить и уплотнять почву и т. д. В общем, как говорил незабвенный Тарапунька, добиваться мяса и удою, но кормить коров одной водою. Результаты использования таких технологий оказались, мягко говоря, плачевны: почвы истощаются, поля зарастают сорняками, а урожаи падают, так что «экологически чистая» продукция с этих полей обходится гораздо дороже. Но главное-то, главное — природа всё равно разрушается! Да мы это знаем и на примере России: как только перестали вносить удобрения, применять химию, так и урожаи резко сократились, а продукция стала в 3−4 раза дороже, чем на Западе. Вот и конкурируй с ними после этого!

Новые технологии, рекомендуемые «Концепцией устойчивого развития», назвали малозатратными, экологически оправданными. В них не отказываются от достижений научно-технического прогресса, но используют эти достижения так, чтобы и природа не страдала, и урожай был на достаточном уровне. Почвы, особенно наши замечательные русские черноземы, обладают чудесным свойством — с помощью органического вещества, органических кислот и почвенных бактерий они разлагают попавшие туда химические вещества на составляющие, не опасные для жизни, а даже преобразуют их в полезные продукты, которыми питаются растения. Но санитарные способности почв не безграничны. Если, стремясь получить всё больше и больше продукции, вносить химикатов слишком много, почва не справляется, химикаты накапливаются, разрушают почву и отравляют всё живое, так что устранять последствия будет дороже, чем стоимость дополнительного урожая. Спросите любого заграничного фермера, может ли он получать урожай больше, чем сейчас? И услышите стандартный ответ: «Да, могу, если вносить больше удорбрений, но не стану этого делать, потому что разрушу почву, а урожай обойдется мне дороже». Они все это поняли, пора и нам!

Вопреки широко распространенному заблуждению, растения не питаются химическими веществами, вносимыми с минеральными удобрениями. Эти вещества перерабатывают почвенные микроорганизмы, а растения потребляют уже продукты их переработки в доступной для себя форме. Но, если удобрений слишком много, бактерии не успевают их перерабатывать или преобразуют не до конца, и химия поступает в растения, а затем — в наши желудки вместе с овощами, арбузами, дынями и другими вкусностями в виде нитратов, нитритов и другой отравы, а мы потом животиками маемся. То есть пользы от чрезмерных доз удобрений никакой, а вред очевиден. Вот вам и правило: не вносить химикатов больше, чем может очистить почва. Мне могут возразить: но урожай-то станет ниже? Есть выход: во-первых, вносить в почву бактерии, которые перерабатывают азот (основное питательное вещество для растений) из воздуха в доступные растениям органические формы; во-вторых, применить удобрения в органической форме (переработанные навоз и растительные остатки); в-третьих, запахивать в почву специально выращенные как «зеленое удобрения» бобовые растения — клевер, люцерну, горох и другие. Это обойдется значительно дешевле, чем изготовленные промышленным способом минеральные удобрения, но намного полезнее для почвы и растений.

А как же сорняки и вредители? Всё достаточно просто, если постараться. Можно применить биологические средства — полезных насекомых, микроорганизмы, а также биологические препараты, уничтожающие наших «врагов», но безопасные для культурных растений и человека. И всё это дешевле, чем химия. Что касается болезней растений, то и против них найдутся биологические препараты, а если их пока нет, то лучше обработать семена: расход химикатов в десятки раз меньше, чем при внесении в почву, а эффект выше, так как растения излечиваются ещё «во младенчестве». Ну, в общем, разумное сочетание прежних, проверенных средств с новыми, биологическими, — это и есть низкозатратные, экологически безопасные технологии, благодаря которым нам и в будущем будет что покушать. Я здесь не касался генетически модифицированных культурных растений, но это современная страшилка, так что лучше не тревожить улей, или, как говаривал М. Задорнов (это который сатирик), «не надо лохматить бабушку!».

В общем, алармизм, несмотря на истеричность и экстремизм его последователей, заставил задуматься власть предержащих и принять решения, способные предотвратить глобальную экологическую катастрофу, и сейчас эти решения воплощаются в жизнь, что заметно и в России. Так что есть надежда, и будем жить!

Обновлено 27.01.2008
Статья размещена на сайте 14.12.2007

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: