• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Ирина Дорофеева Профессионал

Московская коммуналка. И жизнь, и слезы, и любовь? Часть1

Как и все дети, Маринка обожала маму, она была для Маринки самой-самой. Самой красивой, самой любимой и самой любящей, самой заботливой, самой умной и дальше самой-самой без конца. Маринке всегда было ее мало, всегда не хватало. Как она ждала маму! Всегда, везде — ждала, скучала и очень-очень любила.

Фото: Depositphotos

Мама развелась с мужем (Маринкиным отцом), когда той было всего два года. Маринка его совсем не помнила и не знала. У нее была только мама. Не было папы, не было бабушек, дедушек (мамины родители умерли очень рано, задолго до Маринкиного рождения, а папина мама с ними не общалась), не было братьев и сестер. Никого. Только мама.

Конечно, мамина жизнь была полностью закольцована на дочке. Это удел всех одиноких мам, а у Маринкиной к тому же не было никого, кто мог бы хоть немного помочь ей. На нее свалились все проблемы — материальные, моральные, воспитательные, организационные. И она решала их как могла.

Работала, успевала вкусно готовить и содержать их скромное жилище в чистоте, знакомить свою излишне любознательную дочь с музыкой, литературой, театром, беседовать на тему «что такое хорошо и что такое плохо» и делала все остальное, что входит в ежедневную жизнь любящей и заботливой семьи. Только мама была совсем одна.

Иногда — очень редко — она выбиралась в театр или на концерт. На этот вечер Маринка поручалась кому-нибудь из соседей. Чаще всего — Павле Николаевне и тете Асе, бабушке и маме ее приятеля Андрюшки. Они играли с Андрюшкой, потом Павла Николаевна звала их ужинать, а потом Андрюшка шел спать, а Маринка шла ждать маму.

Она ждала ее, сидя сначала на широком подоконнике, а потом в кровати в их самой большой комнате заснувшей московской коммуналки, прислушиваясь к каждому звуку и радостно узнавая негромкий щелчок замка входной двери на противоположном конце длинного коридора.

Потом осторожные тихие шаги. Ближе, ближе. И вот улыбающаяся мама потихоньку входит в комнату, а Маринка от счастья шмыгает носом, стараясь не выпустить слезы из глаз. Она знает, мама расстроится, если Маринка все-таки разревется, но она так скучала без нее! Маринка обнимает ее — еще холодную после улицы, прижимается к ней крепко-крепко. А мама смотрит на нее хитренько так и спрашивает — угадай, что я тебе принесла? Смешная такая мама — что здесь гадать? Конечно, что-нибудь сладенькое!

Из театра — необыкновенные воздушные пирожные с вкуснейшим кремом в маленькой белой или розовой коробочке с бантиком, такие красивые, что их жалко было есть. Жалость, правда, длилась очень недолго. А после концерта были конфеты. Шоколадные, в хрустящем нарядном пакетике. Маринка лопала свои гостинцы сидя в кровати, пока мама меняла нарядное платье на домашний халатик. А потом засыпала, ощущая во рту сладкий вкус театрально-концертной Москвы, а на волосах — ласковую мамину руку. Счастье было абсолютным.

Когда Маринка училась в первом классе, мама стала работать в пригороде. Это называлось — «за квартиру». Живя в коммуналке, Маринка не очень представляла себе отдельное жилье.

Она хотела остаться здесь, в их огромной квартире с соседями. Это был ее круг людей — с искренней дружбой, захватывающе интересными судьбами, неравнодушием и готовностью помочь вплоть до «последней рубахи». Впрочем, скандалы на кухне по поводу ложки, оставленной на чужом столе, тоже никто не отменял. Зато какими яркими и шумными были примирения! А общие застолья в коридоре! А обязательный «лишний» противень пирожков — для соседей! А вы говорите — отдельная квартира…

Кроме того, маму она стала видеть меньше.

Мама уходила из дома в 5 утра, успев заплести Маринке тугие тоненькие косички (та при этом не просыпаясь сидела в кровати) и оставить на столе завтрак, накрытый чистым полотенчиком. Выудить Маринку вовремя из кровати, проследить, чтобы утром она позавтракала, а после школы пообедала (маминым супчиком в крошечной салатовой кастрюльке) — эти задачи с успехом выполняли соседи.

Приезжала мама часов в 7 вечера, очень уставшая, и немедленно впрягалась в домашние дела. Маринка слонялась за ней по квартире, болтаясь в дверях кухни (детям в кухню входить запрещалось — газовые плиты и газовая колонка считались небезопасными) или сидя в ванной на высокой лавке рядом с тазом, в котором мама быстренько стирала какую-нибудь одежку «на завтра». Одежки-то было немного.

Уроки мама не проверяла. Маринка понимала, что у нее просто не оставалось сил. Но Маринка училась хорошо и с удовольствием, надобности в контроле не было.

Кстати, о школе…

Продолжение следует…

Статья опубликована в выпуске 9.08.2020

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Девочку понять можно. Она не хотела уезжать оттуда, где она привыкла жить. Дети не замечают трудностей жизни.
    Сейчас мало, кто из детей вообще понимает, что такое комуналка.

    Оценка статьи: 5

  • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 9 августа 2020 в 17:50 отредактирован 9 августа 2020 в 17:51

    Как часто дети - жертвы родительских решений...
    "Ребенок этот только мой" - было можно думать и делать нашим мамам, женщинам 70-90 гг. И потом уходить в 7, чтобы возвращаться домой к ночи. Ведь надо и работать, и личную жизнь как-то налаживать...

    Улыбнуло "дали заработанную мамой квартиру". Как часто думали наши мамы.
    Когда заработаны они были на самом деле другими, всеми нами, но "давали" нам, потому что это мы "заработали". Как "бесплатные квартиры"-)

    А повествование (насколько понимаю биографическое), конечно, вполне печальное. И такое похожее на половину нас, тех детей, Советского Союза, 70-80 гг.

    • Игорь Ткачев, приветствую. Вы правы, судьбы детей времен позднего СССР во многом схожи. Как схожи и судьбы их родителей, вынужденных много работать для блага своей семьи, впрочем это и сейчас актуально. Мало что изменилось - детям всегда нужна родительская любовь и забота, а родителям - чуть больше времени, чтобы все успевать. Как всегда, не хватает 25-го часа, не правда ли? А история совсем не печальная - ведь "счастье было абсолютным")))
      Спасибо за ваш интерес к статье. Возможно, вам будет интересно продолжение

      • Ирина Дорофеева, не за что.
        Я, правда, думаю "в обратную сторону". Времени нашим мамам, и нам всем не хватает, не потому что нет 25-го часа, а потому что мы не умеем уделять чуть больше времени дей-но важным и нужным делам и людям в нашей жизни. Нас так "выдрессировали", что Arbeit ueber alles.
        Меньше работать, чаще бывать со своими любимыми... быть умнее здесь. Все дела ведь никогда еще не бывали переделаны, дети так быстро взрослеют, а жизнь проходит мимо.

        Вот и я недавно, взрослый дядька спросил свою маму: мам, а я действительно твой родной сын?
        Ведь ты все время была на работе, и не помню ни твоих поцелуев, ни объятий...

        Нельзя быть "под копирку".
        Думайте, и всегда вычленяйте важное и главное в вашей жизни.