• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Ира Марит Профессионал

Чем меня удивили мужчины Парижа? Несколько мимолетных встреч

С чем у многих из нас ассоциируется Париж? С романтикой, любовью, изыском?.. Можно продолжать этот ряд. Для меня Париж связан еще и с несколькими очень короткими встречами с незнакомцами. Но в этих встречах, мне кажется, проявилось нечто едва уловимое, заставляющее удивиться характеру парижанина.

Фото: Depositphotos

Эпизод 1. Букет невзначай

Париж дарит очень явственное ощущение, что ты — прежде всего женщина. Выражается это не столько в наличии модных магазинов — «мекки» Лафайет, бутиков парфюма, райских уголков, где продается шоколад, не Пляс Пигаль с Мулен Руж и секс-шопами. Скорее всего, это чувство приходит благодаря парижским мужчинам.

Пересекаясь с тобой взглядом, парижанин не смущается, не отводит глаз. Что-то неуловимое появляется в выражении лица, что дает понять — ты привлекаешь его внимание. Потом он может приостановиться и, чуть улыбаясь, произнести: «Бонжур». А что он ждет в ответ — просто улыбку.

Квартал на набережной Сены, где раскинулся цветочный рынок. Торопливым шагом, почти бегом, навстречу идет невысокий аккуратного вида молодой мужчина. На сотую долю мгновения наши взгляды пересеклись, и мы продолжаем идти каждый в свою сторону. Но что-то заставило меня обернуться, и я удивляюсь тому, что такое же желание возникло и у него. Мы оба улыбнулись. Через пару минут он вдруг догнал меня, протянул маленький букет ландышей и, махнув рукой, устремился дальше.

Эпизод 2. Встреча в метро

Парижское метро, скажем прямо, не самое привлекательное место в городе. И этот эпизод в метро произошел со мной в один из моих первых визитов. Я тогда плохо ориентировалась в хитросплетениях подземки, объявления по громкой связи ввергали меня в ступор.

Поздним вечером, нагулявшись по городу, я спустилась в метро. Спустившись, я поняла, что буквально проскочила в последнюю минуту. Тут же села в подошедший поезд. Голос по громкой связи о чем-то предупреждал, а может, напоминал. Как я уже сказала, тогда я не в состоянии была что-либо понять, к тому же посадка в вагон требовала некоторых усилий. Дело в том, что только в последние годы у поездов парижского метро появились автоматически открывающиеся и закрывающиеся двери, в то время двери открывались и закрывались вручную.

Сев в поезд, я не сразу сообразила, что он двигается не по маршруту, в конце концов вагон встал в каком-то тоннеле. А в вагоне я была не одна. В другом его конце сидел человек, на голове которого красовался цилиндр. Я бы сказала, слово «красовался» здесь не совсем уместно, скажем, я заметила, что с моим попутчиком что-то не так.

Заметив, как я смотрю в его сторону, он сказал какую-то фразу. «Жё нэ компранэ па», — нервно взвизгнула я. Тогда он придвинул к себе очень потрепанный кофр и начал в нем копаться.

И тут началось что-то из ряда вон: мужчина достал белые перчатки и надел их. Потом достал достаточно толстую веревку. Мои ощущения, честно говоря, были не из приятных. Поезд стоит в тоннеле. Ночь. Кругом ни души.

А он встал, подошел к двум длинным металлическим трубкам в конце вагона, натянул между ними веревку, набросил не то палантин, не то очень широкий шарф — получился импровизированный занавес. Несколько скрипуче заиграл джаз, и над занавесом появилась кукла с игрушечным саксофоном. Кукла самозабвенно музицировала, мелькали руки в белых перчатках, тряпичный подбородок то отпадал, то опять вставал на место.

Я не заметила, как состав тронулся. Мы снова приехали на ту же станцию, где я села, и поезд поехал по обычному маршруту. Концерт вдруг закончился, реквизит исчез в потрепанном кофре, а незнакомец, открыв дверь, выскользнул на остановке. Я посмотрела в окно, но удалось зацепить взглядом только цилиндр.

Эпизод 3. Вишенка и маслинка

Летнее кафе, я смотрю по сторонам в поисках свободного места, но все столики заняты. Серьезного вида месье сидит за столиком, ближайшим ко мне, перед ним кофе, бокал вина, тарелочка с «аперо». Вдруг он делает жест, разрешающий подсесть к нему за столик.

Я сажусь, заказываю кофе с любимым десертом. Мой французский не настолько хорош, чтобы завязать непринужденную беседу, поэтому, улыбнувшись друг другу, мы сидим молча.

Тем не менее вскоре моему виз-а-ви пришла в голову мысль, как наладить общение. Он достал блокнот, ручку и стал рисовать картинки, из которых я поняла, что он работает в автомобильной компании неподалеку. При помощи развернутой салфетки — Париж, он рассказывает, где живет. Прибор, нож, это Сена, маслинка — Триумфальная арка, вишенка из моего десерта — это наше кафе, ломтик лимона — его дом.

Общение было приятно нам обоим, и время пролетело незаметно. Его обед, видимо, подошел к концу. Прощаясь, он раскрыл ежедневник, показал, что будет здесь в кафе (вишенка) завтра. Я развела руками. Улыбнувшись, он сказал: «Дезоле», — и заторопился на работу. Кажется, мой «собеседник» даже не очень огорчился моему отказу.

Эти мимолетные встречи в Париже… Они совершенно ни к чему не обязывали, не преследовали далеко идущих целей. Но парижские незнакомцы сумели превратить их в приятное воспоминание.

Статья опубликована в выпуске 21.10.2020

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Легко и непринужденно, вполне по-французски написано.
    Меня в Париже тоже обаяла атмосфера лёгкости и непринуждённости. Это французское l'art de vivre чувствовалось повсюду.
    Не было хамства и минимум напряжённых лиц.
    Хотя ко мне никто не подсаживался и никуда не приглашал-)

  • Легко, непринужденно, по-парижски)))

  • Я в Париже давно был, еще в середине 90х - и еще тогда меня отвращал "арабоватый" вид и запах Парижа.
    А ребята были и в 2000е годы и теперь - и говорят, что с 90ми не сравнить. От афро-арабоватых наглых попрошаек не протолкнуться - и не знаешь, где тебя достанут. Может в Лувре не достанут, но... и там могут.

    Оценка статьи: 3

    • Игорь Вадимов, Культупа маргиналов - "клошаров" существовала в Париже давно и ассоциируктся с городом наряду с Эйфелевой башней))) , Эту тему поднимал еще Виктор Гюго в "Отверженных" .В силу социально исторических причн это явление приобрело свою этгическую специфику. Для нас конечно приятние "классические клошары".