Игорь Ткачев Грандмастер

Как вместе с деревьями вырубают воспоминания? Вишневый сад на новый лад

Они гордо стояли там лет сто, а может, и того больше. Три огромных тополя, издали напоминавшие каких-то сказочных, былинных, из детских книжек Пушкина или с картин Шишкина, лесных великана, со вскинутыми к небу зелёными руками, массивными, кряжистыми корпусами и даже лицами, при наличии чуточки воображения на которых можно было разглядеть и глаза с хитрым прищуром, и старческие носы, и большие молчаливые рты.

Три гигантских, уже родных тополя — то ли с Плющихи, то ли ещё откуда. Но скорее — из моего далёкого, нескладного детства, когда деревья были большими, а мир — ещё добрым.

Два года я ходил на работу и всякий раз внутренне радовался, почти пел, разом сгоняя тоску от предстоящей офисной рутины и зелёной тоски, невольно ускоряя шаг, когда издали видел эти три огромных, по немалой человеческой жизни, а то и нескольким поколениям на каждого, знакомых тополя.

Они, эти три исполина, словно на минуту, что я к ним приближался и проходил рядом, приглашали меня в моё далекое и уже почти забытое детство. Мерный шелест их трепетных, матово-зелёных листьев с высоким шумом в густых кронах, когда у самой земли тихо и безветренно, а там наверху свистит злой ветер и бушуют какие-то неведомые страсти, колыбельное, убаюкивающее покачивание к небу поднятых, как в молитве ветвей-рук, пронзительный крик ворон и галок на их ветвях, нежно и призывно звали, приглашали меня туда, где я не был уже лет тридцать, а казалось, и никогда. В моё детство.

Тогда, всего течение каких-то трех-пяти минут, что я приближался к ним, издали вглядываясь в их кряжистые абрисы, моё со временем уже очерствелое и холодное сердце враз согревалось, оттаивало и напоминало мне, что и я человек, и я был маленьким, и что на земле, оказывается, есть ещё что-то, а не только вечная работа и гонка за успехом.

В течение этих трех-пяти минут в моей давно давшей течь памяти, словно затонувшие лодки и корабли, один за одним всплывали далёкие и тёплые воспоминания: я видел ту самую тополиную аллею у нашего дома, тогда, когда вся семья ещё была вместе, дед ещё жив, а бабушка, суетливая и счастливая, по субботам готовила огромную кастрюлю украинского борща. Иногда по воскресеньям мы все вместе ходили гулять под балконами четырехэтажных «хрущовок», проходили словно сквозь солдатский строй построенных на парад стройных часовых, заходили в «Кулинарию» с большими и толстыми витринными стеклами во весь этаж, где мне, шестилетнему и мучимому жаждой пацану, обязательно наливали большой гранёный стакан томатного сока из большого, трехлитрового «баллона». Я алюминиевой чайной ложкой смело и щедро додавал в стакан с густой тёмно-алой массой каменной грязно-серой соли, взбалтывал содержимое до легкого водоворота, уже привычным движением кисти откладывал ложку в сторону и, улыбаясь попеременно то деду, то бабушке, счастливо и жадно выпивал содержимое стакана.

Мы делали круг, миновали старинное, ещё в лепке соцреализма, здание вокзала, с которого я потом уезжал раз сто и возвращался не меньше, заходили на колхозный рынок, покупали то да сё, по дороге обязательно встречали пару-тройку добрых знакомых, обменивались с ними приветствиями и пожеланиями здоровья, возвращались, снова проходили сквозь строй тополей-часовых, радостно шелестящих нам листвой на высоком ветру. И так от этого размеренного шелеста становилось тепло и покойно, как потом не будет почти никогда…

Хорошее, далёкое время, которое не вернётся…

А теперь… Теперь их чья-то безжалостная и грубая рука взяла и спилила… Спилила под самый корень. Одноминутно, решительно и со знанием дела.

Я шел и с внутренней жалостью и едва скрываемой ненавистью наблюдал за тем, как со знанием своего убийственного дела, опытно и профессионально, безжалостно и бессмысленно рабочая бригада из пяти-шести человек с хищническим и одновременно равнодушным оскалом на простых крестьянских лицах так же равнодушно разрезала на ровные куски тела моих старых друзей, почти родственников. Разрезала и мою жизнь, моё прошлое, моё лучшее, что ещё теплилось где-то там, глубоко.

Тогда, проходя мимо, я всего лишь смачно и с выражением плюнул в сторону двуногих, резавших мою братию на куски. Вложив своё искреннее чувство, своё презрение к ним. Те только вяло посмотрели мне вослед, наверняка ни о чём не догадавшись. И лишь лениво пожали плечами, обронив какое вялое «*лять» или что там у них в душе. Я пошёл дальше, на вечную работу. Рабочие распилили трупы тополей и пошли на обед, под дешёвый портвешок…

Теперь, когда я каждое утро следую по своему маршруту, мне уже издали не машут руками-ветвями древние и такие родные тополя. На их месте красуется новая парковка, мест на сто, а может, и на все двести. Нужное дело.

Из блестящих машин в такт моим шагам выходят счастливые и успешные мужчины и женщины. Счастливо смеются дети. Флиртуют юноши с девушками. И никто не знает, что ещё месяц тому здесь была другая жизнь, другая история, другой смысл…

Обновлено 2.12.2015
Статья размещена на сайте 30.11.2015

Комментарии (30):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Да, как то вспомнилась липовая аллея пушкинских времен в Михайловском, аллея Керн называется. В этом году, когда я ездила туда на экскурсию, нас даже не пустили пройтись по ней. Оказывается, недавно произошел несчастный случай на этой аллее, когда по ней проходили туристы. Корни у лип находятся почти на поверхности и от вибрации старые липы падают, поэтому запретили массовое хождение групп по этой аллее - вот так вот Не все не вечно под луной...

  • Игорь, жалко, конечно, птичку, вернее тополя, но я думаю они у вас растут в городе, а город - это большое скопление народа - раз, вибрация от машин - это два и ваши тополя представляют опасность для вас же...а то сюжетик мог бы быть таким...идете вы как-то на работу, любуетесь высокими тополями (ничего не имею против, сама любуюсь) и вдруг, этот великан падает на вас Конечно срубать то совсем не надо было, спилили бы верхушки и скамеечки рядом для бабушек поставили и игровую площадку для детишек, автостоянка это не замена...ох, уж эти автолюбители, лучше бы пешком ходили и воздухом дышали...

    • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 4 декабря 2015 в 10:50 отредактирован 4 декабря 2015 в 10:51

      Лидия Богданова, у нас асфальт кругом вместо "тополей".
      И жаль когда вырубают целые сады, ка у нас на районе, ради стандартных коробок.

      Вы пытаетесь необходимый прагматизм подвести под вездесущую урбанизацию. Да, часто он оправдан. Если не всегда - ведь всегда можно найти аргументы и логику в защиту любого действа.
      Но все это не по мне...

    • Лидия Богданова, просто замечательно - раз деревья падают, то рядом обязательно надо для привлечения старушек скамеечку подставить. Поближе. Чтобы наверняка...

      Оценка статьи: 3

      • Игорь Вадимов, так я написала подпилить тополя, как у нас в Питере и не упадут Что же вы так на бабушек то, пусть живут

        • Лидия Богданова, у тополей за один год, как я заметила по нашим тополям, очень быстро вырастают новые веточки. пусть тоже живут если их подстригать каждый год то и цвести они не будут, это я об аллергии на пух

  • Этот год в нашем городе был объявлен годом парков и скверов. И когда летом в моём ближайшем парке начали реконструкцию, первое что там сделали — спилили огромную столетнюю иву, местную достопримечательность в три обхвата над озером. И заодно ещё несколько обычных деревьев поблизости. Спилили по ошибке.
    Был большой скандал, кого-то вроде оштрафовали, а толку-то теперь.
    Это было такое дерево, что без него парк словно части души лишился. Местные жители потом к этому пню цветы носили.

  • По тексту поставил бы отлично.
    А по немотивированное злобе - снял 2 балла.
    У нас в Питере постоянно пилят Ваших братьев.
    Потому что посадили их когда-то, после войны, не думая о будущем.
    Потому что у людей аллергия на пух.
    Потому что с возрастом они подгнивают изнутри и падают - при ветре или без ветра - калеча пешеходов, которые не успели увернуться, ломая дома, столбы, машины - которым и вовсе не увернуться.
    В этом году я, со слезами на глазах, собственноручно спилил три березы на моем участке. В начале освоения именно их выбрал для роста (мой участок был когда-то колхозным полем, которое все заросло лесной мелочью, я вначале, 20 лет назад, старательно "выполол" все те деревья и кусты, которые, по-моему мнению, вскоре стали бы проблемой) - ан они немного наклонились, очень-очень выросли - и почти уперлись в линию электрических проводов к соседнему участку. В случае сильного ветра этой зимой или весной - они ее порвали бы. Их было очень жаль, хоть выбора и не было. Они были крепкие и здоровые.
    В отличие от подтрухлявевших городских тополей.
    И при чем тут вишневый сад? Лишь бы сказать красиво.

    Оценка статьи: 3

    • Игорь Вадимов, по слухам, где-то там у вас есть дуб Петра-I ? Как он поживает?

      Оценка статьи: 5

      • Сергей Дмитриев, по Линдуловской роще гулял. Кр-р-расота!
        Царь Петр велел заложить для постройки кораблей - а к тому времени, как они достаточно выросли, мачты уже не из этого делать стали. Сосны - стройнющие! Высотущие! Одно слово - заповедник.
        А про дуб Петра Первого... Сейчас даже не помню, боюсь соврать. У нас в Питере дубы - сами - вроде не растут. У нас сосны, елки, да всякая мелочь. Дубы южнее растут.

        Оценка статьи: 3

    • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 3 декабря 2015 в 13:02 отредактирован 3 декабря 2015 в 13:04

      Игорь Вадимов, где ж вы там злобу (да немотивированную увидали)?

      У меня аллергия на авто (вы не задумывались, что вы, и я, дышим тоннами свинца и кадмия от этих самых машин, например)? Вреднее тополиный пух или миллионы машин?

      Срезали их не из-за аллергии. А просто стоянка под маркетом понадобилась.

      Вы во многом, кон-но, правы. Но в данном случае оказывается все просто прагматично и утилитарно. Нам асфальт милее деревьев и травы под ногами-)

      • Игорь Ткачев, когда мы с дизайнером Проектного отдела ЧМЗ проходили в столовую соседнего "Уралдомнаремонта" между самосвалами и кранами, он сказал, что чувствует идеосинкразию к машинам, чем пополнил мою эруНдицию. Когда я прохожу сквозь скопища автомобилей, я вспоминаю того дизайнера, который разрабатывал столовые приборы из нержавейки. Они шли на экспорт даже за бугры соцлагеря.
        Есть и примеры трепетного сохранения деревьев от цунами застроек.

        Оценка статьи: 5

        • Сергей Дмитриев, вы, наверняка, имели в виду "идИосинкразию". А по-русски попросту отвращение, нетерпимость.

          Беда не столько в машинах, сколько в том, что, простите, каждая жопа торопится усадить себя в авто. Даже если и ездит за поворот.
          И всем (у нас именно так - на тебя посмотрят как на идиота, если ты вздумаешь автолюбителю говорить о вреде от машин) наплевать на окружающую среду, на те же свинец и кадмий тоннами в воздух.

      • Себялюбцу и человеконенавистнику тяжело жить с нами, нормальными людьми.
        "Я шел и с внутренней жалостью и едва скрываемой ненавистью наблюдал за тем, как со знанием своего убийственного дела, опытно и профессионально, безжалостно и бессмысленно рабочая бригада из пяти-шести человек с хищническим и одновременно равнодушным оскалом на простых крестьянских лицах так же равнодушно разрезала на ровные куски тела моих старых друзей, почти родственников. Разрезала и мою жизнь, моё прошлое, моё лучшее, что ещё теплилось где-то там, глубоко.

        Тогда, проходя мимо, я всего лишь смачно и с выражением плюнул в сторону двуногих, резавших мою братию на куски. Вложив своё искреннее чувство, своё презрение к ним. Те только вяло посмотрели мне вослед, наверняка ни о чём не догадавшись. И лишь лениво пожали плечами, обронив какое вялое «*лять» или что там у них в душе. Я пошёл дальше, на вечную работу. Рабочие распилили трупы тополей и пошли на обед, под дешёвый портвешок
        "
        Напрасно надеетесь. Они Вас даже не заметили. И ушли не из-за Вашей ненависти к ним. Разве что Вы с криком «*лять» вокруг них прыгать начали - и плевать уже на них.
        Деревья - до людей - росли в лесах. А у лесов есть цикл. Вначале растет мелочь, затеняя землю. Лет примерно 20.
        Затем на затененной земле вырастают "нормальные" деревья. Они захватывают этот участок и под их давлением в этом месте мелочь вымирает. Лет 20-40.
        Потом этот участок замусоривается, заполняется всяким горючим мусором - лет еще 40-60 - и сгорает. Практически мгновенно, если сравнивать с длительностями предыдущих периодов.
        ...а потом на пустоши снова вырастают кустарники и всякая мелочь, начиная новый цикл.
        Впрочем - кому я это пытаюсь объяснить!?
        Одно хорошо - я узнал, что, ненавидя людей, Вы хотя бы деревья любите.

        Оценка статьи: 3

        • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 3 декабря 2015 в 14:53 отредактирован 3 декабря 2015 в 15:05

          Игорь Вадимов, вы бы воздержались от оскорблений в мой адрес.
          Обсуждайте статью и свои (около)темы.

          У лесов, как и у людей, есть циклы. Вы правы. Просто вы снова упускаете, что речь не о лесе и о естественной жизни-смерти. А о том, что три дерева, полных истории, дарившие радость (и не мне одному) были спилены под место для парковки.
          Смерть дерева, в данном случае, была насильственной, если хотите.

          • Игорь Ткачев, я не вполне понял, чем именно я Вас оскорбил. Не тем ли, что цитируя Вашу статью, подчеркнул некоторые места? Объясните, что я написал или процитировал оскорбительного - я извинюсь. Или объяснюсь.

            В статье про парковку не было ни слова.
            Были деревья.
            Их кто-то приказал спилить.
            Бригада приехала и исполнила этот приказ.
            В чем виноваты эти люди и почему Вы обозвали "двуногими хищниками" именно их, а не лощеного господина в хорошем костюме, отдавшего это распоряжение - мне совершенно непонятно.
            Почему свою злость Вы обратили на рядовых пильщиков деревьев (очень нужная и вовсе не высокооплачиваемая профессия), а не на господина в костюме, отдавшего приказ? У него длинные руки? А плюнуть на работяг - безопасно?

            Оценка статьи: 3

            • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 3 декабря 2015 в 16:53 отредактирован 3 декабря 2015 в 17:01

              Игорь Вадимов, хотя вот этим вы пытаетесь меня задеть: "Впрочем - кому я это пытаюсь объяснить!?
              Одно хорошо - я узнал, что, ненавидя людей, Вы хотя бы деревья любите."

              Потом, вы знаете здешние правила, и правила хорошего тона тоже: обсуждайте статью, а не автора.

              Что до: "В чем виноваты эти люди и почему Вы обозвали "двуногими хищниками" именно их, а не лощеного господина в хорошем костюме, отдавшего это распоряжение - мне совершенно непонятно." - виноваты в том, что никому в голову не пришло сказать "нет" тому самому господину (по-вашему, ведь это исключительно он виноват). Не пилить. Выйти из ряд вон.
              В этом.
              Каждый отвечает за себя, даже когда над каждым есть "господин в костюме".

              • Игорь Вадимов Игорь Вадимов Грандмастер 3 декабря 2015 в 17:04 отредактирован 3 декабря 2015 в 17:05

                Игорь Ткачев, за фразу "Впрочем - кому я это пытаюсь объяснить!?" - прошу прощения. Рад, что остальное Вы не считаете оскорблением. Тем более - про Вашу мизантропию Вы писали неоднократно.

                Ожидаю встречного - хотя бы объяснения - почему вы так взъелись на работников госкоммунхоза - вместо того, чтобы высказать свое возмущение их руководству, отдавшему, возможно за плату, данный приказ.
                И за что ВЫ их так наоскорбляли в этой статье. Их, а не их начальство.

                Оценка статьи: 3

                • Игорь Вадимов, "взъелся" - я попросту, проходя мимо, имел всего минуту "возненавидеть" именно их. Так как пилили и рубили именно они.
                  Ну, и потом, я, кажется, пояснил вот здесь: - "виноваты в том, что никому в голову не пришло сказать "нет" тому самому господину (по-вашему, ведь это исключительно он виноват). Не пилить. Выйти из ряд вон." Даже задуматься, кажется. Спилили ведь - рука ну дрогнула.
                  И чувство это было непродолжительным.

                  • Игорь Ткачев, не зная ситуации, я вообще не уверен, виноват ли кто.
                    В Питере постоянно пилят деревья.
                    Много лет назад я работал на Васильевском острове, когда там в сильный ветер брякнулось дерево и наделало дел (кажется даже кого-то покалечило), то на той аллее все деревья обстучали - и большую часть их спилили.
                    Потом, уже в другом месте Питера, я столкнулся с такой же ситуацией - ветер, падает дерево, рвет провода, ломает крышу, выбивает стекла и, кажется, даже как-то выводит из строя квартиру в доме (двухэтажном) - и тоже мгновенная реакция районного начальства, там сразу в парке с десяток деревьев, способных на такое же, спилили.
                    И тут уже я сам увидел - одно из них, на вид совершенно прочное - тоже погнило и было на грани...
                    Вы, говорите, на "них" не взъелись, не испытываете ненависти к ним?
                    Если Вы в спокойном состоянии способны так обозвать Ваших, возможно, соседей (наверняка горожан Вашего города) - то на что Вы способны всердцах?
                    Всего лишь за то, что они делают свою работу.
                    Ну не ходили они на работу тем путем, что Вы!
                    Не знают Ваших привычек и Вашего мнения.
                    Им сказали - спилить. Они поехали и сделали. Причем, в 99% случаев их работа спасает кого-то. Кому-то жизнь, кому-то здоровье - не будут убиты или покалечены падающими деревьями. Спасают имущество, дома, помогают избегать аварий. Нужная служба города. А Вы их нелюдями обозвали... Нехорошо.

                    Оценка статьи: 3

                    • Игорь Вадимов, отвечу так, просто: когда ваше родное, вам близкое и понятное, бездушно и беЗумно уничтожают - вы будете философствовать и "всех понимать"?

                      Вы вот активно здесь боретесь с теми, кто не разделяет вашей любви, как вам кажется, к СССР и России - больше слов понимания для них или сильных эмоций, доказать и показать, что они неправы?

                      Все довольно просто, хотя и не бесспорно.

  • Вот уж действительно: хорошо - это когда мне хорошо.

    • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 3 декабря 2015 в 10:11 отредактирован 3 декабря 2015 в 10:23

      Вячеслав Старостин, теперь хорошо тем, со стоянкой-)

      Все-таки есть разница: хорошо от пения птиц, солнца и шепота крон деревьев, или хорошо от стоянки, на которую я поставлю свою машину. Вы ее видите?
      -)

  • Сергей Дмитриев Сергей Дмитриев Мастер 3 декабря 2015 в 01:56 отредактирован 3 декабря 2015 в 02:01

    А Вы помните картину А. Пластова "Смерть дерева" ? Она могла бы быть "эпиграфом" к этой статье. М/б В. Старостин выложит её? Мы тоже были свидетелями такого варварства. Близкий сосед съехал и увёз свой трейлер. Вместо него со своим трейлером вселилися упитанный мексиканец и первым делом срубил большое дерево айву, по совершенно непонятной мотивации - она закрывала его веранду-крыльцо. Плоды с этой айвы я помогал собирать прежней хозяйке Парка Маргарет и для себя.Недавно он обкарнал и большой кипарис, якобы опасно надвигающийся на крышу. Но основная крона сохранилась. Таки дела...

    Оценка статьи: 5

    • Сергей Дмитриев, картину не помню (даже не знал, что такая есть), но посмотрел.

      Мы живем преимущественно в утилитарном, материальном мире. Увы, большинство и "мыслит" такими потребительскими, утилитарными категориями. И не то, что по отношению к дереву - друг к другу.

      Беда, Сергей, еще в том, что эти йеху и не поймут, если вы им сделаете замечание: and what's your problem, man? Это your problem, а не его.

      • Игорь Ткачев, мне нравится эта картина, особенно синюшный живот вальщика. Преждевременная смерть даже дерева вызывает сочувствие: ведь мы "общей жизни лента"

        Оценка статьи: 5

        • Сергей Дмитриев, больно смотреть, как лег ко человек поступается садами и аллеями ради своих интересов.

          У меня дед знакомый, где я прожил 7 лет, спилил целый сад яблонь, груш и вишень, которые, между прочим, его кормили (он торговал ими). Чтобы только продать участок под застройку.