Ляман Багирова Грандмастер

Кузнечик дорогой... не должен никому? Часть 3

Даров разменял трешку в центре, купил жене и дочери небольшую двухкомнатную квартиру. Купил и однокомнатную на окраине для себя и «кузнечика». И был счастлив. Ему нравилось, что Вилена называла его Дюшенька. А она по-прежнему была «кузнечиком дорогим».

По несчастью или к счастью, Истина проста: Никогда не возвращайся В прежние места Фото: pixabay.com

С годами его матовая кожа немного усохла и приобрела оттенок слоновой кости. Глаза потускнели. Эспаньолка была уже не чернь с серебром, а серебро с чернью. Ему уже больше нравилось валяться на диване в толстых носках и читать толстые журналы. Или смотреть телевизор.

А Вилена по-прежнему любила красивое белье, тонкие колготки и французские духи «Интим». И тело ее было упругим и чуть влажным от желания.

Филологом она не стала и работала в какой-то юридической фирме. С теткой и прочими родными не общалась. В новую жизнь старые родственники не вписывались…

…Через семь лет Вилена сузила глаза и спокойно сказала:

— Дюшенька, я ухожу.

— Куда? — не понял Даров.

На самом деле, он все понял в ту же секунду, но хотел ошибиться. Боже, как он хотел ошибиться!

— Вообще ухожу, — уточнила Вилена, подводя глаза. — Мне надоело быть нянькой. Обед есть на три дня. Белье чистое в шкафу. За квартиру я заплатила позавчера. За год. И, пожалуйста, Дюшенька, без истерик. Имей уважение к тому времени, когда нам было хорошо.

— У тебя кто-то есть? — Даров еще не терял надежды ошибиться.

Кто-то есть — это лучше, чем если она уходит в никуда. Это ей просто кто-то затмил глаза. Он, Даров, это поправит. Будет трудно, но он поправит. Он вернет ее. Борьба с соперником вдохновит, сообщит ему силы. А вот если она уходит в никуда — это хуже. Это значит, он, сам Даров, ей надоел. Такое поправить трудно.

— Это неважно, — пожала плечами Вилена. — Я все равно уйду.

Даров попытался ее ударить. Но Вилена была гибкой. Она увернулась. Рука Дарова попала по столику с безделушками и косметикой. Он одним махом смахнул все баночки-тюбики со стола.

— И что? — Вилена смотрела на него с интересом и чуть насмешливо. — Убьешь меня?

В эту минуту она была чудо как хороша. Зеленоглазая, гибкая, полногрудая, с тонкой талией. Темно-русые с рыжиной волосы. Лиса. Жизнь — лисий хвост. Невероятно красивый, пушистый с белым шариком на конце и очень гибкий. Тебе кажется, что ты его схватил, а он грациозно повернется в твоей руке и — поминай, как звали!

— А ты стерва, — сказал Даров через минуту, ненавидя и любуясь ею.

В левой стороне груди что-то горело и тяжело ворочалось. Словно огромными лопатками мешали халву в чугунных тазах. Даров помнил эту картину из детства. Тогда запах халвы казался чудным и нежно-сладким. Сейчас было тяжело и противно-приторно во рту.

— Стерва — это мясо, — спокойно сказала Вилена. Она накрасила губы перламутровой помадой и сейчас смотрела на него в упор. — Жилистое, провяленое мясо. Его не укусишь. Только стервятнику это под силу. Отсюда и слово — стервятник. Он ест стерву. У них клюв для этого мяса приспособлен.

Даров кинулся к ней. Но зацепился ногой в толстом носке за баночку с кремом. Упал. Вилена постояла минуту над ним, потом решила, что поднимется сам, и вышла, притворив за собой дверь…


…Прошло двадцать лет, прежде чем я вновь услышала о ней.

Но вначале судьба подарила мне встречу с дочерью Дарова. Это случилось в одном из горных пансионатов на отдыхе. Я делила стол с молодой и миловидной женщиной лет тридцати трех. Она была с семьей — мужем и двумя детьми (мальчиком и девочкой).

Что-то в ее лице показалось мне знакомым. Глаза, руки, лицо? Нет, не совсем то. Но когда она склонилась над тарелкой дочери, помогая той есть, я вспомнила. Точно такой же наклон головы был у ее отца, преподавателя Дарова, когда он склонялся над нашими тетрадями, и мы млели от запаха его парфюма.

Мы перекинулись несколькими фразами. Завязалось знакомство. На курорте много праздного времени. Оно сближает людей, ни к чему не обязывая их в дальнейшем. Через несколько дней я уже точно знала, что она дочь Дарова.

Она глухо и скупо говорила о нем и его смерти. По ее словам, четыре года он жил один. Совсем поседел. Черни уже не было. Сплошное серебро.

Потом в один из теплых весенних дней просто заснул и не проснулся.

Ни она, ни ее мать его не простили. И не навестили.

— Я не прощаю его. Но когда представляю себе, что он умирал одинокий, всеми брошенный, может, голодный, и никто не держал его за руку в последнюю минуту, то не прощаю и себя. И все время плАчу. Но все надо делать своевременно.

Она пошла вперед по кипарисовой аллее, прямая, миловидная. Рядом ковыляли малыши — внуки Дарова. И горное солнце нежно светилось на ее матовой как у отца коже.

Через двадцать лет, в апреле 2008 года у станции метро «Удельная» в Санкт-Петербурге я увидела знакомый силуэт. И не удивилась. Мы должны были когда-нибудь встретиться. И не случайно, что это произошло именно здесь. «Удельная» — таков удел…

Вилена изменилась мало, но хорошо. Исчезла только юношеская округлость щек, черты стали строже и резче. Это придало ей естественности. Сущность выступила из легкого ажура юности и предстала какая есть.

В остальном все было так же. Те же зеленые глаза, подведенные стрелками, темно-русые с рыжиной волосы, посеребренные на висках. Брючный костюм облегает стройную фигуру. Губы стали чуть тоньше, но перламутровая помада на них та же. Вся вытянута в струночку. Я вспомнила, как называл ее Даров. «Кузнечик дорогой»…

По-моему, она была не особо рада меня видеть. Я возникла из прошлого, которое ей хотелось закрыть, как запирают старые вещи на чердаке.

Мы вежливо расцеловались. Спросили друг друга о житье-бытье. Она была замужем второй раз. Даров был не в счет. От первого брака был сын-студент, от второго — дочка заканчивала школу. Все как обычно. Сама нигде не работала и не хотела. Да и не было необходимости в ее работе. Семья была обеспеченная.

Мне все же не терпелось спросить ее о прошлом. Невозможно было поверить, что из такой неординарной девушки так ничего и не вышло. Или она обещала больше, чем смогла реализовать?..

Но она прочитала вопрос у меня в глазах. И предупредила его.

— Даров умер, — сказала она, и в лице ее ничего не дрогнуло.

— Ты вспоминаешь о нем?

— Нет. — Вилена была верна себе. «Да», «нет», «не знаю». Четко и непроницаемо.

Пауза затянулась. Я предприняла последнюю попытку.

— Неужели даже на могиле у него никогда не была?

Она усмехнулась краешком губ и произнесла:

По несчастью или к счастью,
Истина проста:
Никогда не возвращайся
В прежние места.

Даже, если пепелище
Выглядит вполне,
Не найти того, что ищешь,
Ни тебе, ни мне.

Я все поняла. Говорить больше было не о чем. Пепелище — это ведь и обо мне. Я тоже для нее была пепелищем.

Вилена глядела на меня и держала паузу.

— Ну, всего доброго, — нашлась я. — Я тут в командировке, завтра уезжаю. Рада была встрече.

— Взаимно, взаимно, — кивнула головой Вилена. — Привет семье.

Она пошла вперед легкой пружинистой походкой. Стройная, вытянутая в струночку. «Кузнечик дорогой» со станции Удельной…

P. S. «По несчастью или к счастью…» — стихотворение Геннадия Шпаликова.


Что еще почитать по теме?

Как обстоятельства меняют нашу жизнь? Любовь и случайности
Черепашья любовь. Что может произойти при спасении неведомой зверушки?
Как клин клином вышибают? Страница из дневника не очень молодой девушки

Обновлено 22.09.2016
Статья размещена на сайте 15.09.2016

Комментарии (10):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Наталия Приходько Наталия Приходько Читатель 25 сентября 2016 в 21:50 отредактирован 24 мая 2018 в 04:59

    Доброй ночи!
    Хорошая статья- очень жизненная и своевременная (для меня)

    Оценка статьи: 5

  • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 23 сентября 2016 в 10:25 отредактирован 23 сентября 2016 в 10:27

    Здравствуйте, Ляман.

    Я Вас немножко покритикую - можно?-)

    "И тело ее было упругим и чуть влажным от желания"... ну, это уже авторский перебор-) Сцена-то не постельная, эротизм неуместен (Вы ведь описываете то, как девушка изменилась за к-т время).

    "Зацепился ногой в толстом носке за баночку с кремом" - тоже, извините, коряво. Ладно еще "споткнулся". "Наступил". А зацепится можно за ножку кровати, за край ковра...
    Впечатление такое, что банка была размером со шкаф-)

    "Вилена изменилась мало, но хорошо" - хорошо изменилась? Или плохо, но сильно? Может, "в лучшую сторону"?

    В целом написаны все три части художественно и, не примите за снобизм, мне понравилось.

    А по сути, думаю, никто не знает, что и как на самом деле было в умах и сердцах героини, героя, его детей. И писать на такие темы, на мой взгляд, крайне неблагодарно. Как-то по-Малаховски а ля "Пусть говорят".

    Что еще замечаю в жизни, многим женщинам дей-но не понять движений души и плоти мужской. В такие моменты первые становятся богомолками, пожирающими своих самцов. И прощение приходит, как было у моей родственницы, когда бывший супруг уже не на этом свете. И прощение, и раскаяние, у элегантно заломленные запястья.

    Вам - спасибо.

    • Ляман Багирова Ляман Багирова Грандмастер 23 сентября 2016 в 10:52 отредактирован 23 сентября 2016 в 10:57

      Игорь Ткачев, здравствуйте!
      Это вам спасибо огромное за такой тонкий и вдумчивый анализ.
      За "споткнулся" - отдельное спасибо. Непременно поправлю. Вы - правы!
      А вот первое о теле, простите, все же оставлю. Ну, как мне представляется, это нужно.Ну, как-то так...
      "Вилена изменилась мало, но хорошо" - хорошо изменилась? Или плохо, но сильно? Может, "в лучшую сторону"?
      Конечно, вы правы, Игорь! Смысл именно такой.
      Но тут вот, коса нашла на камень! В первом варианте было именно так, как вы сказали!!!
      Но не нравилось мне это, не нравилось и все тут!Какая-то тяжелая была фраза.
      Вот знаете, как например, можно сказать, допустим: "это были люди особенные" И это правильная, хорошая фраза.
      А можно - "это были люди наособь". Смысл тот же, но энергетика ее чуть поменялась. Стала более четкой, резкой.
      Кстати, еще поправлю то, на что вы деликатно не обратили внимания, а мой взгляд "зацепил".
      В предпоследнем абзаце перебор "был". Это выправлю непременно.
      И, спасибо Вам, за деликатность.
      Теперь по поводу "сути".
      Я намеренно опустила смычку (помните, я сказала вам о своеобразной несостыковке в рассказе. Весь рассказ ведется от первого лица, а сцена расставания героев - от третьего).
      Все подробности этой сцены я узнала от дочери героя во время встречи. Та, в свою очередь, от соседки, которая изредка навещала Дарова в его последние годы. Та узнала видимо от него самого.
      Но не хотелось утяжелять рассказ такими скрупулезными подробностями. Как мне показалось, ушло бы напряжение.
      Вот в общем-то и вся история.
      Вся она реальная, до последней точки. Даже то того факта, что герой переходил на другую сторону улицы при встрече с дочерью. И что она так и не навестила его. потом. Все правда.
      Только вот прототипами послужило несколько людей. И изменены фамилии.
      Вам огромное спасибо за прочтение, за мысли!

      Оценка статьи: 5

  • Хорошо написано, спасибо. Очень нравятся Ваши рассказы.

    Оценка статьи: 5

  • А мораль басни-то где? И филологу хорошо бы в стихотворении знаки препинания правильно расставить…

    • Андрей Ефимов, спасибо.
      Мораль проста - "кузнечик" прыгает с места на место и никогда не сожалеет ни о былой привязанности, ни о любви.
      Таких "кузнечиков" много в нашей жизни.
      А за стихотворение спасибо.
      Но у меня честно клавиши знаков и цифр западают, а скопировать из инета эти строфы я не догадалась. Если смогу, выправлю
      Простите.

      Оценка статьи: 5

      • Андрей Ефимов Андрей Ефимов Читатель 21 сентября 2016 в 16:59 отредактирован 24 мая 2018 в 05:00

        Ляман Багирова, по-моему, там ни привязанности, ни любви… и сожалеть о том, чего не было, никак невозможно. Попытался среди своих знакомых найти подобный персонаж - и, к счастью, не нашёл. Чего и Вам в дальнейшем желаю

        • Андрей Ефимов о дорогой Андрей, вам тогда крупно повезло. Просто очень крупно!
          Дай Бог чтобы так было всегда.
          К сожалению, в моей жизни такие люди и женщины и мужчины всречались довольно часто.
          Вот так легко перепрыгивающие из человека в человека. И идущие по трупам.
          Увы... их всех я знаю по именам.
          Ну, да ладно...
          Спасибо вам за внимание.
          И простите, пишу с домашнего компа а там хронически западают клавиши запятой.

          Оценка статьи: 5