Игорь Ткачев Грандмастер

Старушка и огород: понимаем ли мы наших стариков?

Еще не так давно Любовь Владимировна жила совершенно одна. Жила, особо не тужила. Привыкла. В свои семьдесят пять ей, бодрой и общительной, не думающей сдаваться годам, дел хватало: она ухаживала за тремя огородами, ходила два раза в неделю на хор и регулярно виделась с многочисленными подругами.

Фото: Depositphotos

Жила она одна в двухкомнатной квартире маленького городка, а скорее даже поселка городского типа, вместе с котом Тимофеем и фотографиями из ее молодости, развешенными по стенам. Всю жизнь она работала сначала в колхозе, на поле, потом бухгалтером.

Муж ее лет десять тому умер, дети и внуки жили в разных городах, а кто и в разных странах, и поэтому наведывались в гости нечасто. Приезжавшие погостить на время, они не переставали удивляться ее кипучей энергии, жажде жизни и еще тому упрямому характеру — если что решила, того непременно добьется. Гостили неделю-другую, снова и снова удивлялись и уезжали обратно.

Но тут ситуация сложилась таким образом, что решил переехать к ней из города сын ее, который развелся, да и еще вышли у него какие-то проблемы — кто там знает, и который последние лет тридцать проживал далеко, а наведывался еще реже. «Мамка старенькая стала — надо помогать», — объяснял он свой переезд.

Вот так и стали они жить вдвоем. Сын, только вышедший на пенсию и перебравшийся на новое место, и мать его, Любовь Владимировна. С котом Тимофеем, тремя огородами, хором и многочисленными подругами старушками.

Подруг, впрочем, с каждым годом становилось все меньше и меньше. Возраст, знаете ли, болячки брали свое. Сначала ушла тетка Мария, за ней поторопилась тетка Прасковья, потом не стало тетки Тани. Потом лучшая подруга, тоже Мария, перестала наведываться — какая черная кошка между ними пробежала, было неизвестно даже Любови Владимировне. От большой дружной компании, всегда собиравшейся вместе на Пасху или Рождество, дома или за городом, чтобы попеть песен и угоститься за столом, почти никого и не осталось. Так, только одни воспоминания о крепкой дружбе.

И с тремя огородами справляться уже сил не хватало — много клопоту с ними было: вспахать, посадить картошечку, моркву, бурячок, капусту и кукурузу. Когда засуха, поливать чаще, когда, напротив, мороз ударит, пленкой прикрыть, землей пригорнуть. Да еще и следить надо было, как бы не поворовали.

Ходить по два раза в день на огороды стало тяжело. А помогать сын не хотел. Не приучен к труду на земле, после городской жизни был. А переучиваться, перевоспитываться уже не те годы были. Да и на мать всякий раз пинал, чего ей дома не сидится — кому ее картошка с буряком нужны?

— Сегодня овощи копейки стоят — бери хоть мешками! И кому этот твой рабский труд нужен, горбатиться на твоих огородах, а?! — страстно доказывал он матери.

— Все так, сынок, — не спорила мать. — Только вот свой же овощ, не покупной. Корысти от него больше…

— Да какая там корысть?! И потом, тебе уже не тридцать, и даже не шестьдесят — того глядишь, и не вернешься со своих рабских плантаций! Забыла, как у соседки инфаркт случился, когда та попой кверху вот так же по полдня ползала? И ты туда же хочешь? Впрочем, дело твое: можешь хоть умереть на своих огородах! Только имей в виду, я помогать не буду!

Мать больше не возражала. Только сжимала покрепче губы и, когда сын не видел, тихо выходила во двор, шла в сарай, брала старенького возика с семенами, тяпкой, бутылем воды и уходила «в поле». Еще по дороге она скидывала свои тапци и шла босая, сначала по пыльному шляху, по которому тарахтели машины и сновали скутеры, поднимая клубы пыли, мимо школы и водокачки, потом по зеленой травичке, напрямки, через яр, мимо ив, от огорода к огороду.

Случалось, что по дороге встречала кого из знакомых. Всегда здоровалась, а иногда, когда знакомый был старым знакомым, останавливалась на одну-две минуты, чтобы обменяться словом-другим. Заметно оживлялась, заглядывала внимательно в глаза, брала за руку. Кто знает, может, ведь в последний раз.

Ах, какое это было счастье ступать босыми ногами по медленно согревающейся майским солнцем земле, на которой всю жизнь работала, трудилась, с которой была всю жизнь, как пуповиной, связана. Как отрадно было слушать пение птах, жужжание пчел, отзвуки дальней грозы, когда небо на горизонте становилось свинцово-серым и там уже вовсю шумел дождь, а здесь еще светило солнце.

На огороде она бережно, руками разламывала комья еще жирной, влажной с зимы земли, словно ломала горячий хлеб. Так же рукой, неторопливо, словно совершая священное таинство, делала лунки, куда бросала два-три семечка кукурузы, и так же рукой бережно присыпала их землей. Делала аккуратно тяпкой продольную лунку и по одному семечку, насколько позволяли видеть слепые глаза, бросала в нее семена моркови, так же аккуратно и неторопливо присыпала лунку землей. И так дальше…

Когда уставала, она садилась в тень под старую ольху, что стояла поблизости, съедала кусочек хлеба, наспех прихваченный из дому, или завалявшуюся в кармане конфету, для поддержания сил, запивала водой из бутыли, той самой, что поливала, поила и свои грядки. Слепыми глазами вглядывалась в небо, загадывая, не пойдет ли дождь. А может, молодость свою вспоминала — кто скажет?

Сыну, наконец, надоели эти отлучки упрямой старушки и теперь вместо трех огородов, разбросанных в разных концах, он оставил ей только один, самый ближний.

— Куда ей три-то?! — объяснял он тем, кто интересовался, почему больше не видно Любовь Владимировну. — Одного хватит. Да и этот я запретил бы. Пусть дома сидит, телевизор смотрит или на лавке у подъезда, как это делают все старухи. Пахать все лето, чтобы к осени собрать ведро морквы с мой палец или три ведра картошки, как горох?! Ладно, был бы еще действительно урожай — иди на рынок продавай! Тогда я понимаю! А так — ни уму, ни сердцу!

Старушка и огород: понимаем ли мы наших стариков?
Фото: Depositphotos

Кто-то из еще живых тогда подруг Любови Владимировны пытался робко объяснить сыну, что дело не в картошке и морковке, а в том, что мать его нужность свою чувствует, делом занята, молодость свою згадывает, но тот и слушать не хотел. Он знал лучше.

Любовь Владимировна в ту зиму сильно упала и сломала руку. Поэтому месяца три провела взаперти, из дома не выходила. Сын очень ругался. Ругался на то, что «ходить не умеет», что капризничает из-за сломанной руки, что обузой ему стала.

А когда пришла весна и старушка оклемалась и стала потихоньку, медленнее обычного готовиться «к городу», сказал, как отрезал: «Сиди дома. Хочешь, вон на скамейке у подъезда. А на огород ты больше не пойдешь». И отдал оставшийся огород за три бутылки в аренду своему соседу, который в ту же весну и засеял его овсом для коней.

Мать не возражала. Не сказала ни слова. Все приняла молча, словно так и надо было. Только вот подернутые старческой поволокой глаза, чаще обычного наполнявшиеся слезами, выдавали ее.

Целый день лежала у себя. Вставала, только чтобы сходить в туалет или перекусить чего на кухне. Съедала свой кусочек хлеба, запивала несладким чаем или кислым молоком и снова, медленнее обычного шкандыбая, возвращалась к себе, ложилась и смотрела то в потолок, то куда-то вдаль, в себя.

Так прошла весна, наступило лето. Лето, когда Любови Владимировны и не стало. Пролежала в тот день старушка весь день, весь вечер у себя, глядя в потолок мутными глазами. А утром уже и не встала.

Сын зашел, чтобы поинтересоваться, «долго она еще будет ждать, когда завтрак в постель подадут», но так и не спросил. Лишь, не веря, притронулся к холодной, морщинистой руке с въевшейся в пальцы землей. Землей с ее огорода. Да так молча и вышел.


Что еще почитать по теме?

Когда начала спиваться деревня?
Где прячется любовь на склоне лет? Сентиментальная зарисовка. Часть 1
Уважаем ли мы старость? Уважаем…

Обновлено 11.06.2017
Статья размещена на сайте 22.05.2017

Комментарии (32):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Степан Фонов Читатель 13 июня 2017 в 19:49 отредактирован 23 мая 2018 в 11:27

    Последняя реплика... Чтобы быть востребованным в жизнеописании, нужно чувствовать по-настоящему жизнь. Правдиво и честно писать. Не врать.

    Вот вспомнился эпизод из фильма "Охота на пиранью": "Деревенские никогда не предложат водку в баньку"

    Оценка статьи: 1

  • Степан Фонов Читатель 13 июня 2017 в 19:30 отредактирован 23 мая 2018 в 11:27

    Капец, как у вас всё глючит. Бр-ррр

    Оценка статьи: 1

  • Степан Фонов Читатель 13 июня 2017 в 19:21 отредактирован 23 мая 2018 в 11:27

    И с тремя огородами справляться уже сил не хватало — много клопоту с ними было: вспахать, посадить картошечку, моркву, бурячок, капусту и кукурузу. Когда засуха, поливать чаще, когда, напротив, мороз ударит, пленкой прикрыть, землей пригорнуть. Да еще и следить надо было, как бы не поворовали.

    Ходить по два раза в день на огороды стало тяжело. А помогать сын не хотел. Не приучен к труду на земле, после городской жизни был. А переучиваться, перевоспитываться уже не те годы были. Да и на мать всякий раз пинал, чего ей дома не сидится — кому ее картошка с буряком нужны?


    Лирику про непутёвого сына у примерной хозяйки оставим - пусть будет их очень личным (хотя тоже не стыкуется).

    "Картошечка" - это выражение застольное, не огородно-посадочное. "Бурячок" (свекла), капуста и кукуруза - более чем странный набор предпочтений бывалой огородницы. Про огурцы и помидоры - ни слова. Редиска рано родится - успевать нужно хотя бы на одном огороде. Тут и не до многочисленных подружек и многочасовые песни хором (или один лишь куплет пела?)

    Короче, вводите тег "ТРЁП" в раздел "ПРОЗА".

    Старушка и огород: понимаем ли мы наших стариков?

    Еще не так давно Любовь Владимировна жила совершенно одна. Жила, особо не тужила. Привыкла. В свои семьдесят пять ей, бодрой и общительной, не думающей сдаваться годам, дел хватало: она ухаживала за тремя огородами, ходила два раза в неделю на хор и регулярно виделась с многочисленными подругами.


    Бодрая и общительная (но совершенно одинокая) Любовь Владимировна жила, не тужила: многочисленные подруги (с коими регулярно виделась), в хор наведывалась два раза в неделю, три огорода обихаживала. Лид к статье, некая залихватская преамбула или позорное враньё.

    У нас один огород в 6 соток. И чтобы его содержать в порядке, пахать нужно с утра до вечера. Мне не 75 лет, а всего лишь сорок с небольшим. И я устаю. Реально устаю, когда работаю на совесть. На одном огороде.

    Слышал, что только вампиры с годами становятся только сильнее. Огороды рядышком или в разных концах города, пусть небольшого?

    Оценка статьи: 1


    13 июня 2017 в 16:30
    "Спорить с дураком - всё равно, что играть в шахматы с голубем. Он раскидает фигуры, нагадит на доску и улетит всем рассказывать, как он тебя уделал".
    Как нельзя кстати-)))

    Здесь раздел - "проза". А не медицинские советы или документально-публицистическая серия.

    Впрочем... не будем в шахматы-)...

    1
    Ответить Сообщить модератору

    Игорь ТкачевИгорь Ткачев
    Грандмастер
    13 июня 2017 в 10:25
    Однако с упрямыми и жизнелюбивыми старушками есть проблема: они готовы умереть на своих огородах, игнорируя заботу и советы своих родных поберечь себя.
    Поэтому найти все стороны удовлетворяющий компромисс, не дать бабушкам раньше срока отдать концы и не отнимать у их детей возможность их как-то контролировать - задачка со многими неизвестными.

    Хотя, наблюдая за стариками, мне порой кажется, что они этого и хотят (уйти побыстрее, да на своей любимой земле). И я совсем не уверен, что им так уж стоит мешать...

    0
    Ответить Сообщить модератору

    Лидия БогдановаЛидия Богданова
    Читатель
    13 июня 2017 в 14:42 отредактирован 13 июня 2017 в 14:42
    Игорь Ткачев, ну что вы пристали к бабушкам, пр

    Оценка статьи: 1

  • Степан Фонов Читатель 13 июня 2017 в 18:44 отредактирован 23 мая 2018 в 11:27

    Старушка и огород: понимаем ли мы наших стариков?

    Еще не так давно Любовь Владимировна жила совершенно одна. Жила, особо не тужила. Привыкла. В свои семьдесят пять ей, бодрой и общительной, не думающей сдаваться годам, дел хватало: она ухаживала за тремя огородами, ходила два раза в неделю на хор и регулярно виделась с многочисленными подругами.


    Бодрая и общительная (но совершенно одинокая) Любовь Владимировна жила, не тужила: многочисленные подруги (с коими регулярно виделась), в хор наведывалась два раза в неделю, три огорода обихаживала. Лид к статье, некая залихватская преамбула или позорное враньё.

    У нас один огород в 6 соток. И чтобы его содержать в порядке, пахать нужно с утра до вечера. Мне не 75 лет, а всего лишь сорок с небольшим. И я устаю. Реально устаю, когда работаю на совесть. На одном огороде.

    Слышал, что только вампиры с годами становятся только сильнее. Огороды рядышком или в разных концах города, пусть небольшого?

    Оценка статьи: 1

    • Степан Фонов, я так понимаю, что огороды на свете, как и те, кто на них пашут, могут быть только в вашем "формате" - других вариантов быть не может, не так ли?-) Например, огороды не в 6 соток, на которых расти может то, что нуждается в разном уходе?

      Я всегда любил частности: у меня не так - и у других так быть не может и не дОлжно.

      Глупец всегда мерят мир своим метром.

      • Игорь Ткачев, а у нас огороды меряются в других размерах, огородики в три сотки, которые еще у некоторых сохранились, являлись просто захваченные территории и их уже давно поотбирали у всех, раньше меньше 6 соток не продавали, а сейчас вообще участки по 10 и более, так что в следующий раз когда будете писать, описывайте нам в каком масштабе нам мыслить, я вот тоже меряю другими цифрами и имение трех огородов даже для здорового человека сложновато, а уж для бабулечки и подобно.

        • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 19 июня 2017 в 15:50 отредактирован 19 июня 2017 в 15:52

          Лидия Богданова, я написал свою историю - Вы не находите, что "писать в вашем масштабе", понятном вам, о себе и своем, не очень разумно?

          Изумительно, кон-но. Я не так понял, но виноват в этом автор, который писал не о моей деревне, а о своей. И не моя узость мышления.

          Но спасибо Вам за комментарий.

  • "Спорить с дураком - всё равно, что играть в шахматы с голубем. Он раскидает фигуры, нагадит на доску и улетит всем рассказывать, как он тебя уделал".
    Как нельзя кстати-)))

    Здесь раздел - "проза". А не медицинские советы или документально-публицистическая серия.

    Впрочем... не будем в шахматы-)...

  • Однако с упрямыми и жизнелюбивыми старушками есть проблема: они готовы умереть на своих огородах, игнорируя заботу и советы своих родных поберечь себя.
    Поэтому найти все стороны удовлетворяющий компромисс, не дать бабушкам раньше срока отдать концы и не отнимать у их детей возможность их как-то контролировать - задачка со многими неизвестными.

    Хотя, наблюдая за стариками, мне порой кажется, что они этого и хотят (уйти побыстрее, да на своей любимой земле). И я совсем не уверен, что им так уж стоит мешать...

    • Лидия Богданова Лидия Богданова Читатель 13 июня 2017 в 14:42 отредактирован 13 июня 2017 в 14:42

      Игорь Ткачев, ну что вы пристали к бабушкам, просто ограничьте их фронт работы или помогите им вспахать землю и пусть там копаются потихоньку, цветочки выращивают, травку всякую, шевелятся хоть, ведь движение это жизнь...

    • Ох, Игорь Ткачев, да счастливы они!
      Счастливы, занимаясь привычным делом, счастливы, наблюдая, как проклевываются посевы...
      И всего-то надо - отстать от них. Не делать их счастливыми, как это видят другие, запрещая то, к чему они привыкли, мешая им...
      Уже же столько обсуждали, что "железной рукой загоним человечество к счастью", лозунг НКВД в СЛОН - до добра не доводит!

  • Никита Рязанский Никита Рязанский Читатель 13 июня 2017 в 08:37 отредактирован 23 мая 2018 в 11:28

    Наверняка достаточно любителей подобной лубочной прозы, когда заламывая руки и смахивая слезу вчитываются, как она "слепыми глазами вглядывается в небо", когда время и суровая действительность "ломает через колено" все мечты и стремления. А они всё идут и идут, ничего не замечая вокруг, на звук только им слышной дудочки. Идут, пока их морщинистые руки не станут холодными.
    Ну просто "Белый Бим Чёрное Ухо".

    Оценка статьи: 2

  • Лидия Богданова Лидия Богданова Читатель 12 июня 2017 в 23:55 отредактирован 12 июня 2017 в 23:56

    да, лучше бы старушка умерла на грядке, чем в стенах своей квартиры, уставясь в пустой угол. Ну, честное слово. мрачный Достоевский и только. а сыночек современный Раскольников, замочил правда не топором, просто убил морально, отняв у бабушки любимое дело...Не пойму, при таком прекрасном примере по своей бабушке, откуда у нашего автора такие мрачные мысли...

  • Гульнара Евсюнина Гульнара Евсюнина Читатель 12 июня 2017 в 20:46 отредактирован 23 мая 2018 в 11:28

    Мы правда начинаем навязывать своим родителям, что надо жить так, как для нас кажется правильным, не задумываясь чего хотят они. Самое интересное мы -дети делаем это из лучших побуждений, помочь на старости лет и облегчить им их жизнь. А ведь работа успокаивает. В свою очередь многие родители так же, пытаясь помочь своему ребенку в будущем жить лучшей и легкой жизнью, опять же по своим понятиям, навязывают свою картину жизни. Сначала родители нас учат, а потом и мы их. К сожалению мы не интересуемся желаниями родителей и бабушек, дедушек при жизни. Позже захочется узнать побольше о том, чему они научились в своей жизни, что чувствовали, чего может быть не успели, но уже не у кого.
    Я переехав в город, после жизни в деревне, начала переписываться с бабулей своей, потому что безумно скучала. Благодаря этому я узнавала её заново. Сейчас я рада, что она успела мне рассказать о своей жизни и наших предках. Узнав свою родословную, я начала понимать себя и родителей ;)Приятно учиться у них мудрости.
    Можно много об этом говорить, а лучше начать прислушиваться...

  • Одна старуха от чрезмерного любопытства вывалилась из окна, упала и разбилась.

    Из окна высунулась другая старуха и стала смотреть на разбившуюся, но, от чрезмерного любопытства, тоже вывалилась из окна, упала и разбилась.

    Потом из окна вывалилась третья старуха, потом четвертая, потом пятая.

    Когда вывалилась шестая старуха, мне надоело смотреть на них, и я пошел на мальцевский рынок, где, говорят, одному слепому подарили вязаную шаль.


    Навеяло)

  • "На огороде она бережно, руками разламывала комья еще жирной, влажной с зимы земли, словно ломала горячий хлеб. Так же рукой, неторопливо, словно совершая священное таинство, делала лунки, куда бросала два-три семечка кукурузы, и так же рукой бережно присыпала их землей"
    Благодарю вас, Игорь!
    С уважением и теплом,

    Оценка статьи: 5

  • Хороший рассказ! Правдивый!

    Оценка статьи: 5

  • Враньё.

    Оценка статьи: 1

    • Комментарий удален
      • Степан Фонов Читатель 12 июня 2017 в 11:13 отредактирован 23 мая 2018 в 11:28

        Ирина Михайловская, нет, не Старостин - Степан Фонов. А Старостин сильно устал: И с тремя огородами справляться уже сил не хватало — много клопоту с ними было: вспахать, посадить картошечку, моркву, бурячок, капусту и кукурузу.

        Вдобавок сильно упал и сломал руку. Поэтому месяца три провел взаперти, из дома не выходил. Домашние очень ругались. Ругались на то, что «ходить не умеет», что капризничает из-за сломанной руки, что обузой им стал.

        Раньше просто падал (всемирное тяготение, однако. Но нынче СИЛЬНО упал. Наверное, с разбегу. Или с верхотуры какой-нибудь)

        Вот такие дела. Не взять, не выкинуть, а просто за три бутылки продать.

        Оценка статьи: 1

        • Степан Фонов Читатель 12 июня 2017 в 11:25 отредактирован 23 мая 2018 в 11:28

          Вот процитировал "пейсателя" Ткачева и жуть берёт: в 75 лет ЛГ пашет на трёх огородах , не вскапывает землю.

          Пустобрёх ваш Ткачев.

          Оценка статьи: 1

          • Степан Фонов, если Вам есть, что сказать, то скажите, а пустые обвинения раздавать не нужно.

            А что касается пахоты, то тут Вы, действительно, не были на огородах давно. Весной и осенью ходят по деревням и дачам добры молодцы с мотоблоками и пашут землю. Поверьте, даже бабушки пенсионерки находят деньги на это дело. А также и на машину навоза, пленку, теплицы и прочее, и прочее, что в совокупности по затратам никакие овощи с огорода не оправдают.
            Но отнимать эти хлопоты у огородников нельзя, это как у некоторых мужчин затраты на рыбалку))

            Игорю за статью 5. Всё так и есть, как он пишет.

            • Лидия Богданова Лидия Богданова Читатель 13 июня 2017 в 14:54 отредактирован 13 июня 2017 в 14:54

              Олеся Тимофеева, пахать землю или, как раньше перекапывать, надо два раза в год поздно осенью и ранней весной пока не заросла земля сорняками. Бабушке это не по плечу особенно вспахивать мотоблоками (они такие тяжеленные) и если у нее вот такие помощнички, то бабушкам надо как-то ограничивать с годами свои пенаты и фазенды, это точно не не лишать ее движения и ее хобби. Я знавала много таких бабушек и сейчас вырисовываются будущие такие особы. И это не потому, что кушать нечего или это какая-то значимость, нужность, (чушь неимоверная), а потому что это им интересно и вовсе не в тягость...вот только физически им становится труднее.

          • Андрей Иванов Читатель 12 июня 2017 в 16:44 отредактирован 23 мая 2018 в 11:28

            Степан Фонов, и ни фига не вранье, моей матери 80, и попробуй ее не пусти на дачу, она реально ляжет на кровать и не встанет! Потому и езжу вместе с ней на дачу. Самому больше полтинника, ситуация почти 100% попадание, конечно она не пашет и не копает, но сажает и полет, она без этого просто не может жить!
            Если бы вы видели ее зимой, она и зиму живет планами как и что она будет делать на даче, и рассаду сажает дома, не хочет ничего чужого, хочет все свое, своими руками выращенное. И семена не покупает! Все сама выращивает. Вот такие дела! Потому наверное и бегает в 80! Хотя болячек не перечесть!
            Хотя ни в чем не нуждается, просто привыкла жить так, громадная проблема с урожаем, девать некуда, раздаем большую часть.

            • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 12 июня 2017 в 17:25 отредактирован 12 июня 2017 в 17:25

              Андрей Иванов, скажу Вам больше: моей бабуле... 90. И она все одно, каждую весну, и садит, и полет, и поливает...
              Жизнь ее в этом. Она сама.

              И таких старушек немало.