Личный опыт
Олег Крезуб Дебютант

Что такое SwimRun - спорт или приключение? Часть 2

SwimRun — это непросто, поверьте! Волны били слева, перехлёстывая через нас. А я дышу на левую сторону, на правую у меня не получается, поэтому на каждом вдохе хлебаю воды. Пить мне совсем не хочется, и, чтобы меньше хлебать, приходится выпрыгивать из воды повыше, чтобы безопасней вдохнуть. Лёше тоже нелегко, но он держится молодцом, не отстаёт. Как же ему отстать, он ведь на привязи и гребёт изо всех сил, чтобы мне было полегче.

Нам чуть-чуть не хватило до первого места Крезуб Олег, личный архив

Очки потеют, как, впрочем, на всех водных этапах, видимость сильно падает, но везде на противоположных берегах в месте выхода из воды натянуты большие яркие оранжевые полотна, которые очень здорово помогают ориентироваться при плавании, поэтому с направлением я вроде справляюсь. Вокруг ничего не вижу, а различаю только яркое оранжевое пятно маяка. При приближении к берегу боль стала просто адской, я решаю немного поработать ногами, чтобы разогнать кровь в них, и тут судорога начинает сводить икроножную мышцу, стало дважды больнее, пришлось оставить эту затею.

Пока боролись с волнами, удалось обогнать ещё кого-то. Выполз из воды я замёрзшим и скрюченным от боли, Лёша тоже уже дрожит, но надо бежать, останавливаться нельзя. Мы — уставшие, мокрые и замёрзшие, да ещё на холодном ветру, но нужно двигаться дальше. Побежали, впереди 1,5−2 км бега, на которых мы опять запутались с разметкой и чуть опять не поплыли по первому озеру, пришлось возвращаться и искать, где был пропущен поворот. От беготни туда-сюда мы постепенно начали приходить в себя, но этот бег закончился быстрее, чем мы согрелись, и надо опять лезть в озеро.

Снова кувшинки, коряги, холодная вода, ветер, волны, захлёбывания, боль. Потом опять и опять, снова и снова. Началась целая серия переплывов по лесным озёрам с короткими перебежками по 50−300 метров через острова, на которых мы уставали и замерзали всё сильнее и сильнее, в результате у нас началась сильная дрожь. Сокращения пробегали по всем мышцам, нас трясло так, что, как говорится, зуб на зуб не попадает, мы даже говорили с большим трудом. Возможно, у некоторых соперников имеется жировая прослойка или масса тела побольше нашей и они легче перенесли это дело, хотя тут, я думаю, замёрзли все. Но у нас с Алексеем жира ноль и масса тела небольшая, поэтому вода и ветер быстро высосали из нас всё тепло. В этот момент я бы всё отдал за гидрокостюм.

Боль уже не проходила, и каждый раз я просто скрючившись выползал на берег и согнувшись начинал бежать. Соперники уже не интересны, я за ними перестал следить — кого мы обгоняем или нас обгоняют, уже не воспринимаю. А воды меньше не становится, бежим — плывём, бежим — плывём, бежим — плывём… Сколько раз — уже давно сбились со счёта, мозг тоже просто замёрз, устал, не работает и слабо воспринимает реальность.

И вот, спустя целую вечность, на том берегу очередного плавания мы видим костёр. Из последних сил мы гребём и, очумевшие от холода и трясучки, а я ещё и от адской боли, с криками и стонами вылезаем из воды — и к костру. Это был четвёртый пункт питания, единственный, на котором есть костёр и горячий чай. Мы, синие от холода, с очумевшими глазами, дрожащими руками берём этот спасительный, божественный напиток, а он расплёскивается от того, что нас просто колотит. Большая часть попадает на руки, согревая их, и еле-еле, наконец-то, удаётся сделать несколько глотков.

Нам дают ещё, но ситуация повторяется. Мы, дёргаясь от дрожи, подходим вплотную к костру и пытаемся почувствовать его тепло. Мозг плохо соображает, Лёшу «ведёт», и он уже куда-то присаживается. Смотрю в его глаза и вижу взгляд, полный ужаса, отчаяния и паники, взгляд человека, уже находящегося далеко за гранью своего терпения и своих возможностей. Понимаю, что я в таком же состоянии и мой взгляд не отличается от его. Но я знаю, что если я не теряю сознание и могу шевелить ногами и руками, значит, мой предел ещё не наступил. А у Лёши такое состояние впервые.

И тут я понимаю, что ещё немного и мы отсюда никуда не сдвинемся. Я резко допиваю остатки чая и кричу на Алексея, чтобы он вставал и бежал дальше. Этот крик предназначен не только для него, но и для меня. И тут я зауважал своего напарника ещё больше. Алексей оказался настоящим Героем, он просто ВСТАЛ и ПОБЕЖАЛ. Поверьте, в такой критической ситуации на такое способен далеко не каждый человек. Если бы мой напарник сказал, что он больше никуда не побежит, отказывается двигаться дальше и остаётся греться возле горячего чая и костра, я бы и слова упрёка ему не сказал. Я сам был в таком состоянии, что, может, даже ждал от него такого решения и готов был согласиться с ним. Но Лёша — настоящий боец. За те 2 минуты, что мы провели возле костра и выпили пару стаканов горячего чая, наше состояние заметно не улучшилось и нас так же продолжала бить дрожь, от которой уже болели скулы. Будь что будет, и мы побежали.

Что было дальше, я помню плохо. Были ещё озёра, но перебеги стали немного длиннее, примерно по 1−1,5 км, а потом продолжительный бег примерно на 5 км, на котором нам, наконец, удалось немного согреться и прийти в себя. С разметкой на второй половине дистанции проблем не было и мы нигде не путались. Мы просто бежали, не ставя перед собой никаких целей, ругали того, кто придумал этот SwimRun, и сильно не напрягались. Страданий мы нахлебались с головой, и бежать быстрее нам не хотелось, тем не менее начали обгонять людей, бегущих 15 км, это нас немного приободрило. Дело в том, что часть маршрута совпадала с другими дистанциями и мы догнали отстающих.

Мозги тоже начали потихоньку соображать. Вспоминая карту, мы знали, что перед финишем должны были быть ещё два озера. Первое — метров 300 длиной. Забегая в него и борясь, как обычно, с корягами, я увидел на середине озера плывущую пару. Плыли они не быстро, было видно, что уже тоже устали, и пока они доплыли до берега, мы смогли преодолеть значительно большую часть озера. Потом небольшая перебежка и маленькое, в 100 метров, озеро, на противоположном берегу которого долгожданный финиш.

Забравшись в воду, мы поплыли, а ребята, которые были впереди, в это время заканчивали дистанцию. Переплыли. Всё, SwimRun закончен. Зрители помогли выбраться из воды на берег, и нам объявили, что мы вторые. Мы — грязные, мокрые, уставшие, замёрзшие, ненавидящие все озёра во всём мире, и шутка показалась мне неуместной, так как по нашим прикидкам у нас должна быть примерно пятая или шестая позиция. Но нам опять сказали, что мы вторые и та пара, которая плыла впереди нас и выплыла на 2 минуты раньше, была первой.

Эта новость подняла нам настроение, конечно, было приятно и неожиданно оказаться на втором месте, но удовлетворение и радость от приключения под названием SwimRun мы почувствовали только после того, как согрелись и поели. Итоговое время — 4 часа 23 минуты.

Это был наш первый пьедестал. Придя в себя, мы уже улыбались и ни о чём не жалели, остался только восторг от такого, хоть и оказавшегося для нас очень трудным, незабываемого приключения.

В заключение хочу сказать спасибо за всё организаторам, хотя всю дорогу мы их и разметку ругали нехорошими словами. Ещё в трудные моменты ругали того, кто вообще придумал этот SwimRun. Но уверен, что в следующем году будет лучше и с тёплым летом, и с разметкой.

Также спасибо волонтёрам и спасателям на воде, фотографам и болельщикам. Отмечу приятный сюрприз в виде двух огромных тортов от Валерия Лещанова. Я их не ем, но сам момент оценил. И конечно, спасибо моему напарнику и теперь уже другу Алексею Лукашину за его стойкость в критических ситуациях. С таким человеком можно не только преодолевать SwimRun, но и идти в любую «разведку».

Обновлено 19.02.2016
Статья размещена на сайте 6.02.2016

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: