Сергей Денисевич Грандмастер

Кого называли мушкетерами подводного мира?

Сын профессора физики Фредерик Дюма вел на берегах Средиземного моря бесшабашную жизнь подводного охотника. Охотился он при помощи заостренного железного прута от карниза и прослыл лучшим охотником побережья. Он удивлял людей, выходя из моря с огромными рыбинами, нанизанными на самодельный гарпун.

Однажды, сидя на прибрежном камне, Дюма увидел подводного пловца, явно превосходившего его по всем показателям. Подождав, пока тот выйдет на берег, Дюма познакомился с ним. Это был лейтенант флота Филипп Тайе.

Он рассказал Фредерику, где можно раздобыть очки и ласты, как изготовить дыхательную трубку. Но самым важным было то, что он предложил Дюма присоединиться к нему с Кусто.

С тех пор молодые пловцы старались не разлучаться. Их дружное трио знакомые тут же окрестили «тремя мушкетерами». Они вместе совершали погружения и старались совершенствовать свое искусство. С этого момента невозможно рассказывать о ком-то одном, не упоминая о других. Их вклад в общее дело неразделим. И даже их признанный лидер Кусто с этих пор стал говорить не «Я сделал», а «МЫ сделали».

Подводная охота захватила их как болезнь. Чего только не испробовали они, гоняясь за рыбой: остроги, арбалеты, пружинные гарпунные ружья разных размеров и конструкций. А главное, они заразили этой болезнью и других. Моряки средиземноморской эскадры, в подражание им, один за другим увлекались этим видом спорта. Однако мушкетеры моря все равно оставались лучшими.

В итоге они распугали или уничтожили всю более-менее крупную рыбу в прибрежных водах, что вызвало закономерное возмущение местных рыбаков. Их даже обвиняли в воровстве рыбы из сетей. Но рыба, как таковая, им была не так уж и нужна, их гнал спортивный азарт.

В то же время они испытывали различные устройства для покорения глубин, например, известный в то время аппарат для автономного дыхания конструкции Ле Приера. Они пытались усовершенствовать его. Им хотелось преодолеть ограничения, налагаемые несовершенным снаряжением, хотелось дольше оставаться под водой, нырять глубже.

Их планам помешала война. Увы, их разъединили. Филипп получил назначение на эскадренный миноносец «Валми», Жак-Ив стал канониром на крейсере «Дуплекс», а капрал Дюма — погонщиком мулов в Северном Провансе.

Разлука была недолгой. Франция капитулировала и троица вернулась в Тулон. И оказались там они… безработными.

Как раз во время вынужденного бездействия они сделали первую попытку донести до окружающего мира все те красоты, которые видели под водой, все то, что составляло суть их жизни.

Друзья смастерили водонепроницаемый бокс, поместили в него подержанную кинокамеру, заряженную склеенной из кусков пленкой, и отправились на съемки морского дна. После многих неудач они смогли отснять материал, которого хватило на 18-минутный видовой фильм.

Первая лента называлась «18 метров глубины». Широкой публике фильм был впервые показан 10 апреля 1943 г. в оккупированном фашистами Париже, в Национальном театре Шайо. Благодаря успеху фильма группа получила разрешение на подводные съемки в военной зоне.

Тогда же начались их первые исследования физиологии человека под водой. Это был вынужденный шаг. Дело в том, что, имея весьма слабые знания о своих возможностях, они постоянно подвергали себя смертельному риску.

То Филипп чуть не замерз, заплыв слишком далеко в холодное море, то Жака-Ива схватила судорога при испытании автономного кислородного аппарата, то Диди (так друзья звали Фредерика) едва не задохнулся из-за обрыва шланга, по которому подавали воздух.

Настало время серьезно отнестись к своему увлечению. Необходимость этого резко возросла после изобретения акваланга.

Обновлено 3.11.2007
Статья размещена на сайте 12.10.2007

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: